Перейти к содержимому


  




Ламеко Эскрима – Панон Гуро Эдгар Сулите

Автор: мк, 12 Январь 2011 · 1 435 views


Опубликованное фото

Введение

Немногие мастера оказали на мир филиппинских боевых искусств такое же влияние, как Мастер Эдгар Сулите. Он родился 25 сентября 1957 года в Таклобан Сити на Филиппинах. Сулите с большим уважением относился к своим учителям и всегда испытывал чувство гордости за культурное наследие Филиппин.
Он был учеником многих известных эскримадоров и на основе их уроков смог создать систему, которая стала известна как ламеко эскрима. Отдавая дань уважения своим учителям и их преданности боевым искусствам, Сулите называл техники ламеко именами тех учителей, у которых учился.
Эдгар Сулите написал три книги: «Секреты Арнис» («The Secrets of Arnis»), «Продвинутые техники балисонга» («Advanced Balisong») и «Кали и Эскрима» («Kali and Eskrima»).
30 июня 1989 года Сулите переехал в США и, можно сказать, штурмом взял эту страну. Он фактически стал личным тренером по эскрима у Дэна Иносанто и Ларри Хартселла, а также много внимания уделял популяризации филиппинских боевых искусств и проведению семинаров.

Трудное начало

Первое знакомство Сулите с боевыми искусствами произошло, когда он был шестилетним мальчиком. Он вспоминает о временах, когда отец привёл его с братьями в дом их дедушки Тимотео (Timoteo Sulite), и Эдгар был удивлён, слыша стук палок в одной из комнат в течение всего вечера. «Я видел, как мои отец и дед тренируются с палкой. Я был очень напуган, потому что думал, что они дерутся. На самом деле, они просто тренировались». Именно отец первым ввёл Сулите в мир филиппинских боевых искусств.
Сулите вспоминает, как его отец приходил домой с работы. Он ужинал, немного отдыхал, потом звал Эдгара и его брата Элакрио (Helacrio Sulite, Jr.) в комнату и просил мальчиков – каждый раз одного – ударить его ротанговой палкой. «Ещё до того, как я успевал ударить его, он уже наносил мне удар в подбородок или по голове, - вспоминает Сулите. - В общем, мне не нравилось заниматься кали, потому что это было больно, но отец всегда тренировал нас только так» . Стиль, которому Элакрио Сулите учил своих сыновей, изначально назывался арнис рапиллон, потому что обучение было основано на том, что палка привязывалась за середину и подвешивалась к потолку, таким образом при ударах по ней, она произвольно вращалась в различных направлениях. Позже Элакрио назвал это стилем Сулите, так как научился ему у своего отца, Тимотео. На самом деле, стиль Сулите – это композиция техник, которым Элакрио научили отец, дядя, Луис Сулите, и Мелицио Илюстрисимо, дядя уважаемого Грандмастера Антонио Илюстрисимо.
«Честно говоря, - вспоминает Сулите, - поначалу мне было совсем не интересно заниматься боевыми искусствами. Но отец не снижал оборотов. Мне не нравилось наблюдать заходящее солнце, потому что я знал, что ночью мой отец придёт домой и побьёт меня опять. Может быть, он хочет натренировать меня, научить чему-то, просто ставит своеобразный эксперимент? Я не знал. Не было никакой методики обучения – до того, как я мог завершить удар, уже проходила его контратака. С очень жёстким физическим контактом. И хотя он говорил, что всё контролировал, мы тренировались с тяжёлыми палками. Пока я был мальчиком, мне это совсем не нравилось».
«Когда я ходил в начальную школу, в четвёртом классе, - вспоминает Сулите, - мне попалась в руки книга Масутацу Ояма «Vital Karate» . Мне очень понравилось, как была сделана книга. По способу преподнесения материала, я думаю, это лучшая книга из тех, что у меня есть, поэтому так дорожу ей». С этой книги начался интерес Сулите к азиатским боевым искусствам, которого у него не было до того. Сулите видел зал каратэ через дорогу от его школы, где он к тому времени уже ходил в шестой класс, и активно участвовал в тренировках по каратэ вместе с продвинутыми учениками его отца.


Раннее ученичество

Формально, первая тренировка Эдгара Сулите прошла под руководством Гранадмастера Хосе Кабальеро (Jose D. Caballero) по системе, известной, как де кампо уно-дос-трес орихинал эскрима (de campo uno-dos-tres orihinal eskrima). Тем не менее, до встречи с Кабальеро Сулите встречался с некоторыми мастерами (но не учился у них), так как они приходили в дом Сулите тренировать его брата. Элакрио мл. считался бойцом и наследником системы Сулите, из-за его преданности тренировкам. Люди в городе считали его слегка «показушником», потому что он тренировался на улице и для пущего эффекта громко кричал в конце каждого движения. «Вы знаете, - говорил Сулите, - бойцы различных филиппинских стилей пытались проверить, действительно ли мой брат так хорош. Некоторые мастера кали приезжали в наш дом, чтобы вызвать его на бой. Но мой брат – по-настоящему хороший оратор, он мог успокоить даже самых неистовых людей. Меня эти мастера тоже неофициально вызывали. Самым сильным был Грандмастер Марселино Байсон (GM Marcelino Bayson) и его братья».
В поисках новых перспектив в боевых искусствах и с глубоким интересом к искусству предков, Сулите сблизился с Градмастерами Хосе Кабальеро и Паблисито Кабахуг (Pablicito Cabahug). Это произошло после того, как он перебрался в Озамис Сити (Ozamis City) в 1975. Сулите вспоминает, что, поскольку Хосе Кабальеро был популярен в их провинции, стать его учеником было сложно. Сулите больше года пришлось зарабатывать его доверие, пока Кабальеро наконец не стал в нём уверен. «Поначалу Кабальеро колебался насчёт того, учить меня или нет – я сотрудничал с другими мастерами. Он был уверен, что если ты пришёл из других систем и хочешь учиться у него, то это ради того, чтобы украсть его техники, - вспоминал Сулите. - Мне удалось убедить его в своём искреннем намерении учиться. Со временем я стал одним из его любимых учеников. У него было 3 категории любимых учеников: старшие (50 лет и старше), средние (от 30 до 45) и молодые (до 29 лет). Я стал его любимым учеником из младшей возрастной категории».
Встреча Сулите с Мастером Кабахугом произошла случайно. Дом Сулите был рядом с главной улицей и каждое утро он упорно практиковал техники эскрима, отрабатывая их на автомобильных покрышках. Не подозревая, что Кабахуг – мастер, Сулите был несколько удивлен, почему этот пожилой человек постоянно останавливается на обочине дороги и наблюдает за ним. Увидев достаточно, он приветствовал Сулите простым «Привет!» и продолжал свой путь. Однажды Сулите был поражен, узнав, что этот пожилой мужчина, который каждое утро наблюдал за его тренировками – не кто иной, как мастер, Паблисито Кабахуг, спарринг-партнёр Грандмастера Хесуса Абельи (Jesus Abella). «Как-то раз я пригласил его войти в дом, - вспоминает Сулите. - Я напрямую попросил его учить меня эскрима. Он ответил: «У тебя и так уже отлично получается, почему ты хочешь, чтобы я тебя учил?» Я сказал, что мне ещё многому надо научиться. С этого начались мои тренировки с Мастером Кабахугом». Именно Кабахуг представил Сулите Грандмастеру Хесусу Абелье, основателю системы модерно ларгос (modern largos). Тогда же Сулите учился у Лео Т. Гайе (Leo T. Gaje, Jr.), Грандмастера системы Пекити Тирсия Кали. «Он показал мне некоторые вещи, - вспоминает Сулите. - Я учился у Гайе, Кабальеро, Кабахуга и Абельи. Таким образом, системы, с которыми я был знаком лучше всего – это фамильный стиль Сулите, стиль Илюстрисимо, де кампо уно-дос-трес и модерно ларгос».
По окончании колледжа в 1981, Сулите переехал в Манилу. «Я никогда не думал, что буду преподавать эскрима, потому что я занимался для своей личной самообороны, ничего более. В провинции тренируются по-другому, совсем не так, как здесь, в Америке. Там это вопрос выживания и способности защитить себя и свою семью». Поскольку он был новым человеком в Маниле и не имел связей, перспектива поиска работы была весьма тумана. Чтобы занять своё время, он решил научить нескольких близких друзей эскрима. Как-то раз удача улыбнулась ему – он подружился и стал персональным инструктором Роланда Дантеса, пятикратного «Мистера Филиппины» и национальную кинозвезду. «Я был с ним и работал инструктором по эскрима в его зале бодибилдинга, когда один парень подошёл ко мне и спросил: «Эдгар, ты профессионал?» Я спросил: «Что ты имеешь в виду под “профессионалом”?» Он ответил: «Ты дерёшься на ринге без защиты?»»
Сулите ответил утвердительно и спросил, сколько денег можно было выиграть. «Мой отец говорил, что он умеет то же, что и многие из мастеров, но он никогда не делал из эскрима своей профессии. Он и мне предлагал зарабатывать чем-нибудь другим. Тот парень спросил меня, хочу ли я драться на ринге за вознаграждение. У меня не было денег, поэтому я согласился», - вспоминает Сулите. Он должен был драться с одним из учеников Грандмастера Илюстрисимо, Эпефанио «Юли» Ромо (Epefanio “Yuli” Romo). Тем не менее, когда Сулите пришёл в Колизей Ризал (Rizal Coliseum), к нему подошёл распорядитель и сказал, что набралось мало народу, поэтому денежного приза не будет. «Грандмастер Илюстрисимо был там, - вспоминает Сулите, - и попросил распорядителя спросить меня, не соглашусь ли я устроить демонстрацию вместо боя. Я продемонстрировал свои умения с одним из своих спарринг-партнёров, Ловеллом Пуэблосом (Lowell Pueblos), племянником Лео Гайе. После моей демонстрации, мой бывший противник был очень удивлён, потому что я двигался совсем не так, как они ожидали. Они думали, что я буду двигаться, как в модерн арнис, потому что видели меня с Роландом Дантесом. Они думали, что я учился у него, хотя на самом деле это он учился у меня. Поскольку имя Роланда было известно многим, люди автоматически думали, что я – его ученик». После демонстрации Сулите, Юли предложил ему дружбу и спросил, из какой он провинции. Первое знакомство с Антонио Илюстрисимо позже вылилось в крепкую дружбу учителя и ученика. Грандмастер Илюстрисимо и мастер Юли пригласили Сулите в скромный дом Илюстрисимо в Тондо (Tondo), где началось официальное обучение в системе кали Илюстрисимо.
Помимо знаний, полученных от своих первых учителей, Сулите также немного занимался с Мастерами Иренео Олавидесом (Ireneo Olavides) стиля де кампо уно-дос-трес, Билли Баакло стиля абанико де санкити (Billi Baaclo, abanico de sunkite), Марселино Байсон стиля Байсон (Marcelino Bayson), Манассей Аррангес стиля де плюма арнис (Manasseh Arranguez, de pluma arnis), Тимотео Маранга стиля Балинтавак супер куэнтада (Timoteo Maranga, Balintawak super cuentada), Дионисио Каньете и Кириако Каньете из Ассоциации Досе Парес. Сулите учился у Фелимона Кабурнея системе лапунти арнис де абанико (Felimon Caburnay, lapunti arnis de abaniko), но поскольку он тренировался с ними совсем недолго, то считает, что эти стили оказали минимальное влияние на развитие системы ламеко эскрима. «Когда я приезжаю на Себу или в другие места, - отмечает Сулите, - мастера с гордостью говорят, что я у них учился, благодаря моим достижениям – я написал 3 книги. Как только кто-то делает что-то хорошее для мастеров, они сразу говорят, что он у них учился. В общем, я кое-что у них почерпнул, но не считаю себя их учеником».


Концепция Ламеко Эскрима

«Поскольку я люблю филиппинские боевые искусства, - говорит Сулите, - каждый из мастеров, у которых я учился, хочет, чтобы я был его преемником. Так Грандмастер Абелья, давая интервью для моей книги «Мастера Арнис, Кали и Эскрима» просил меня стать его преемником. Но поскольку я занимался и с другими мастерами, я не могу. Вот, допустим, я захочу быть продолжателем стиля модерно ларгос, но всё равно я буду преподавать де кампо уно-дос-трес и другие системы. То же самое и с другими системами – когда используешь какое-то конкретное название, автоматически приходится отбрасывать другие системы. Многие мастера хотят, чтобы я был их преемником, но это тяжело для меня – я учился и у других мастеров, и всё равно буду преподавать и их системы тоже». Чтобы организовать всё таким образом, чтобы никого не обидеть, Сулите приступил к комбинированию их учений и составлению из их техник отдельного направления. Таким образом, система уникальна только своим названием – все движения заимствованы из стилей его учителей.
Размышляя, каким образом классифицировать знания и техники, Сулите посчитал, что удобным будет разделить стили, которыми он занимался, по дистанциям, на которых выполняются техники, от дальней до ближней. Сулите заметил, что хотя в системе Хосе Кабальеро проработаны все 3 дистанции, особый акцент всё же делается на дальней дистанции. Стили Абельи и Гайе, как известно, хороши на ближней дистанции. «Я не утверждаю, что в пекити тирсия работают только на ближней дистанции, - отвечает Сулите, - у них также есть работа, и на дальней, и на средней дистанции. Но когда я занимался с Грандмастером Гайе и его дядей – Херсоном Торталом (Jerson Tortal), их искусство больше фокусировалось на работе на ближней дистанции. Когда я занимался у Грандмастера Илюстрисимо, мы больше внимания уделяли средней и ближней дистанциям. У него тоже есть техники для длинной дистанции, но не так, как у Кабальеро. Таким образом, я поместил систему Илюстрисимо на среднюю и ближнюю дистанции. Система моего отца специализировалась на ближней дистанции. Это то, как получилось название «ЛАМЕКО». Любая система, которая работает с дальней дистанцией, принадлежит части «ЛА», от ларгo мано (largo mano). Системы, использующие среднюю дистанцию, принадлежат части «МЕ», от медио (medio). Системы, специализирующиеся на бою на близкой дистанции, ножевом бое, обезоруживаниях, принадлежат части «КО», от корто (corto)».
Составляя систему поясов для ламеко эскрима, Сулите обратился к Грандмастеру Кабальеро. Кабальеро был прекрасным учителем, его система содержала различные уровни начальной, средней и продвинутой подготовки, тем самым делая систему более адаптированной для обучения, чем многие другие направления Филиппинских боевых искусств. «Он подал мне идею, как организоваться методики. Перед тем, как аттестоваться у него, он просит составить план того, как ты будешь представлять его систему в дальнейшем. Меня это тогда очень смутило, но перед смертью он прислал мне письмо с просьбой не преподавать его систему нигде. Это было последнее его письмо, которое я получил до того, как через три месяца он скончался. Тем не менее, я нарушаю эту его просьбу, потому что я люблю своего учителя и хочу, чтобы его система сохранилась. Я преподаю де кампо, но не так, как он преподавал его мне. Я преподаю его в своей собственной манере, в контексте ламеко эскрима. Если бы он был жив сейчас и мог посмотреть, что умеют мои ученики, он бы сказал, что его искусство живо в них. Я изменил только подход и тренировочный процесс, техники остались те же. Именно он подал мне идею, как организовать систему».
В отличие от подхода Кабальеро, Сулите вспоминает, что огромное количество мастеров имело очень хорошие системы, но не могло внятно их преподать. Грандмастер Илюстрисимо, например, очень хороший боец, но не может объяснить систему так, чтобы ученики понимали. «Поскольку Грандмастер Илюстрисимо не использовал никакой методики преподавания, - вспоминает Сулите, - его лучший ученик, Тони Диего, организовал систему. Диего также занимался и другими стилями, что дало ему некоторые идеи, как это сделать. Система Илюстрисимо хороша, но Грандмастер Илюстрисимо – плохой учитель; он хороший воин Моро. Когда стоишь напротив него и наносишь удар с любой стороны, он сразу контратакует и продолжает свои действия до тех пор, пока ты не останавливаешься. Он никогда не возвращается в ту же позицию и к той же технике. Он никогда не повторяется; у него это рефлекторное. Он – один из лучших бойцов, которых я когда-либо видел. Вы знаете, инструкторы делятся обычно на 3 категории: хорошие бойцы, хорошие учителя и, и то, и другое. Илюстрисимо хороший боец. Рядом с ним нужно находиться много времени, чтобы уловить суть его системы. Методика изучения кали Илюстрисимо такова: кто-то наносит ему удар, чтобы мы могли проанализировать его движения. Мы учились именно так». Пусть и тяжело, но Сулите считает, что понял, чему его учили его учителя, но поклялся, что если будет когда-либо преподавать , то будет делать это в такой форме, чтобы среднестатистический ученик мог его понять. «Я знал, что если я собираюсь представить ламеко эскрима миру, я должен делать это ясно, с точными пояснениями».


Базовая подготовка

Важнейшим элементом ламеко эскрима является последовательность двенадцати базовых углов. На какой бы дистанции не находился боец ламеко, двенадцать углов могут быть выполнены даже если их последовательность нарушена. «Комбинирование базовых техник – это продвинутый уровень, - говорит Сулите. - Тот, у кого не получается правильно наносить удары, не освоил базовой подготовки. В базе мы отрабатываем двенадцать типов перемещений, пришедших из систем разных мастеров». Не используя перемещений, невозможно стать хорошим бойцом. Для практикующего ламеко эскрима не достаточно просто хорошо наносить удары, он обязательно доложен отработать перемещения. Тогда если на средней дистанции вы пропускаете удар, остаётся возможность использовать перемещения, чтобы разорвать дистанцию и не получить его. Помимо этого, различные вариации шагов помогают адепту ламеко эскрима при постоянных перемещениях с дальней на среднюю, со средней на ближнюю и с ближней на дальнюю дистанции во время спарринга или ситуации самообороны.
Ламеко эскрима известна, прежде всего, своей системой упражнений. Последовательная структура этих упражнений помогает отточить рефлексы. Необходимо отметить, что эти упражнения, называемые лабан-ларо (laban-laro) рассчитаны не просто на механическое запоминание. Напротив, ученик должен выучить все эти упражнения, чтобы лучше понимать принципы и возможности их свободного приложения. Таким образом, практикующий ламеко не просто учится ставить блок, а учится так координировать своё тело при блокировании, чтобы продолжить контратаку серией ударов, сохраняя защитную позицию. Так оставаясь в рамках упражнения, ученик максимально приближается к свободному бою. Воскресные тренировки у Сулите дома в Калифорнии известны, как «Воскресная школа» - полноценные спарринги с минимальными ограничениями. Есть некоторое смягчающее защитное снаряжение, но оно используется исключительно, как защита костей, не как щит для блокирования.
Что же отличает ламеко эскрима от других филиппинских стилей боя с палкой? По словам Эдгара Сулите, это сосредоточение на цели при тренировке. «Это обязательно в ламеко эскрима, - говорит Сулите. - Занимаясь самостоятельно, необходимо представлять себе цель при отработке различных ударов, понимать, в какую часть тела удар наносится. Именно это отличает ламеко эскрима от других стилей. Другие занимаются кали, но не делают акцента на вложении в удар и его цели».
Развитие способности полного вложения в удар и нанести этот удар точно позволяет компенсировать преимущества и недостатки трёх дистанций боя. Сулите определяет дистанции следующим образом: «На длинной дистанции, оба противника могут достать палкой в вытянутой руке только до кистей друг друга; если стоя напротив друг друга с вытянутыми руками, противники могу коснуться локтей друг друга ладонями, то это средняя дистанция; если в той же ситуации противники могут достать рукой до плеча, то это ближняя дистанция. В других системах на это не обращают внимания, - сетует Сулите. - Даже когда они уже находятся на средней дистанции, они не осознают этого. Когда противник разрывает дистанцию до дальней, они также не анализируют этого и всё равно пытаются блокировать палку. Но на дальней дистанции не нужно блокировать палку, нужно бить в кисть или другую часть тела противника, которая оказывается ближе всего к тебе. Они продолжают отрабатывать упражнения «палка-в-палку» на дальней дистанции, хотя если задуматься, то становится ясно, что блокирование не эффективно на этой дистанции. Блоки нужно использовать на средней и ближней дистанциях. Когда ты на средней или ближней дистанции, уже нет возможности уйти на дальнюю дистанцию за счёт перемещений, поэтому можно уже иногда использовать блокирования или парирования, использовать не вооружённую руку. Именно поэтому я обращаю особое внимание учеников на то, что надо анализировать и быть способным правильно определить дистанцию, на которой они находятся. Есть техники, которые работают только на дальней или средней или только ближней дистанции. Если не объяснить ученику разницу между дистанциями, он этого не поймёт».
Талант нести искусство людям и раскрывать для них его сильные и слабые стороны является одним из самых важных качеств Эдгара Сулите. В итоге его ученики успешно усваивают принципы и техники филиппинских боевых искусств, занимаясь системой, известной миру, как ламеко эскрима.

По материалам книги Mark V. Wiley “Filippino Martial Culture”.
Перевод – Евгений Васильев


PS. Эдгар Сулите умер 10 апреля 1997 в результате инсульта.

Его учениками, помимо перечисленных в статье были – Roger Agbulos, Hans Tan, Dino Flores, Felix Valencia, David Gould, Lowell Pueblos, Phil Rapagna, Elmer Hebia, Arnold Noche, Steve Tarani, Eric Koh, Choy Flores, Steve Grody, , Ron Balicki, Diana Lee Inosanto