Перейти к содержимому


  




История Окинавского кулака. Глава 2. Однажды на юге Китая

Автор: bogdan kurilko, 03 Ноябрь 2010 · 1 051 views

Прежде чем вы начнете читать мои графоманские судороги, а также всей душой не желая, чтобы меня забросали тухлыми помидорами, хочу объяснить причины побудившие меня начать эту работу, которая, как я надюсь выльется в некое популярное издание, цель которого помочь начинающим адептам соориентироваться в непрстом мире истории каратэ. То что изложено ниже - это вторая глава вот этого:

Первая глава

Я не историк и я не смогу сказать ничего нового. Все изветсные факты описываемых событий либо изложены в соответствующих трудах, либо не изложены, в силу того, что ждут своего первооткрывателя, которым точно буду не я. С другой стороны моя профессия и мой, надеюсь богатый в ней опыт, позволяют считать, что я не плох в том что касается популяризации и доступного изложения порой сложных вещей. К тому же история окинавского карате глубоко тронула меня своей авантюрностью с однйо стороны и мифологичностью с другой, что, как вы сами понимаете, открывает большие возможности для литературного творчества. Вот почему то, что я предлагаю вашему вниманию является, в первую очередь, моим изложением известных фактов почерпнутых в трудах таких не менее известных исследователей вопроса, как Горбылев, Березнюк, Хокама, Хигаонна, Миядзато и прочие, не столь значительные песоны). Причем изложеннием легким и я надеюсь досутпным. Так, чтобы их захотели прочитать не только люди глубоко погруженные тему, но и только прикоснувшиеся. Те, кто впоследствии, я надеюсь не без моей скромной помощи, возьмут в руки более серьезные труды :D

С уважением!
Богдан Курилко

Однажды на юге Китая
На северо-восточной границе Китая, на протяжении многих лет жили-были близкие родственники тунгусов – чжурчжени. Жили они относительно тихо, никого особо не трогали, пока однажды, а точнее в 1115 году не решили, что они не хуже других и не объявили своего племенного вождя Агуду не много ни мало императором совершенно нового государства Цзинь. А произошло это все из-за того, что другие кочевники - кидании, объявили исконные территории чжурчженей входящими в состав их киданьского государства Ляо, причем среди чжурчженей, по этому поводу народный референдум не проводился. С ними, надо сказать, в то время вообще не очень считались. Оскорбленные до глубины души родственники тунгусов, имея в наличии собственного императора и новенькое государство, незамедлительно объявили войну захватчикам из Ляо, что оказалось как нельзя, кстати, для китайской династии Сун, которая вот уже много лет безуспешно воевала с киданями. С нежданными союзниками в 1120 году был заключен военный договор, который имел далеко идущие и разрушительные для Сунн последствия. Дело в том, что чжурчжени, как всякие нормальные кочевники, разгромив киданей, проскакали на своих лошадках чуть дальше, чем это требовала картина боя. В 1127 году они переправились на южный берег Янцзы, взяли северную столицу Кайфэн и готовы были двинуть дальше. Сунский император, которому пришлось бежать, на юг, в Ханчжоу так расстроился, что казнил своего лучшего полководца Юэ Фэя и признал себя вассалом Цзинь со всеми вытекающими последствиями в виде выплаты дани и существенного сокращения площади проживания подданных империи Сун. И все было бы хорошо у почти тунгусов, если бы не случились монголы со своим нашествием, в результате которого чжурчжени не успели насладиться плодами своей победы, а сунский император наступил на те же грабли. Увидев в монголах шанс на реванш, он заключил с детьми степи союз, в результате которого почти тунгусы были полностью разгромлены, а Сунская империя, после почти столетней, опустошительной войны со вчерашними союзниками монголами пала. В возникшем на ее месте монгольском государстве китайцам жилось из рук вон плохо. По стране прокатилась волна народных бунтов самым значительным из которых стало восстание «красных повязок» один из руководителей которого, сын крестьянина, бродячий монах Чжу Юаньчжан, после разгрома монголов, стал императором новой династии Мин. Страдающий манией преследования вчерашний крестьянин начал проводить политику репрессий и тотального уничтожения всех, кто, по его мнению, представлял угрозу его правлению. В этих условиях, большинство тех, до кого не дотянулась рука китайского НКВД сбежали из страны и вступили в сговор с японскими пиратами, облегчив им доступ к южно-китайским берегам. После смерти Чжу Юаньчжана в стране началась гражданская война, которая закончилась в 1402 году восшествием на престол императора Чжу Ди. Между тем пиратское движение набирало обороты и к середине шестнадцатого века превратилось в качественную войну с осадой южно китайских городов и даже захватом южной столицы Нанкина. Конец этому безобразию положили три богатыря: Ци Цзигуан, Юй Даю и Лю Сян, которые призвали под свои знамена всех честных и умелых в военном деле жителей поднебесной, которые под их чутким руководством наваляли самураям по самое не балуйся. Несмотря на это стране жилось не сладко. Пример «красных повязок» оказался заразительным, в Китае вспыхнула крестьянская война в ходе, которой один истинный император повесился, зато три новых появилось. Среди претендентов на престол были замечены два разбойника и один евнух. В этой атмосфере веселья и неразберихи последний генерал уже практически несуществующего государства Мин У Саньгуй перешел на сторону маньчжурского государства Цин, в 1644 году разгромил то, что еще оставалось от китайской армии и взял Пекин. Видя успехи своего недавнего коллеги его примеру последовали вчерашние минские полководцы, в том числе Шан Кэси, Кун Юдэ и Гэн Чжунмин. Для ослабленного крестьянскими бунтами Китая хватило года, чтобы стать частью маньчжурской империи Цин. И только юг империи оставался последним оплотом китайских свобод и истинных ценностей гибнущей династии.. В 1645 году островами свободы от маньчжуров, где сохранялась власть Мин стали провинции Фуцзянь и город Шаосин. После их падения центр борьбы с захватчиками переместился в города Чжаоцин и Гуанчжоу, а когда маньчжуры уже готовы были раздавить и эти очаги сопротивления у них в тылу, крайне не вовремя начались нездоровые брожения. У китайских военноначальников перешедших на службу к врагам резко проснулась совесть, и они оптом стали переходить обратно в следствии чего часть южных провинций была отбита сторонками Мин. Чтобы прекратить этот фестиваль предательств и военных поражений маньчжуры стали осыпать еще не переметнувшихся китайских полководцев милостями. Шан Кэси получил новый титул "Князь - умиротворитель Юга", Кун Юдэ - "Князь - усмиритель Юга", Гэн Чжунмин - "Князь - успокоитель Юга". У Саньгую, уже давно ставшему "Князем - умиротворителем Запада", был пожалован высший маньчжурский княжеский титул - циньван. Всем четырём князьям-полководцам маньчжуры пообещали отдать южные провинции в полное распоряжение, если им удастся их завоевать. В 1649 году войска династии Цин начали массированное контрнаступление в ходе, которого остатки Мин были почти разгромлены. И только последний предводитель китайских патриотов Чжэн Ченгун, выдающийся полководец и герой юга продолжал свою борьбу. В 1652 году он занял почти весь юг Фуцзяни, а в 1654 и 1656 году на своих кораблях дошел до Нанкина. Под давлением превосходящих сил противника и обстоятельств полководец Чжэн покинул поднебесную и перебрался на Тайвань по ходу дела выбив оттуда голландские колониальные войска. Для борьбы с Чэнгуном в 1656 году был издан императорский указ о "морских запретах", категорически запрещавший выход в море любых торговых судов. Нарушители подвергались аресту и казни с конфискацией товара и домашнего имущества. Стараясь обезопасить себя от нападения с моря, маньчжуры, насильственно переселили все население провинций Цзянсу, Чжэцзян, Фуцзянь и Гуандун подальше от побережья, которое с этого времени охранялось днем и ночью. В 1661 году Цинское правительство, желая застраховаться от новых восстаний и вспышек сопротивления, решает выполнить свое старое обещание и передает южные провинции под управления завоевавших их «оборотней в погонах». Гэн Чжунмину достался Фуцзянь, Гуандун и Гуанси перешли к Шан Кэси, а грозному У Саньгую была жалована провинция Юньнань и Гуйчжоу. Почувствовав вкус власти и все прелести самостоятельного правления «князья» стали активно наращивать военную мощь. Взошедший на Пекинский престол молодой Цинский император Сюанье решил, что иметь под боком три сильных и слабо управляемых из центра армии – это слишком большая роскошь и со всем свойственным юности максимализмом предложил властителям юга добровольно отказаться от власти. «Князья» уверенные, что просьба императора – это не более чем очередные «китайские церемонии», цель которого продемонстрировать им, защитникам южных границ уважение со стороны центральной власти, подали просьбы об отставке, ожилая, что они будут с подобающими почестями отклонены. Каково же было их удивление, когда их отставка была принята, а вслед за ней свет увидел указ о роспуске южных армий. Первым, как всегда, отреагировал У Саньгуй, который призвал всех честных китайцев на борьбу с северными варварами под его чутким руководством. Однако честные китайцы не спешили под знамена вчерашнего предателя родины и пособника этих самых варваров. Предводителем восставших стал Гэн Цзинчжун, чья репутация была менее запачкана. К несчастью его войска были разгромлены военными формированиями Цинн и по закону подлости, именно в этот момент Чжэн Цзин сын легендарного Чжэн Ченгуна, с которым Гэн Цзинчжун, по приказу цинского правительства воевал вот уже шесть лет, разгромил флот мятежного князя. В 1677 году Цинские войска заняли Гуанчжоу. В 1681 году скончался Чжэн Цзин, в следующем году был казнен Гэн Цзинчэун после чего юг стал неотъемлемой частью китайской империи Цин. В 1683 году маньчжурское завоевание Китая окончательно завершилось присоединением Тайваня.
На протяжении многих лет южные провинции Китая были центром борьбы самых различных сил, этаким бурлящим котлом истории в котором тысячами гибли люди. В ходе постоянных войн часть коренного населения мигрировало в соседние страны юго-восточной Азии, а им на смену приходили, носители совсем другой культуры - беженцы с севера. Эти условия меньше всего способствовали зарождению системных школ кулачного единоборства с одной стороны и при этом являлись благодарной средой для высокой концентрации не чуждых войне и насилию людей, готовых эти самые искусства принять и развивать. Вот почему массовое развитие южного цюаньфа начинается только в восемнадцатом веке, но при этом носит достаточно бурный характер. В 19 веке юг уже мог конкурировать с севером как оп боевитости своих школ так и по количеству представленных стилей. К сожалению, в силу неуемной склонности китайцев к мифотворчеству, не всегда есть возможность понять, когда какой «кулак» на самом деле появился на свет. Так основание одного из старейших Фуцзяньских стилей Лохань Шиба Цюань или кулак архата приписывают то самому Дамо, то пришедшему с севера монаху Кунъинь, который в середине 19 века обучил этому стилю Юнь Ишаня, который в начале двадцатого века перебрался в Фуцзянь, где взял себе в ученики Ван Цыци, которому мы и обязаны тем лоханем, который сегодня наиболее распространен в фуцзяни. Основателем родственного архатам кулака наставника Аньхая называют усэна из Хэнаньксого Шаолиня – Личуня, который, являясь активным борцом с маньчжурами, был вынужден бежать на юг, где он сменил имя на Аньхай и стал обучать ушу. Источником еще одной, более редкой, версии южного кулака архатов называют опять таки Шаолиньского монаха – воина Хуймина.
В качестве материнского стиля для окинавского каратэ чаще всего называют наиболее известный фуцзяньский стиль хэ цюань, или кулак журавля. Точнее хэ цюань - это собирательное название для большой семьи журавлиных стилей. Создание самого знаменитого из них – кулака белого журавля приписывают представительнице слабого пола по имени Фан Цинян (1764г. ориент.), дочери известного кулачного бойца Фан Чжуна, который, согласно преданию школы, в совершенстве владел Лохань Шиба Цюань, основам которого, он обучил дочь. После неудачного развода со своим мужем и по совместительству учеником отца Чэнь Дуйси, Фан заперлась в монастыре Байлянь-Сы, где на основе знаний переданных ей родителем создала совершенно новый стиль, в честь которого переименовала монастырь в Цзяоляньсы – Храм совершенствования в учении. Одним из первых ее учеников стал Цзэн Сы, впоследствии муж наставницы и человек, сыгравший в развитии заметную роль. Именно он, когда Цинян, после переезда в местечко Юн чунь, оставила преподавание, возглавил школу и воспитал 24 адепта, среди которых были будущие «звезды» журавля, «пять тигров юн чуня»: Юэ Цзе, Ван Дасин, Цай Чжао Гунн и Гу Си. Сама Фан подготовила на новом месте всего четырех учеников включая Чжэн Ли (1791г ориент.), впоследствии заслужившего титул «великий наставник». Этот уникальный мастер, ставший для журавля фактически вторым основателем, потратил на изучение боевых искусств всю жизнь и все, доставшееся от отца, немалое состояние. Помимо учения Фан он положил в копилку своих знаний: «кулак императора Тайцзу», «фуцзяньский кулак тигра», «кулак богомола», «кулак дракона» и «кулак золотого льва». Обширные знания позволили мастеру значительно обогатить технику юнчуньского белого журавля. Считается, что именно ему принадлежит авторство того стиля, который по сей день, под этим именем преподается в Фуцзяни.
Помимо собственно Юн Чунь Бай Хе Цюань на основе учения мастера Фан возникла целая коллекция крылатых стилей по-своему трактующих основополагающие принципы школы. Среди них: «Кулак отряхивающегося журавля» разработанный Фан Шипей, по преданию изучившим все тонкости хе цюань у самого Чжэн Ли, «Кулак кричащего журавля» разработанный мастером Се Чунсян, «кулак журавля клюющего пищу» авторство которого приписывают опять таки легендарному Чжэн Ли, а первым «документально» подтвержденным наставником является Цинн Цзяпу, «кулак летающего журавля» основанный Чжэн Цзи, который был учеником все того же мастера Ли. Несколько особняком стоит стиль спящего журавля, который ведет свою родословную от монаха Цзюэцин из монастыря Шимэнь-сы.
Еще один южный стиль, который часто упоминают в качестве исторической основы окинавского каратэ – «Хусин цюань» или кулак формы тигра. Считается что этот «хищник» появился в уезде Юнфу провинции Фуцзянь, а его основателем был то ли буддийский монах Течжу, который обучил этому стилю некоего Ли Юаньчжу, то ли сам Ли Юаньчжу. Среди знаменитых последователей стиля мастер Чжоу Цзыхэ, по преданию школы Уэчи Рю – наставник самого Уэчи Камбуна. Характерной чертой подавляющего большинства южных стилей является наличие в них таолу саньчжань (сан чин – яп.) Одноименная форма впоследствии станет визитной карточкой стилей Окинавского карате относящихся к традиции Наха те.




Я вот всё жду, когда же Вы напишете о главном, о том, как Вам удаётся заниматься каратэ, домашними делами (или у Вас домоработница? :rolleyes: ), работать, отдыхать, а ещё при всём этом умудрятся столько писа`ть? :D
:D Это моя большая тайна. И у меня нет домработницы, зато есть красавица и умница жена ;)
Так это жена всё пишет и катается по япониям? :D
Камрад! В первой части - ошибка в географических терминах: Шаосин, Чжаоцин и Гуанчжоу - это не провинции, а города.

P.S.В Википедии только что "Монгольская неделя" закончилась, я там как раз писал про то, как монголы завоевали Китай (точнее, Цзинь, Си Ся, Дали и Сун) и сплавали на Яву ;)
Станислав спасибо огромное за замечания и поклон за "энциклопедию"!

Latest Visitors

Сюжет о семинаре "Кобудо + Ходзе ундо"

http://www.redmediat...eo.php?id=74066

Последний сюжет)

Сюжет о семинаре "Кобудо + Ходзе ундо"

http://www.redmediat...eo.php?id=74066
последний сюжет))))

Сюжет о семинаре "Кобудо + Ходзе ундо"

http://www.redmediat...eo.php?id=74066
последний сюжет))))