Перейти к содержимому


  




ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОГО КЭНДО

Автор: ХАТТОРИ, 28 Январь 2014 · 862 просмотров

Реставрация Мэйдзи и Кэндо.


Общеизвестно, что современное кэндо, практикуемое сегодня миллионами людей в Японии и во всем мире, развилось из техник прошедшие проверку на полях битвы. С установлением тэнка тайкэй («мира на земле») в период правления сёгунов Токугава (1603 – 1867), воинские искусства приобрели новое значение и роль для правящего класса самураев. В отсутствии войн, воинские искусства стали изучаться, как методы саморазвития с акцентом на эстетические и духовные ценности, а не как средство калечить и убивать. В период правления Токугава, воинские искусства процветали с невиданной популярностью, и в течении последующий 250 лет мира количество воинских школ (бугэй рюха) увеличилось по некоторым оценкам до 700 школ.
Почитание японских воинских искусств неожиданно закончилось с приходом «черных кораблей» коммодора Перри в японские воды в 1853 году. После столетий изоляции (сакоку, буквально «страна на цепи»), Япония оказалась устаревшей, безоружной, и неспособной к взаимопониманию с западными странами. Хотя уединение от остального мира дало японским воинским искусствам время для превращения в очаровательные военные памятники древности, богатых ритуальной символикой и духовной природой, они не смогли противостоять разрушительной огневой мощи западных стран, шнырявших возле ее брегов, требуя особых прав и привилегий. Прибытие коммодора Перри пробудило японцев из ложного чувства безопасности, и с реставрацией Мэйдзи, они приступили к обновлению страны, опираясь на новейшие технологии и идеи, предложенные Западом.

По существу, это означало, что традиционные японские воинские искусства, такие как кэндзюцу, исчезнут в безвестности из-за отсутствия познания практическое применения. Ружья, пушки и новая призывная армия была повесткой дня, если Япония хотела догнать армии других стран мира. Новая эпоха изобиловала крылатыми фразами, такими как Вакон - Ёсай (Японских дух – Западные технологии), поскольку они стремились вооружить народ, и соответствовать Западу с точки зрения нового современного гражданского общества.
Кэндзюцу, наряду с другими воинскими искусствами, теперь считалось символом устаревшей феодальной иерархии, в которой буси (воины) были выше всех других классов, и таким образом, было отнесено к архаичной бессмыслице, не приносящей пользу формирующемуся современному обществу. С отменой военной академии бакуфу в Кобусё в 1866 году, роспуском Хан (феодальные владения, кланы) и буси, контролировавшие Ханко (школы феодалов) в 1871 году, воинские искусства больше не включались в учебные программы, которые были разработаны по западному образцу, чтобы воспитывать массы, а не привилегированные меньшинства.
Буси быстро потеряли все свои особые привилегии, и последний «гвоздь в крышку гроба» был указ, отменяющий им право носить катана, считавшимся элементом воплощение их души. Многие из этих буси были выброшены в мир безработицы и нищеты. Помимо ряда высокопоставленных буси, которые были наделены руководящими должностями в органах власти новой Японии, большинство оказалось без статуса, занятия, дохода, и значительная часть опустились в полную нищету. В разгар социальных потрясений, особенно пострадали учителя будзюцу, которые были на службе бакуфу или феодалов и тем, кто владел собственным додзё в городе. Из-за отсутствия учеников не было дохода, и многие существовали от одного дня к следующему, не зная, когда еще будет у них еда.



Сакакибара Кэнкити и Гэкикэн Когё.



Одним из таких буси был человек по имени Сакакибара Кэнкити (14 Сокэ Дзикисин кагэ рю). Гордый человек, имевший статус Хатамото (буквально «под знамёнами», самурай в прямом подчинении сёгуната Токугава) глубоко переживал упадок традиционного фехтования и других воинских искусств. Будучи человеком действия, а не слова, он приступил к возрождению интереса к воинским искусствам. В результате, по его инициативе была устроена публичная демонстрация схваток в исполнении известных мастеров воинских искусств, известные как гэкикэн когё (демонстрационное фехтование). Первое из этих любопытных представлении состоялось в Асакуса, и продолжалось в течение 10 дней с 11 апреля 1873 года. Любой желающий, независимо от возраста или пола, был рад стать свидетелем зрелища, заплатив за вход. Зрителям также предлагалось принять участие в схватках, если они думали, что могут справиться с этой задачей.

Новаторство Сакакибара получилось очень хорошим. В период Эдо, будзюцу было монополией буси, но теперь была дана возможность увидеть лучших фехтовальщиков страны в действии. Несмотря на дорогой входной билет, арена была забита полностью. Успех первого выступления вдохновил Сакакибара на подобные демонстрации по всей стране, породив бум гиккэн когё благодаря созданию путешествующей труппы мастеров воинских искусств.
Обеспечение многих экспертов будзюцу средствами обеспечило успех. В тоже время, для современных практиков кэндо, гэкикэн когё играло важную роль в обеспечении выживания традиционных воинских искусств. Через несколько лет, после начала реставрации Мэйдзи, о воинских искусствах почти забыли. Однако, гэкикэн когё вернуло их в поле зрения. Не будет преувеличением, если сказать, что если бы не гэкикэн когё и усилия, предпринимавшиеся Сакакибара Кэнкити, кэндо, возможно, не пережило бы этот период. Его выбор одиннадцатого числа был достаточен для кэндзюцу и других видов искусств, чтобы увидеть следующий этап их развития, а не их вымирания.

Тем не менее, было также много разговоров о недостатках последствий гэкикэн когё. Для многих критиков это было жалкое зрелище, где гордые буси продавали свою душу и воинские навыки, чтобы быстро разбогатеть. Во имя зрелищности многие представления были с добавлением сенсационных, но вряд ли практических техник, а также звуковыми эффектами, которые сегодня можно увидеть на профессиональных борцовских турнирах. Это расценивалось как противоречие истинному духу воинских искусств, и вызывало не довольство у сторонников традиции последующему превращению искусства в спорт. Но все же, историческое значение гикэн когё нельзя отрицать, и во много именно благодаря этой главе в истории, у нас сегодня есть кэндо.

Тем не менее, было также много разговоров о недостатках последствий гэкикэн когё. Для многих критиков это было жалкое зрелище, где гордые буси продавали свою душу и воинские навыки, чтобы быстро разбогатеть. Во имя зрелищности многие представления были с добавлением сенсационных, но вряд ли практических техник, а также звуковыми эффектами, которые сегодня можно увидеть на профессиональных борцовских турнирах. Это расценивалось как противоречие истинному духу воинских искусств, и вызывало не довольство у сторонников традиции последующему превращению искусства в спорт. Но все же, историческое значение гикэн когё нельзя отрицать, и во много именно благодаря этой главе в истории, у нас сегодня есть кэндо.




Кэйситё кэндо


Сегодня многие из специалистов с высокими рангами по кэндо в Японии связаны с полицией. Отношения между полицией и кэндо возвращают обратно, к начальной стадии становления полицейской системы. Когда Сакакибара организовал первые демонстрации, весть вскоре распространилась и была сформирована труппа после получения официального разрешения для демонстрации в различных регионах. Увидев первоначальный успех, власти запретили демонстрации, опасаясь заговора от антиправительственных специалистов бузюцу. Однако потом их законность была восстановлена, и демонстрации быстро восстановили былую популярность.

Главное отличие было в том, что на этот раз это было не просто для удовольствия зрителей, но и служило местом проведения совместного обучения с участниками. Кроме этого, они создали основу для набора кадров в новообразованную полицию. В эти нестабильные времена, после Сацумского восстания, Японии необходимо было иметь эффективную полицию, и правительство искало способы, чтобы значительно усилить свои полицейские силы.
В ту пору комиссар полиции Кавадзи Тосиёси проявлял большое уважение к дивизии Баттотай (Союз меча), которая вооруженная только мечами, великолепно сражалось в битве при Тахарадзака. После этого ему заново открылось истинное значение и потенциал традиционных будзюцу, в частности кэндзюцу. Прежде чем отправиться в поездку для ознакомления с зарубежной полицией в 1979 году, он опубликовал свои размышления в эссе под названием «Кэндо Сайко-рон» («Возрождение Кэндо») о значении традиционных воинских искусств и важности того, что всегда надо быть хорошо обученным и хорошо подготовленным, как фехтовальщики в давние времена. Он утверждал, что стражники правопорядка должны быть в хорошей физической форме для самозащиты, а также для задержания преступников. В сущности, это послужило толчком взять на службу в полицию представителей известных школ кэндзюцу и обучать новобранцев.
19 января 1880 года Полицейская академия утвердила методическое руководство, и предусмотрела, чтобы все курсанты обучались кэндзюцу. После этого события и временного запрета, выступления гэкикэн снова начались в полном разгаре по всей стране, и они стали основной целью разведчиков, которые отправились на поиски вероятных кандидатов на преподавание кэндзюцу в полиции.
Фехтовальщики, занимавшие высшие места на выступлениях, хорошо знали о возможностях, которые их ожидали, если они показали хорошие результаты, лучшие сделают карьеру, как преподаватели для Кэйситё (полиция префектуры Токио).
Это был большой поворот в судьбе некоторых фехтовальщиков, но это также означало конец гэкикэн когё. Поскольку «звезды шоу» нашли оплачиваемую работу в полиции, талант в труппах был исчерпан, также как интерес широкой публики. Помимо нескольких трупп, таких как во главе Сатакэ Канрюсай, который путешествовал по провинциям, все остальные перестали существовать, что означало конец целой эпохи.
После принятия кэндзюцу в полицию, оно продолжало развиваться и стало неотъемлемой частью образа жизни констеблей. Помимо проведения соревнований, Кэйситё принимали активное участие в доработке кэндзюцу путем создания ката (форм), а также систематизацией базовой техники. Трудно точно установить, когда были созданы ката Кэйситё, но записи о демонстрации ката руководством Кэйситё в 1886 году, позволяют предположить, что они были завершены около этого времени и назвались они Кэйситё-рю, традиция, которая до сих пор сегодня передается некоторым членам Токийской полиции.
Кэйситё также инициировали свою систему классификации в 1885 году. Аттестации проводись для оценки технического уровня офицеров, которым потом присваивался соответствующий класс – кю. Позже, в марте 1917 года, Дай Нихон Бутокукай («Общество Воинской Добродетели Великой Японии») также создало систему квалификации, имеющую даны для кэндо и дзюдо. Но кэйситё продолжали пользоваться своей системой. Когда 11 мая 1953 года Кэйситё кэндо было восстановлено, после запрета SCAP (Ставка оккупационных сил), который действовал в течении нескольких лет, когда Япония потерпела поражение во Второй мировой войне, система была отменена в обмен на систему сёго и разрядов во вновь образовавшейся Всеяпонской федерации кэндо. При этом все разряды Кэйситё были отменены после более чем 70-летнего использования.



Кэндо в образовании


Продвижение кэндо в школьную программу было делом долгим и сложным. В 1870-е годы многие правительственные чиновники заявили о запрете в отношении полного перехода на западный образец образования, или хотели сохранить некоторые аспекты японской учебной программы. Это особенно касалось учебной программы по физической культуре, которая была в значительной степени основана на западной гимнастике. Некоторые подняли вопрос о том, почему не был разработан учебный план, основанный на традиционных японских искусствах будзюцу. С другой стороны, многие были осторожны в использовании воинских искусств для таких целей.
Чтобы изучить потенциальную выгоду и опасности изучения будзюцу в школах, Министерство образования организовало исследования. Особо следует отметить исследование 1883 года, сделанное Национальным институтом гимнастики (Тайсо Дэнсюдзё), а затем в 1896 году исследования проведенные Гакко Эйсэй Комонкай (Школьный консультативный совет здоровья).
По результатам исследований в 1883 году были сделаны следующие выводы:


1. Эффективное средство повышения физического развития.

2. Развивается выносливость.

3. Пробуждает дух и поднимает моральное состояние.

4. Убирает мягкотелость и заменяет его на силу.

5. Вооружает представителя техникой для самообороны во время опасности.


Опасности были следующие:

1. Может вызвать несбалансированное физическое развитие.

2. Всегда присутствует опасность на тренировках.

3. Сложно определить соответствующую степень физических упражнений, тем более, что физически сильные ученики должны тренироваться вместе с более слабыми.

4. Может стимулировать агрессивное поведение, связанное с поднятием духа.

5. Оживляет волю к победе, которая проявляется отношением к достижению победы любой ценой.

6. Имеется опасность поощрения искаженного смысла конкурентной борьбы в такой степени, что ребенок может даже прибегать к нечестной тактике.

7. Трудно создать единую учебную методологию для большого числа учеников.

8. Требуется большая площадь для проведения занятий.

9. Несмотря на то, что для дзюдзюцу требуется только кэйкоги (тренировочная одежда), в кэндзюцу требуется использование доспехов и другого специального оборудования, которое дорого стоит и трудно содержать в чистоте и соблюдать гигиену.


Таким образом, напрашивается вывод, что было бы неуместно ввести будзюцу в школьную программу. С одной стороны, было признано, что будзюцу может быть принято, так как могло быть полезным дополнением к школьной программе, с ее акцентом на духовное развитие. С другой стороны, было сочтено, что оно идет вразрез с медицинской и физиологической пользой, ожидаемой от занятий по физическому воспитанию. Предполагалось, что это будет иметь пагубные последствия для гармоничного физического развития, поскольку поощрялось насилие, враждебная конкуренция, опасность, и трудно найти «золотую середину» между методами подготовки, дороговизной оборудования и гигиеной.
Исследования последней группы привели к таким же результатам, но они пришли к выводу, что будзюцу может преподаваться в школах, как факультативное занятие для юношей старше 16 лет и которые имеют хорошее здоровье.
Еще одной важной проблемой стало то, что не было создано методик для обучения учеников в группе. Традиционно, воинские искусства изучали один на один и знания передавались от учителя к ученику в индивидуальном порядке. Таким образом, необходимо было найти революционно новый способ решения этой проблемы. Первые согласованные усилия должны были привезти к созданию «будзюцу тайсо», гимнастике с элементами будзюцу.
В 1894 и 1895 годах, во время и после японско-китайской войны, ряд преподавателей пытались решить эту проблему, разработав форму гимнастики, использующей боевые приёмы. Эта идея вскоре приобрела успех, и многие школы по всей Японии позволили ученикам участвовать в разработке гимнастических упражнений с использованием бокуто и нагината.
Одним из главных инициаторов системы был Одзава Уносукэ. Он заявил, что цель разработки физической подготовки с элементами будзюцу является инструментом не только для образования, но может быть использована всеми членами общества, что «воспитать нацию с телосложением отнюдь не уступающим народам западных стран». Он также рассказал, что многие проблемы, с которыми сталкиваются нынешние системы гимнастики, такие как трудности в закупке оборудования и достаточной средств, могут быть преодолены путем введения будзюцу в систему. Являясь видом деятельности учебной программы, упражнения будзюцу будут эффективным средством воспитания физической ловкости, и как внеклассный вид деятельности, будет хорошим видом оздоровительной тренировки или игры, которые поощряют дисциплину и общее физическое самочувствие.
Помимо Одзавы, были и другие экспериментаторы по разработке гимнастических упражнений на основе будзюцу. Особо следует отметить Накадзима Кэндзо, который изучал с детства нагината дзюцу в школе Дзикисинкагэ рю. Неизвестно, сотрудничали ли Одзава и Накадзима, однако по инициативе обоих были проведены семинары по всей стране и их восприняли со значительным энтузиазмом. Однако были и убежденные критики, которые выступали против этой системы. Причины оппозиции были различны, но наиболее распространенной критикой была на техники, казавшиеся не реалистичными и неэффективными, обращая особое внимание на хасудзи (угол наклона лезвия меча относительно движения) и на большое количество лишних, или показушных движений. Многие не могли увидеть разницу между той или иной формой движения, напоминавшего махание палкой.
После десяти лет неразберихи в том, чему следует учить в школьной программе физического воспитания, Министерство образования, в конечном итоге, выпустило учебную программу «Школьной Гимнастики» (Гакко тайсо кёдзю ёмоку) в 1913 году. Эта программа предусматривала подход к гимнастике, имевший тенденцию в Великобритании, Америке и Скандинавии. К ней были добавлены военные тренировки и игры (юги), и каждая школа, как предполагалось, должна была разработать свой учебный план, следуя советам изложенным в методическом пособии Министерства образования. Эти новые основополагающие принцы, по сути, означали конец инициативе по внедрению гимнастики будзюцу.
Несмотря на критику, будзюцу тайсо доказало, что будзюцу можно легко обучать или изучать в группах, без необходимости разделения на пары и дорогостоящего оборудования, в отличие от предыдущего замысла.

С этой точки зрения, было бы справедливо утверждать, что это оказало огромное влияние в последующее развитие методических инструкций для новичков в искусстве Будо. Помимо таких педагогов, как Одзава и Накадзима, было небольшое количество тех, кто либо одобрял, либо опробовал свои силы в разработке гимнастикоподобных систем, основывавшихся на технике своих рюха (школ) и ката, как способе обучить новичков. Книги такого жанра стали появляться в 1890-х годах. После этого, было издано много совместных работ педагогов и мастеров воинских искусств, которые узнавали друг у друга о лучшем способе адаптации методов будзюцу, чтобы удовлетворить требованиям учебной программы физического воспитания в школах. Только в 1904-1905 годах появляются учебники по будзюцу (в отличии от тайсо) для обучения начинающих, но очевидно, что они были в большей степени под влиянием стиля тайсо и методологии.
Мастера воинских искусств избегали ссылаться на то, что они создавали будзюцу – тайсо, вместо этого, они предпочитали называть свои исследования «методики группового преподавания». После того, как в 1911 году будзюцу было принято в официальную школьную программу в качестве факультативного занятия, многие стали поливать резкой критикой исследования будзюцу – тайсо, считая их не более чем, как гимнастикой с палкой. Они надменно утверждали, что это ни как не связано с истинным будзюцу. Эта критика не совсем справедлива. Также интересно отметить влияния западной гимнастики на развитие будзюцу – тайсо и в конечном итоге, востребованность единой методики преподавания Будо. Этот момент является особенно интересным, если принять во внимание заявления, что современное Будо является традиционной японской культурой. Можно только догадываться, что именно означает в данном контексте «традиционное».

  • hatchet и clover пользователям это нравится



Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56789 10 11
12131415161718
19202122232425
262728293031