Перейти к содержимому


  




Сам о себе. 1991 год.

Автор: Павел Долгачев, 11 Октябрь 2010 · 1 691 views

Знакомство с литовскими коллегами
Наверное, где-то весной 1991 года мы впервые поехали в Литву «пообщаться» с коллегами. Честно говоря, отправляясь туда, не представляли, что нас ждет. Да и Андрей Викторович Глазунов не распространялся. Ехали просто потренироваться с коллегами. Дотелипались на дизельном поезде до города, там нас встретил Ромас Навицкас, лидер местных каратистов, один из пионеров каратэ в СССР. Разместились мы за городом, в санатории на побережье Кауно мари - водохранилища. Первую тренировку провели на свежем воздухе. Возглавлял нашу группу тогда такой же юный, как и мы литовец Шпокас, один из лучших учеников Навицкаса той поры. Он, кажется, уехал в Канаду, став чемпионом мира по Шидокан...

Тренировка начиналась с пробежки по сосновому бору. Мы остановились на поляне, отрабатывали базовую технику, немного якусоку-кумитэ. Нагрузку нам изначально обеспечили серьезную. Шпокас - невысокий, аккуратный юноша помладше меня, обладал техникой для тех лет почти безупречной. По крйней мере нам так виделось, и так осталось в головах. И у него голова была (и наверное, есть) ясная. Помню, как потом, уже в городе мальчишки возраста первоклашек в раздевалке изподтишка дразнили его "Шпокас-пропокас!" (хоть убей, не знаю, что означает!), а он даже не слушал. Впрочем, авторитет у него был солидный.

Отправляясь на следующую тренировку - уже в город, мы ожидали троллейбуса и начали гоняться друг за другом. Я «удачно» врезался левой стороной башки о металлический столб остановки. Глупо, конечно. Так что ехал туда с припухшей половиной лица. А в спортзале меня уже «отрихтовали» до симметрии — с ноги зарядили в другую скулу. Наши коллеги приняли нас не хлебом-солью, а достаточно настороженно. Да, каунасская и калининградская школы каратэ дружили (Левинтас и Навицкас давние товарищи), но мы попали в тот самый момент, когда Литва только-только вышла из СССР и закрепилась как самостоятельное государство. Немного тени национализма ощущалось среди молодежи... Их определяли и вильнюсские события незадолго до отсоединения от Союза Литвы, и конфликты россиян и литовцев чуть позже - например, в Калининграде в конце 80-ых была попытка погрома литовцев, приезжавших с товарами на местный продуктовый рынок. Тогда толпы пэтэушников и школьников вышли "волной" на рынок, пошлись по рядам, выикивая литовцев. Кажется, те вовремя были предупреждены. Потом агрессивная молодежь прошла по улицам. Сотрудники КГБ с несколькими кинокамерами снимали происходящее. Потом почти всех вызывали в "органы" для проведения разъяснительных бесед... Причиной неудавшегося (слава Богу!) погрома стали случаи "обстрела" камнями калининградских автобусов в Литве.
Это было явным свидетельсвом межнациональной напряженности. Было же, блин, время...

Опять-таки, «ощущения» о настроениях коллег поступали в основном от ног. Болела не столько голова, сколько бедра от лоукиков. Мы прежде соревновались «по-вуковски», и что собой представляют лоу да колени, броски с захватами за одежду, знали только приблизительно. Тут почувствовали на себе.

Но в целом нам понравилось. От природы, как правило, крупные литовцы напирали на физподготовку, в контакт бились от души, демонстрировали хорошую технику и главное — настрой, общение. Литва, такая близкая, все-таки была «заграницей». Другой менталитет, другие представления. В том числе о каратэ. Тогда они нас удивили всем. И униформой тоже. Создавая «национальную боевую самозащиту» (лиетувос ковина савигинас), они решили нашивать лампасы на брюки и рукава каратэги.

Опубликованное фото
Такой вот у меня был будо-паспорт. Правда, даже печати не проставлено, и все графы пустые.


Профессиональные бои
Кажется, именно в начале 1991 было решено провести матчевые поединки по каратэ между Каунасом и Калининградом. Глазунов выставил нас нескольких принять участие в показательных выступлениях. Меня распирало от гордости (за других отвечать не буду). Кажется, Миша Бондарев работал в паре с Андреем Захарченко, я, вроде, с Андреем Козелом... Вспоминается с трудом. Хотя потом я видел эти показательные и сами соревнования у кого-то записанными на видео.

Зато точно помню, что там впервые увидел Олега Авдыш. Он крутил «чаки», тонфы. Ставил на голову своему сынишке Давиду (ему лет-то было три, наверное) пластиковый стаканчик и сбивал его нунчаками. Затем ставил на голову яблоко и разрубал его самодельным «ниндзёвским» прямым мечом.
Под занавес показухи Давидка, одетый в костюм ниндзя, разбил рукой доску, потом еще одну. На какой-то задержался, и отставив третью попытку, с разбега врезал по доске головой. Она сломалась. Доска, конечно.

Сборная Калининградской области выставила пять бойцов против пятерки лучших каунасцев, учеников Навицкаса. Эти поединки проходили по правилам WUKO. Насколько помню, среди наших выступали Глиссанов, Малашенко, Потрясов. Всех не перечислю. По этим хорошо знакомым правилам калининградцы уверенно победили литовцев. Но был еще один раздел состязаний, ради которого все было обустроено по высшему разряду — и крупнейший спорткомплекс «Юность», и калининградское ТВ. Литовцы «привезли» с собой профессиональные бои по савигинасу. Посреди манежа расставили ринг. Бои проводились в легких перчатках с открытыми пальцами. Их разработали литовцы. Форма одежды — каратэги. У литовцев — с лампасами. Позволялось бить коленями (за локти не припомню — кажется, тоже да). Профессиональные бои подразумевали 5 раундов «в полный газ». От калининградского каратэ выступать решил Олег Сысин. Но он, видимо, не очень четко себе представлял угрозу «контактных штучек» в виде лоу и коленей. Даже на фото в газете «Калининградская правда» он был запечатлен, отбивая ногу противника у своего бедра. Надо отдать ему должное — держался отлично, порой даже наравне работал с литовцем (фамилии не помню - возможно, Барткус, зато помню, как он потом выступал).

Еще один бой не помню. В голове — каша. А не Сайко ли выступал тогда? Сайко — рукопашник, в те годы хорошо засветившийся (не только спортивными достижениями). Кажется,в тот самый раз было много крови... со стороны калининградца, который вопреки полученным ударам в борьбе вынудил противника сдаться, проведя болевой прием...

А третий поединок запомнили, наверное, все зрители за динамику, интенсивность и драматичесекую развязку. С каким-то рукопашником (фамилии не знаю), мастером спорта по боксу (вроде как) должен был драться Даугела, ученик Навицкаса. Белобрысый такой литовец. Очень вежливый, прям классический интеллигент, только без очков. На вид не сильно мощный, но поверьте — сильный и мускулистый. И вот уже во втором раунде он вырубает противника ударом колена! Потом он в раздевалке объяснял коллегам: «Мы договаривались, что первый раунд оба работаем аккуратно, чтобы «растянуть удовольствие» зрителей. Друг друга щадим. А он, видимо, на нервах начал сразу бросаться меня вырубить. Я пытался показать, что не время, но он не понимал. Мне ничего не оставалось делать — либо он меня, либо я его».

Мы, тогда мальчишки, разве что автографы не брали... Или даже брали, не помню. Он, конечно, красиво выступил и для нас был просто героем, как, впрочем, и остальные. Хотя до этого мы с Даугелой уже были знакомы — он нам показывал Каунас, когда мы приезжали в клуб Ромаса. Кто ж знал, что он такой «зверь»? И позже хорошо общались, Андрея Козела на аттестации по савигинас (год не помню) как самого перспективного специально ставили работать в кумитэ с Даугелой. И хотя класс был несравним, Даугела всегда корректно работал. По сути — учил.

Тренировки в сарае
К концу учебного года (1990-1991) Глазунов перевел группы в другое место занятий. Летом мы занимались в парке Калинина. Напротив комплекса «Молодежный» (ранее — дискотека «Колос», а с недавних пор здание перестроено под ледовый дворец) располагалась огороженная «рабицей» территория с небольшим одноэтажным домиком. Это хозяйство принадлежало, вроде как спонсору Федерации каратэ Калининградской области, и нам дали им попользоваться. Занятия проходили на открытом воздухе, а в домике едва-едва могли поместиться спортсмены для переодевания.

Опубликованное фото


До сих пор помню своеобразную форму тех лет. Глазунов, а за ним его ученики некоторое время после отмены запрета ходили в серых костюмах, напоминавших хирургическую робу — рубаха с коротким рукавом и без пуговиц — у нее разрез только для того, чтобы просунуть голову. Кто-то ради удобства делал низ брюк на резинке, кто-то оставлял так. У Глазунова на левой стороне груди был вышит гладью знак «инь-ян». Иногда поверх рубахи он носил свой пояс. Остальные как-то не очень спешили поясами обвязываться. Каратэги было редкостью, тем более на тренировках. Я каким-то образом в какой-то центральной газете нашел объявление о продаже каратэги подмосковной фирмы «Медикод» и заказал себе по почте. А до этого на «ответственные мероприятия» одевал каратэги уже не помню какого пошива. Кажется, купил его в Литве.

Второй учебный год закончился, нас на лето распустили. Если предыдущий летний сезон я не нашел в себе сил сорганизоваться и самостоятельон тренироваться, то на этот раз занялся вопросом "самообразования" всерьез. Живу я до сих пор на улице под названием Колхозная (у немцев она носила другое, как мне кажется, звучное им - улица великого комтура (т.е. казначея в рыцарском ордене). За домом у всех жителей шести квартир были огороды и сараи. Наше большое семейство (бабушка, дедушка, родители и нас трое пацанов) обладало двумя огородами и двумя сараями - бельше, чем было у других. В сарае дед выращивал всякую живность - кур, нутрий, кроликов. Были одно время и хрюни, и козы. Естесственно, на цепи собака... В общем, как будто и не город, а деревня. Но сельскохозяйственный подъем был не вечен. В 1985 году мой дед умер, животные, кроме собаки и кур были проданы. На хзагороженной открытой территории между огромных клеток для нутрий я расчистил площадку для тренировок. Под сливой вкопал доску - макивару. Её я очнь любил долбить, и именно в тот период - первые несколько лет занятий - у меня действительно были мозоли на кулаках, хоть и небольшие.

К сараю был приделан навес. Под самой крышей я "организовал" перекладину. Каюсь - до сих пор подтягиваться не люблю и умею это делать очень плохо.

На стеллаже закрепил один из резиновых роликов с разобранной мной испорченной "отжималки" от старой стиральной машинки, выполненной в стиле "бочка". Его этот ролик околачивал сюто-ути.

Было еще несколько "инструментов". Например, нетолстое бревнышко я обмотал веревкой и подвесил вертикально. Но роль "мешка" эта штука выполняла фигово - очень была жесткой. И болталась больше нужного. Помню, пытался привязывать гирю к концу бревна. Фигня полная.

Потом я из брезента сшил мешок. Правда, вешал его первое время дома, в проеме комнаты на винты, которые отец некогда ввернул для крепления простенького детского гимнастического комплекса.
Мешок был набит песком, и висел, упираясь в косяк. Удары по нему в полную силу было тяжело выполнять. В подвешенном состоянии в сарае он использовался много лучше.

Пытался я делать и "деревянного человека", как в Вин-чунь. И получилось даже неплохо. Но выполнен он был мной из такой сухой древесины (я все делал из подручного материала. взял да в роще за забором отрезал ножовкой кусок завалившегося клена), что я вскоре сломал бревно ударом ноги. Что говорит не о силе удара, а о хрупкости материала.

В конце 80-ых мои родители начали строить дом. Пытался я колоть руками кирпич, но получалось ломать только дырчатый, да и то, только если он уже был треснут Силикатный не давался не под каким соусом. Огнеупорный, несмотря на свой вид (весь в трещинах) тоже как-то не хотел пополамиться...

А еще я очень любил метать. Всё подряд. Мишенью служила дверь сарая. В нее я бросал разные ножи (как правило, кухонные, но был и откопанный подгнивший немецкий мясницкий нож здоровенного размера), серпы (обычные. они моментально гнулись и опыт их использования ограничился буквально енсколькими разами). Топоры предпочитал метат в забор - не так заметны были разрушения.

Из латуни (что попалось под руку, то и применял) вырезал "звездочку ниндзя". Шестиконечную, но не как "звезду Давида", а сделав каждый конец наподобие острия копья - с зазубринами. В дверь сарая "сюрикэн" втыкался двумя остриями, как правило. Затуплялся быстро, но был тяжел, поэтому входил в дерево довольно глубоко по моим понятиям. Иногда, чтобы вытащить его, приходилось выколачивать ее ударами деревянного бруска.

Романтика, одним словом.

"А теперь дискотека!" и Чемпионат Европы по Годзю
В сентябре мы начали тренироваться в самом «Молодежном». Полы там были ужасные — я пытался заниматься босиком, но быстро эту затею плюнул. Щели между досками по 1,5 сантиметра шириной, торчащие шляпки гвоздей и риск получить конкретную заносу заставили отказаться.

Тогда же Глазунов оставил нас на кратковременное попечение Александру Эдуардовичу Цивирко. Цивирко занимался каратэ где-то за пределами Калининградской области, родом из украинского Запорожья. Щас и не поручусь, но тогда он, кажется, говорил, что изучает и преподает Вадо-рю. А может, я и не точен. Глазунов поехал судьей и официальным представителем команды Калининградской области в Португалию. Туда калининградских каратистов пригласили как представителей Советского Союза.

Вернувшись, Глазунов рассказал, как было дело, как проходили бои, в которых выступали калининградцы. Тогда Сергей Кривцов, Евгений Глиссанов, Олег Быков, Василий Бобков и Виктор Малашенко. Собственно, команда тогда захватила еще редкую в ту пору видеокамеру и запечатлела происходящее. Потом видеокассету я умудрился добыть у кого-то из знакомых, не через Глазунова. Напросился к однокласснику, у которого был видеомагнитофон. Вместе сели смотреть, но ему, видать, происходящее на экране не сильно нравилось: «Кровавый спорт интересней!» - говорил он. А я вылупив зенки, смотрел, что творили наши — и не только — ребята. Евгений Глиссанов — просто красавец. Недаром он, выступав на Чемпионате СССР по Вадокай каратэ, получил не только медаль, но и награду «за лучшую технику». Порадовал Андрей Потрясов, хотя он и не занял призового места. Один из боев он лихо начал задней подножкой с добиванием. Противник ошалел от той легкости,с какой его положили на спину. Команда судьи, и Андрей выполняет тот же прием. Ну и третий раз также... Противник был ошарашен. Да и другие неплохо выступили. К слову, Даниэль Девигили из Австрии, ставший в конце 90-ых годов абсолютным чемпионом мира по WKF, также выступал на этом чемпионате и занял только третье место.

В тот день у приятеля дома был ремонт. Какой-то мужичок-сантехник краем глаза заприметил, что именно мы смотрим. Ну и, конечно, решил показать, на что он способен. Как полагается сантехнику тех лет, он был датым. Раз восемь мужик отжался на ладошках от пола, а далее пожалобился на возраст. И на наши смешки рассказал, как отсидел за то, что когда у него когда-то алкашня пыталась отобрать авоську с синькой, которую он нёс для «коллег» на «сейшн», кого-то «розочкой» пырнул. В общем, весело провел несколько лет без алкоголя и женщин. Бойцы, блин, на каждом шагу...

ДКБФ
Осенью 1991 года мы уже тренировались в спорткомплексе ДКБФ. Наши тренировки проходили в фехтовальном зале на пятом этаже этого большого здания. Мы занимались уже после фехтовальщиков из пятиборья. А после нашей тренировки работали ребята из сборной области под руководством Левинтаса - они задолго до нас осели в этом зале.

О, как много связано с тем непродолжительным периодом. В труде, а не только на соревнованиях мы видели наших кумиров из числа лучших бойцов. И уже не время от времени, как прежде, когда изредка приходили посмотреть занятия, а регулярно. Да и встречали здесь же тех ребят, которые перешли в сборную после периода тренировок у Глазунова.

Там же я увидел Валерия Маталина. Он и после тренировки что-то отрабатывал. Очень нравились ему приемы из ушу. В тот же период или даже раньше, он вел на первом местном частном ТВ-канале передачу "Секция №...", в которой рассказывал о группах, в которых занимались единоборствами. Помню, как делал репортаж с матчевых встреч по каратэ "Калининград-Эльблонг" и "Эльблонг-Калининград", рассказывал о тхэквондо, ушу, джиу-джитсу. Был местным "Колей Коровиным", если можно так выразиться.

Глисанов как всегда удивлял четкой техникой. Один из классических его приемов - яма-дзуки с левой руки. Под яма-дзуки в данном случае подразумевается не удар двумя руками, а удар чуть сверху одной. Еще он отлично выполнял маваси и урамаваси-гэри.
Кривцов, Шевцов, Быков, Малашенко и многие другие регулярно пахали в спортзале.

Ну а мы тоже фанатели и старались по максимуму выложиться. Случались и "забавные" случаи. Однажды я отрабатывал урамаваси в развороте, стараясь выполнить три удара подряд. Каждое отталкивание от пола придавало чуть большее ускорение вращению. В тот момент я приходил на тренировки не совсем выздоровевшим и шмыгал носом. И вот, на третий разворот у меня из носа... вылетает сопля. У меня мгновенно сработала рука - я успел ей подхватить то, что чуть было не отправилось в полет по спортзалу... И побежал, раскрасневшись, мыть руки. Надеюсь, никто этого не заметил.

После приезда литовских коллег и матчевой встречи Левинтас начал напирать на контактное кумитэ. Разницу он ощущал по-своему - тренировки стали отличаться не только арсеналом приемов (Мак Михалыч давал и удары коленями, и способы входа в клинч и даже способы переворота противника на лопатки при выходе в партер - несмотря на отсутствие татами). А методами, которые он использвал. Дробление приемов на ряд подводящих упражнений с вычленением наиболее важных нюансов - его коронка. А обычно в секциях и даже у тех же литовцев царил простой подход, который грубо можно описать принципом "показали прием целиком - делай". Естесственно, нюансы есть всегда, но объектом занятий была именно техника в очведной ее форме. Макс в этом плане удивительный методист, удивлялвший иногда тем, что для проработки тех или иных качеств бойца мог дать совершенно непривычные упражнения. До сих пор помню, как в качестве теста дал задание бег с препятствиями одному из составов сборной. К сожалению, все это описать сложно - у Левинтаса в те годы было по толстой папке на каждого бойца - его показатели, рекомендуемая программа...

Литовское каратэ
Мы же, "молодняк", продолжали под руководством Глазунова ездить к Ромасу Навицкасу. Литовцы уже тогда "баловались" коммерческими поединками по контактному каратэ (савигинас), а молодежь дралась по упрощенным правилам. На руки одевались нетолстые, сантиметра 4 накладки с открытми пальцами. Прямые удары в голову были запрещены (как показала практика, это слишком опасно), зато боковые - бей, не хочу. Ногами - полный контакт по всему телу и ногам (но локики только с наружней стороны бедра). Разрешены были удары коленями, локтями в корпус. Приветствовалась борьба - броски и работа в партере до 15, кажется секунд. Для победы достаточно было выполнить "иппон" - нокаут, технический нокаут и болевой прием.

Досконально я эти правила не запомнил - в те годы акценты менялись, шел эксперимент. Даже мои коллеги Миша Бондарев, Андрей Захарченко и Андрей Козел вряд ли помнят нюансы, хотя несколько раз принимали участие в первенствах Каунаса и Литвы и становились призерами. Я не ездил - обычно по возрасту было стёмно выступать в более высокой возрастной категории, где я бы мог "отхватить" по полной программе...

Приезжая в Каунас к Навицкасу, мы попадали то в его клуб "Ажулас" (в переводе "дубки", кажется), который располагался в подвале. Зальчик был маленький, но специализированный. Зеркала, мешки, татами... Обычно там и оставались на ночевки. Никогда не забуду морозные ночи, проведенные в том подвальном додзё! В стене было круглое отверстие для вентилятора, прикрытое фанерой. В дневное время шли активные тренировки и босые ноги быстро привыкали к холодному полу (но стопы сводило часто - ух и неприятное чувство, однако). А вот ночью... Однажды мы приехали в ноябре или даже декабре. Ночью не спасали ни маты, которыми мы накрывались, будучи одеты по полной выкладке, ни кратковременные пробежки "для сугреву". Да, представляете себе - накрывались татами!
Пол был жутко холодным. Такое ощущение, что прямо на бетон клали фанеру. Я тогда, чтобы окзаться повыше, ставил к маааленькой шведской стенке доску для подъемов пресса. И спал на ней. Еще в том подвале на высоте вытянутой верх руки были швеллеры, на которые цепляли боксерские мешки. Вот было прикольно засыпать на этом насесте! Естественно, на "перекладины" клалась все та же доска. :)
Но мороз был настолько сильным, что мы грелись... найденным огарком свечи. Собирались в круг и вытягивали к огню руки.

Случалось забавное. Однажды Ромас нас оставил в додзё, а ключи от амбарного замка на дверь туалета забрал сообой. Мобильников тогда не было и попросить ключи возможности не предоставилось. Ладно, решили мы. Литва эконмит электроэнергию, на улице уже темно и фонари не горят. И выйти куда-то за угол пописать не проблема. Проблема оказалась с большой нуждой. Один из наших ребят пошел поискать себе местечко для раздумий, ибо приспичило. Вернулся ошалелый. Рассказывает: "Вышел во двор. Кгругом пяти- и трехэтажные дома. Время от времени прогуливаются люди. Иду за дома. Вижу гаражи. Обхожу. Темень - хоть глаз выколи. Думаю, ну, не грех и дальше в "дебри" углубиться. Мало ли кто увидит. Вижу ряд кустов. Спрячусь-ка за ними. Захожу, спускаю штаны.... И вдруг рев моторов, лучи света бьют мне прямо в глаза... Потом снова темень. И опять свет... Млиииин... Вышел, оказывается, я оказался чуть ли не на проезжей части!". :lol:

Это все лирика. Чего только не случалось в Литве! И весело было, и иногда грустно. Но самое главное - мы тренировались. Было весьма интересно. Мы попдали не только в додзё клуба "Ажулас". Тренировки проходили также в разных школах. Потом помню борцовский и боксерский залы в Институе физкультуры Каунаса. Чтобы попасть туда, надо было добраться до храма, который стоит в конце пешеходной туристическо-сувенирной улицы (на ней еще бесчисленные магазины, памятник Витаутасу (Витовту), почта, Музей чертей. Неподалеку там же, кстати, находилась столовка с чертами советской, в которой готовят офигенские цеппелины - отличное национальное блюдо в виде "картошек" по форме, а по сути мясо в тесте. К Институту надо было подниматься по тропинке на высокий холм.

В зале дзюдо отрабатывали в основном простейшие варианты бросков. Как всегда спарринговали. Ромас Навицкас мог себе позволить повозиться с нами мелкими. Помню, как он становился в нэко-аси и работал с передней ноги. Только к нему подвинешься, а он маэ-гэри аккуратненько вставит. Или микадзуки. Или ура-микадзуки. Кто-то из литовских инструкторов, которые участвовали в тренировках, особо наработал фишку - угроза микадзуки-гжри и переход на мощный маэ. Специфичная по нынешним временам техника.

Еще помню, как Ромас принял боевую изготовку и то же самое сделал я. Только он кисти сжал в кулаки, а я выставил свои пальцы. Он не приминул воспользоваться и схватил меня за пальцы. Рука потом болела долго :) Впрочем, всё это было игрой со стороны мастера. Как можно было мне дохлому, весившему в переделах 65 кг, с ним серьезно состязаться хоть в чем-то - с ним, плотно сбитым, отлично подготовленным физически, ловким и техничным?

Еще мы наблюдали сотрудничество местной школы бокса и каратистов. На стене вывешены фотографии мастеров. "Знаешь, кто это?" - спросили литовские коллеги, указывая на чье-то фото. Ну откуда же? "Эх ты! Это Шоцикас!". Бои этого человека в молодости я видеть не мог. Мне знакома лишь доля его славы. Мой отец в юности занимался боксом, был призером первенства РСФСР, КМС и оставил спорт в связи с учебой на физмате. Но он и сейчас посматривает бои по "ящику". От него я и слышал имена легенд советского бокса. Альгирдас Шоцикас - один из лучших, если не самый лучший. так что могу похвастать тем, что я мельком встречался с таким человеком. Кажется, я видел его в Институте.
Кстати, почитайте отрывки из книги: http://www.gramotey....file=1269100825

Кажется, в конце лета 1992 года Ромас Навицкас привозил на несколько дней своих ребят в Отрадное с целью совместных занятий. Но тренироваться надо было на улице. И все прошло не очень удачно - зарядили ливни, испортив всю программу. Но кто-то из наших тренировался с литовцами в фойе и корридорах санатория, где они размещались. Я этот момент как-то "прощёлкал".

Предыдущая часть - http://www.budo-foru...rosto-1990-god/
Следующая часть - http://www.budo-foru...-sebe-1992-god/





Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

My Picture

Latest Visitors