Перейти к содержимому


  




Сам о себе. Вторая половина 1993-его года

Автор: Павел Долгачев, 01 Декабрь 2010 · 1 194 просмотров

Последствия погружения
Да, зацепил меня тот семинар. Мне понравилась и сама атмосфера — было видно, что люди жадно впитывали в себя информацию. Всю. Любую. Чтобы потом разбираться, что надо, что не надо. Потому что раньше ее не было.
И мы тоже. Выучить все, что давали, было невозможно. Поэтому мы с Катей Сидоровой разделили между собой обязанности — она учит одни разделы, я другие. Так и получилось. А уже поом, на родине обменивались знаниями.
По приезду в Калининград, я усердно вспоминал то, что успел выучить. Ката с шестом было, кажется два. Сюси-но кун и Сииси-но кун. Первое — неотъемлемая часть, элемент программы Рюкю кобудо. Со вторым ката сложнее. Катерина Лукопулос рассказала, что когда-то кто-то из ее коллег отвел ее к одному окинавскому старичку по имени Тавада. Он был биологом по профессии и до преклонных лет практиковался в бо-дзюцу. И научил Кэтрин своему семейному ката, в котором есть низкий присед с боковыми ударами по ногам воображаемого противника и укол снизу вверх. Также там представлен довольно интересный прием — уход от противника с круговым ударом сбоку за один конец шеста. Получается защита уходом и одновременная контратака. Затем в этом же комплексе идет подбрасывание шеста вверх. Пока он падает вниз, надо сделать два шага вперед, подхватить его и атаковать. Ката это я помню до сих пор, но не уверен, что достаточно детально.
Еще одно ката с бо, которое изучали все, но из нас двоих запомнила только Сидорова — Сакугава-но кун. Казалось оно тогда невероятно длинным. Что немудрено — я со своим зеленым поясом по «просто каратэ» знал разве что пять Хэйянов и Тэкки из Сётокан да Гэкисай из Годзю-рю.
Также Кэтрин дала на семинаре ката с нунтяку — Маэдзато-но нунтяку. Мы тогда, да и сейчас, не смогли точно определить в ее исполнении точные стойки, а в беседах из-за языкового барьера и недостатка времени так и выяснили, какими они должны быть. И в ближайшие годы после семинара экспериментировали. Также разучили ката с тонфа Хамахига и ката с сай Тятан-Яра. Чугунов, кажется, это ката знал с прошлого семинара, потому как уверенно работал. Кусий с прошлого, еще алма-атинского семинара вынес Цукэн Ситахаку.
Вернувшись в Калининград я выходил на огород. С трех сторон заборы и никого. А за речкой — воинская часть. Стоя между грядок с картошкой я отрабатывал технику палочного боя.

Еще одна Европа
В августе 1993 года сборная области в статусе сборной России направилась на Чемпионат Европы по Годзю-рю каратэдо. На этот раз соревнования проводились в столице Латвии Риге. Годзю-рю там стало развиваться с самого начала 90-ых. А может, даже с конца 80-ых. Латвийцы во главе (на тот момент) с известным каратистом Марисом Абилевым наладили контакты со шведским мастером Судзуки Хироми. Судзуки приезжал к ним и проводил семинары. Да ив Швецию к нему ездили, благо им недалеко. Там, в Стокгольме у Судзуки свой ресторан. Преподавание каратэ, если я правильно понимаю, не является основным источником доходов. Он когда-то давно представлял IOGKF Хигаонны, но затем перешел в Дзюндокан. Подробности мне неизвестны.
Говорят, было двое Абилевых — братьев. Которые были признанными мастерами еще со времен «советского каратэ». Но я видел только Мариса. И то только единожды в 1994 году.
Рижане решили провести соревнования с размахом. И, судя по всему, это им удалось. Национальное телевидение транслировало состязания в прямом эфире (!), что требует слаженности действий судейских бригад и чёткой режиссуры всего мероприятия. В виде наград за первое место они подготовили просто огромные мини-стеллы с фигуркой Бусаганаси на вершине. Предмет жутко дорогой — подобных, наверное, точно не было на прежних чемпионатах, наверное, не было и потом.
Среди калининградцев рассказывали, что Левинтас привез своих ребят и столкнулся с проблемой. Говорят, для участия в соревнованиях требовалось, чтобы бойцы были аттестованы не ниже, чем на первый дан. Калининградцы привычно удивились: аттестаций экзаменационной комиссией, выдачей дипломов и занесением результатов в будо-паспорта не проводилось. Макс сам мог в один прекрасный момент сказать ученику, демонстрирующему в процессе занятий ощутимый прогресс, мол, парень, ты готов на такой-то пояс. Можешь носить! Да и отношение к поясам было своеобразным. Не думаю, что кто-то сильно за ними гнался. Куда весомей было признание товарищей, завоеванное победами на татами. Правда, были и «перекосы». Например, однажды один из членов сборной заявил, что «их» зеленый пояс стоит любого зарубежного чёрного. Разговор зашел, когда член сборной увидел зеленый пояс на Вите Батуринцеве. Знакомая песня, не правда ли? Отчасти это правда — калининградцы, не будучи официально аттестованы ни по одной международной версии, побеждали со своими невысокими поясами вполне солидных соперников. Тот же Олег Быков или Василий Бобков стали бронзовыми призерами Европы-91, будучи обладателями коричневых поясов. Но в том случае, о котором я расскажу, «коса нашла на камень». Считавший себя авторитетным бойцом член сборной решил доказать, что он круче и пригласил поработать Витю в кумитэ. А тот возьми да и сделай усиро-гэри в прыжке. Оказалось, противник «расслабился» (звездиться никому не полезно) и удар-то пропустил, звучно крякнув. «Экспресс-тест» завершился...
Но вернемся к Риге. Нужно было быть «черными поясами». Если то, что мне рассказывали, правда, Левинтас взял и купил в магазине амуниции для единоборств для всех своих спортсменов по черному поясу. В общем, их допустили до соревнований. И это был, вне всякого сомнения, триумф калининградского каратэ.
Командные соревнования обещали быть жесткими. Латвийцы помимо сборной страны выставили команду «Latvia West-East». Бойцы были приглашены туда по контракту. И кто это был? Призеры и победители чемпионатов СССР. Профессиональная команда бойцов с огромным опытом. Среди них, к примеру, Виктор Гриневич из Минска. Он был победителем Первенств СССР среди юниоров. И к моменту выхода на рижское татами только набрался опыта и «заматерел».
И первая же матчевая встреча в командном кумитэ у профессионалов должна была состояться с калининградцами. «Зубры» татами, похоже, воспринимали бои как разминку перед долгим «путешествием» к финальному «золоту». А наши настроились серьезно: погибать, так с музыкой. Принципиальная встреча началась на равных. Насколько я помню, Олег Быков, который был в великолепной форме, все-таки в командной схватке свой поединок проиграл — возможно, «не разогрелся» как следует. Тяжело было всем. Глиссанову достался один из самых сложных соперников. Евгений проигрывал по баллам. И, понимая всю ответственность встречи, «выхватил» победу решительной атакой: на встречном движении зарядил в левую сторону груди левой рукой свой коронный яма-дзуки. Не тот яма-дзуки, который известен в Сётокан как удар двумя руками, а удар кулаком чуть сверху за счет выноса локтя вверх. С глухим стуком кулак встретился с ребрами, противник начал оседать, теряя сознание. Удар был настолько сильным, что он потерял сознание и уже не вышел биться дальше.

Опубликованное фото
Заметка из "Калининградской правды" за сентябрь 1993 года. В статье есть неточности. Во-первых, "объединенной команды России не было". Проф.команда была представлена россиянами и белорусами. Во-вторых, Судзуки "основателем клана" не является.


Виктор Гриневич, выступавший на стороне профессиональной команды, потом рассказывал мне, что ем утоже было совсем несладко, он не ожидал такого сопротивления от Артура Киселева. Кажется, свой бой Гриневич тоже проиграл — счет был 4:1 в пользу калининградцев. Профессионалы просчитались. В финале каратисты Левинтаса не смогли одолеть только немцев.
Глиссанов и в личном зачете пробился в призеры, став третьим в своей весовой категории. Евгений из категории «до 75 кг», где выступал на заре своей карьеры, перешел тогда в какую-то из тяжелых. Он постоянно работал над силой и его умопомрачительной силы удар — результат того труда. Выступал он и в «абсолютке». А на ЧЕ-1993, кажется, в финал не вышел, проиграв громадных размеров немцу.
Олег Быков «подобрал ключи» ко всем из соперников и в «до 75 кг» стал первым.
В общем, вернулись домой ребята на подъеме чувств.
Ходили слухи, что Судзуки Хироми сам вручил Глиссанову черный пояс, когда тот стоял на пьедестале. Именно так мне рассказывали наши ребята. Но Глазунов, когда мы рассказали, на этот счет только улыбнулся. Но вопрос о том, как оценивают европейские инструктора, и Судзуки в их числе, уровень наших ребят, действительно задавался. А тут и невооруженным глазом видно, что наши были на хорошем счету.

Тренировки с чемпионом. Евгений Глиссанов.
До первой сессии я трясся и крайне редко посещал тренировки — боялся, что не сдам и вылечу из университета как пробка (как выяснилось, зря боялся, подготовился хорошо). Но как раз зимой Глазунов пригласил в свою группу вести тренировки Глиссанова. Это было весьма кстати и на возможные проблемы с учебой пришлось «забить». Евгений Константинович появлялся дважды в неделю. Длилось счастье тренироваться под руководством Глиссанова недолго — всего пару месяцев. Но это «недолго» дало весьма ощутимые результаты. Я уже рассказывал, что для нас он являлся эталоном. И мог быть им для многих каратистов того времени не только в Калининграде. Он не раз получал призы зы лучшую технику, в том числе на Чемпионате СССР по вадо-кай. И было за что ценить. Он не был «коряв», работал всегда с хорошей осанкой, благородно. Техника его безупречна по тем меркам: цуки как из пушки, маваси-гэри — любой позавидует. Он, кстати, был одним из немногих, кто тогда мог с одного выноса колена работать маваси/ура-маваси или наоборот. И при этом четко, результативно. И каждое решающее действие было наполнено силой. Что и немудрено — он не был «фехтовальщиком» и ему его техника была нужна не только на татами, но и за его пределами... Случилась однажды ситуация, когда он вынужден был драться против двоих. И чтоб вырубить каждого, ему потребовалось по одному удару. Но эту тему развивать не будем, информация о «внеспортивной деятельности» Глиссанова не подлежит огласке. ;)

Опубликованное фото
Глиссанов. Фото с Чемпионата Европы 1991 года.


Из бойцов того периода я не встречал столь «конкретного» среди калининградцев и даже некоторые ведущие российские каратисты были иными. В частности, я видел в деле Юрия Семыкина из Подмосковья, многократного чемпиона России в 90-ых. Он был гораздо более «разобранным» что ли. А Глиссанов — глыба. По характеру движений он сродни звезде европейского каратэ французу Аллану Ле Гету.
Он даже как-то раз, еще до преподавания в нашей группе, как-то позвал меня поработать в кумитэ. Ну, что я мог, будучи 15-летним юношей против маститого бойца? Он, конечно поддавался, а я как ребенок радовался, проведя «почти результативную» подсечку (Евгений равновесие потерял, что позволило мне обозначить удар, но на пол не упал). Как мало было для счастья нужно... :)
Его манера обучения и вообще процесс обучения разительно отличался от того, что давали на своих занятиях Макс Левинтас и Андрей Глазунов. Ряд упражнений я потом не встречал нигде больше. А в определенный момент они очень даже могли пригодиться. Техника у Глиссанова носила ярко выраженный индивидуальный характер на фоне других бойцов. Если Макс, к примеру, учил быть короткий маваси (и короткий ёко-гэри тоже — однажды в с/к «Юность» я отрабатывал длинный, с конкретным разворотом, как в тхэквондо, ёко, а он подошёл и поправлял). А Глиссанов предпочитал бить маваси в голову в длинном варианте — с разворотом на опорной стопе. Еще одна классическая «мулька» от Глиссанова — удары с передней руки. И прямой, и яма-дзуки он специально готовил, подбираясь к противнику и предварительно скручивая корпус. И, соответственно, кое-что из своих знаний передал нам. Рассказывал о «хитростях». Например, как для гяку-цуки в корпус с хорошим понижением центра тяжести «подготовить» противника. Знакомил и с «грязными приемами», которые могут применять противники. Он и сам когда-то «погорел» в распространенной ситуации, когда, заработав балл, опустил руки: разъяренный противник уже после команды судьи «Ямэ!» не остановился и «отыгрался», сделав рассечение брови Евгению. В общем, теория и практика была весьма полезной. На эту тему я мог бы долго распространяться, но мне, во-первых, будет сложно описать в тексте технические особенности калининградского каратэ, а во-вторых, это будет сложно понять тем, кто не в «калининградской теме».




Январь 2017

П В С Ч П С В
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
2324 25 26272829
3031     

Моё изображение

Последние посетители