Перейти к содержимому


  




Автобио. 1995. 1/3.

Автор: Павел Долгачев, 25 Апрель 2011 · 1 249 views

Середина десятилетия
Лень-матушка не дает залезть в собственные «архивы», распаковать пакеты с дипломами, коробку с медалями и посмотреть точные даты мероприятий. Пока же полагаюсь на свою слабенькую память.
Чем закончился 1994-ый и с чего начался 1995-ый — кто знает. Были тренировки, какие-то некрупные соревнования, организованные Александром Афанасьевичем Гендриксоном; естественно, областные. Наверное, тогда активизировались наши калининградские сётокановцы, лидерами которых были Александр Эдуардович Цивирко и Александр Владимирович Парфенов, основные группы которых базировались в поселке А.Космодемьянского Калининграда. Они вели несколько секций, и мы компанией от «Ангероны» даже как-то приезжали к Парфенову на тренировку. Правда, тот немножко удивился и насторожился, когда узнал, что приехали мы без ведома Андрея Викторовича Глазунова. Переходить из «Ангероны» к Парфенову — это было нереально, потому что мы фанатели от нашего тренера, и наш визит был чисто дружеским, о регулярности поездок в поселок не было и речи. Хотя дружить, несомненно, хорошо.
Организация Цивирко и Парфенова постепенно росла. Готовились тренерские кадры, к ним примкнул тренер по каратэ из Багратионовского района. Помню, как Гендриксон, который был главным судьей по ката на юношеских соревнованиях, спорил с Юрасовым по поводу позиций и перемещений в них. Если я правильно помню, Гендриксон в конце 80-ых или начале 90-ых до знакомства с Годзю-рю каким-то образом попал за границу на семинар Нисиямы и определенными знаниями по этому стилю обладал.
Еще Гендриксона ввело в ступор одно из первых знакомств с клубом Парфенова и Цивирко. На соревнованиях (проводились они постольку постольку, и списками, известными как «Ситэй-» и «Токуй-гата» не пользовались) спортсмен звонко озвучил название исполняемого ката: «Косьмаааа!!». Гендриксон потом поинтересовался — это что? Оказалось, у ребят есть «фирменное» ката, придуманное, наверное, Парфеновым. Оно, как сейчас помню, состояло из множества медленных элементов с ярко выраженным дыханием, частично из комбинаций Сэйэнтин. Парфенов на тот момент имел корочки инструктора по рукопашному бою, у него были какие-то связи с Сито-кай. Александр Эдуардович Цивирко заменял Глазунова у нас на тренировках в 1991 году, и тогда говорил, кажется, что занимался Вадо-рю. Но со временем оба инструктора — и Парфенов, и Цивирко — сориентировались на Сётокан.
После 1992 года они начали приглашать коллег из Польши. Приезжал и проводил семинары по Сётокан молодой парень с 3-им, кажется даном. Очень техничный по меркам того времени. Один из таких семинаров проводился в «Ангероне», но мы не участвовали, только наблюдали. Потом мы как-то принимали участие в соревнованиях в Косме. Я свои бои выиграл (как ни странно, один помню досконально, потому что мне дал оценку за маэ-гэри с левой ноги судья Андрей Потрясов, а я сам, честно говоря, в этом своем приеме не был уверен вообще), и как победитель в категории получил кубок в виде небольшой вазы для цветов псевдо-золотого цвета. Помню, тогда на соревнованиях с показательными выступлениями выступал племянник (кажется) Парфенова, приехавший из Белоруссии. О нем Парфенов рассказывал веселую историю. Типа, писал ему племянник еще мальцом, что «занялся каратэ и учит по школе кота». «Какого кота?» - недоумевал Парфенов. Оказалось, племянник изучает формальные комплексы — ката. С нами он не соревновался — был постарше и значительно опытней. Говорили, что он стал призером белорусских соревнований среди взрослых.

Письмо из «центра»
Организация, которую возглавлял Гендриксон, тогда называлась «Северо-Западная Ассоциация Окинавского Годзю-рю каратэ-до». Ассоциация являлась одной из частей общей для России организации стиля по версии IOGKF. Но отношения с Москвой все-таки начали портиться. Причем конкретно. Александр Афанасьевич, почувствовав, что уже встает на ноги, решил провести в Калининграде Открытый чемпионат России по Окинавскому Годзю-рю. И когда завертелась организационная работа, вдруг оказалось, что не все гладко. Однажды он пришел к Глазунову за советом и поддержкой. Александр Филимонов прислал официальное письмо как лидер IOGKF России. Письмо я и ребята читали собственными глазами. Содержание очень удивило всех.
«Москва» требовала сменить эмблему организации. Что там было не так — мне непонятно. Возможно, на тот момент я что-то упустил, но до сих пор не вижу никакого «криминала» в эмблеме, которая представляла собой изображение двух борющихся человечков из трактата «Бубиси» на фоне «кэнкона» IOGKF. Но это всё - «цветочки». Черным по белому было написано, что С-З Ассоциация отныне не имеет права общаться с зарубежными клубами без разрешения на то из «центра». Вот это было очень жестко. Калининград, находясь на границе с Европой, интересен тем, что связи с коллегами налаживать легко, не так сложно и ездить за рубеж. Сравните — до Москвы нам 1200 км, до Берлина — 750. До польской границы можно на велосипеде за пару часов добраться.
Еще одним немаловажным и обязательным условием существования была необходимость калининградским инструкторам регулярно приезжать в Москву, где постоянно проводили мастер-классы то Хигаонна, то британские инструктора Джордж Эндрюс и Эрни Молинью, то Эрни Лаубшер из ЮАР. При всем уважении к этим лицам, никто из калининградцев не был готов бросать свою преподавательскую деятельность и регулярно на недели уезжать в столицу. Назревал конфликт.
Понимая, что кончиться может все не очень хорошо, Гендриксон предложил рискнуть и выставиться на экзамен на чёрный пояс сразу нескольким ребятам, в т.ч. и мне. Потому что чем дальше, тем сложнее будет посещать семинары Хигаонны. Не отрицалась и возможность того, что Филимонов просто не даст сдавать. Соответственно, надо было попытаться принять участие в экзаменах как можно быстрее. Я, напомню, был тогда обладателем 3 кю по версии IOGKF, мои товарища по клубу по этой версии аттестации не имели, а по Дзюндокан у них были 1-ые кю. Был проведен экзамен на 1 кю. Вот так и получилось у меня — по каратэ Годзю-рю Я официально был аттестован сначала на 3 кю, затем с лёту на 1-ый. А потом уже пошли черные пояса.

Опубликованное фото

Мы, понимая, что аттестация должна быть просто формальностью — до экзамена на черный пояс оставалось всего ничего! - заикнулись о том, надо ли вообще. Но тренеры решили, что проводить все-таки надо, причем по полной программе. С нами вместе (я, Андрей Козел Миша Бондарев, Катя Сидорова, Рома Владимиров, возможно кто-то еще из нашего клуба) тогда сдавал экзамен Сергей Сергеевич Шпаковский. Он переехал в Калининградскую область из казахстанского города Караганда, где и начинал занятия Годзю-рю. Опыт в каратэ у него был весьма приличный. А до каратэ он занимался вольной борьбой, в армии служил в ВДВ. И по иригуми был то ли призером, то ли чемпионом Казахстана. Крепкий мужик, который нас, настырных пацанят, конечно, как равных не воспринимал. Но аттестоваться пришлось всем вместе. И попотеть. Правда, «заводились» мы в кумитэ, и «контачили». От души поработали. Я, к примеру, себе выбил большой палец ноги о локоть Миши Бондарева. Ох и злился я тогда!!!

Открытый чемпионат России по ОГК
Несмотря на «обострение политической обстановки» было принято решение провести соревнования. Местом был выбран спорткомплекс «Юность», на тот момент «блеклый» советский спортивный объект с плохим освещением, хреновыми стульями, старым-престарым полом. Но на призыв Гендриксона откликнулись очень многие представители стиля. Из Москвы приехал Владимир Чугунов, который привез с собой двоих или троих бойцов. При этом он понимал, что Филимонов выскажет ему свое «фи». Один из московских спортсменов, небольшого роста, кажется, стал призером в кумитэ сёбу-иппон. Еще один, Саша, высоченный с длинными волосами (в 1994 году он был в Америке тоже), выступал в сёбу-иппон, но, первого результата не добился. Была также команда из Сургута.
Мы с ребятами из «Ангероны» тогда подсуетились и написали вызов на спортивные соревнования для Вити Батуринцева, который поступил в военное училище в Москве. Он приехал, и выступал. Как раз с бойцом из Сургута и довелось ему стоять в паре. Он несколько раз «переконтачил», горячий житель северного города, кажется, азербайджанец, после боя подошел и сильно возмущался. Звал Витю «выйти поговорить» и т. д. Пришлось подойти и просто, вежливо объяснить ему, что Виктор совсем без злого умысла нарушил правила, и всё-таки мы находимся в Калининграде и парня ни при каком раскладе в обиду не дадим. «Разборки» вершить я не умею, поэтому сказал как есть. Горячий парень подумал-подумал и... негативного продолжения не было.
Были, в частности, команда из Челябинска, где Годзю-рю преподает товарищ Гендриксона Айрат Шарипович Салимов, замечательный, очень интеллигентный человек. «Шороху» в кумитэ навел Юра Краснопевцев, ветеран его команды. В сёбу-иппон я его не помню. Но бои проводились в трех разделах — сёбу-иппон, иригуми-дзю и иригуми-го. В иригуми-дзю он просто на раз выносил всех своих соперников, умудряясь работать уникально красиво и нестандартно. Сбивы кувырком, «ножницы» в прыжке с последующими добиваниями и просто град контролируемых ударов в голову (по правилам иригуми-дзю в корпус можно в полный газ, а голову многие просто игнорировали). Отрывки его боев можно найти в фильме о Катерине Лукопулос.
Приезжали с Владивостока, Нижнего Новгорода. От Питера тоже была команда Юрия Сенцова. Кто-то из его крупных учеников, кажется занял первое место в иригуми-дзю. Или второе. Помню, что из Риги была небольшая, но сплоченная команда, и Виктор Салтыков тоже провел очень красивые бои. При попытках противника войти на бросок успевал обозначать удары локтями в клинче. В общем, было весьма зрелищно. Причем Чемпионат Мира по версии IOGKF, как мне показалось, в целом по уровню уступал уровню тех калининградских соревнований.
Было несколько зарубежных делегаций — белорусы под руководством Эдуарда Гриневича, поляки, с которыми наши сэнсэи познакомились на семинаре в Америке, датчане, латвийцы, литовцы. От Украины был представитель. Казахи большой тусовкой посетили соревнования.
В иригуми-го среди прочих отлично выступил Санжар Жубанов из Алма-Аты, ученик Гендриксона (когда он жил в Казахстане) и руководитель Казахстанской федерации IOGKF. Он перед соревнованиями заходил потренироваться в «Ангероне», смотрел, что делаем мы, другие люди, что занимались в клубе.
В одном из первых боев у парня выскочила рука из плечевого сустава — оказывается, у него привычный вывих. Но он решил не сниматься с соревнований, засунул руку за пояс и одной работал в этом и других боях. Это, конечно, понравилось и зрителям, и вызвало уважение других спортсменов.
В личном зачете у калининградских спортсменов «не складывалось». Выступали Виталий Емцов, новички, которые начали заниматься у Гендриксона, и наши ребята из «Ангероны». Виталию не повезло, он слетел, кажется, в первом же бою. Его можно понять — с осени 1994 года ему приходилось вкалывать на тренерской работе, чтобы обеспечить семью, решить бытовые вопросы, которых было море после переезда. О возврате к подготовке к соревнованиям, «отрешившись от всего» не могло быть и речи. У остальных наших тоже не очень срасталось. Я в бою по сёбу-иппон должен был работать против датчанина. Тот был значительно старше меня, ему уже было за тридцать. Ничего сверхъестественного он не показал, но уровень его был просто немного выше моего, был опыт и не было такого мандража как у меня. А я «тупил» и тактика была весьма слабенькой. Видимо, я морально «перегорел» еще до выхода на татами. В иригуми-дзю я тоже «не блистал» - моим противником был парень Рустам из литовского города Висагинас, где тренерский дуэт Иванов-Склифус уверенно готовили отличных бойцов-контактников. Рустам встречался мне на семинарах по савигинас, но в бою мы сошлись впервые. Под занавес встречи я пропустил от этого плотного, ниже меня ростом, парня конкретную «оплеуху» маваси-гэри.
Роману Владимирову, моему хорошему приятелю, «встряхнул лампочку» белорусский боец Гриб (сейчас он в IOGKF России), ученик Виктора Гриневича. Он высек его под обе ноги, добил ударом в голову, но судьи не обратили внимания на превышение контакта.
Остальным тоже не повезло. Но настала пора командного кумитэ (сёбу-иппон). Первая встреча должна была состояться между калининградской командой и представителями Дании. Наши — это Виталий Емцов, Андрей Козел и многообещающий новичок, ученик Гендриксона, курсант Школы милиции. Последнему, возможно, не хватало опыта, зато он был высок ростом, а руки длиннющие... Я — в «на скамейке запасных». Калининградцы выиграли у датчан. Последний участник, молодой парень с результатом согласен не был, и уходя с татами поднял руки в стороны, изобразив крылышки. Мол, «пролетели».
Финальный бой должен был состояться между калининградцами и белорусами. У тех в команде было выбывание. А ребят всего было трое. Одного бойца в их тройке (или двойке? Те могли рисково попробовать выстоять вдвоем, заранее имея одно поражение за отсутствовавшего спортсмена) жестко «вырубили». После удара в голову он упал, застонал. Его место занял тренер Виктор Гриневич. Совершенно безмятежно переоделся из костюма в каратэги и не разминаясь, пошел работать в кумитэ. Тогда, насколько я помню, ему предстояло работать против московской команды, а точнее, ее представителя рослого Александра. Гриневич поймал его на ритме челнока, сделал дэ-аси-барай и красиво добил. Роняя соперника он держал его за каратэги. И куртка у того разошлась по шву от пояса до подмышки. Чистенько, тщательно.
Кто с кем стоял в первых двух боях командного кумитэ, я не помню. Но счет был 1:1, и интрига оказалась нешуточной. В третьем бою должны были встретиться Калиновский, довольно опытный боец, чемпион Беларуси и Андрей Козел, еще молодой, но горячий и многообещающий. Андрей выиграл свой бой и те золотые медали остались в Калининграде.
В ката от Калининграда выступали Катя Сидорова («Ангерона») и, возможно, Юля Гендриксон. Результаты не помню. Юлия и ее супруг, кажется, вскоре уехали в Канаду на ПМЖ.
В ката среди мужчин выступал Антон Гендриксон, и, возможно, попал в призеры. Но тут снова напоминают о себе «провалы в моей памяти» :)




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56 7 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

My Picture

Latest Visitors