Перейти к содержимому


  




Как Годзю-рю появилось в Прибалтике

Автор: Павел Долгачев, 04 Октябрь 2010 · 1 537 views

Чем жило калининградское сообщество каратэ "после отмены запрета"? Начало 90-ых - это прорывы советских каратистов за рубеж и приглашение мастеров "оттуда". При том информационном голоде многое решал случай. И у нас это было по-особому.
Один из из учеников калининградского тренера Александра Цивирко (в настоящее время он является председателем Федерации каратэ Калининградской области) был моряком загранплавания. Когда судно, на котором он ходил в море, встало на рейд в порту Лиссабона, он каким-то образом, может быть, даже случайно, набрёл на одно додзё. Здесь он увидел, каким бывает каратэ. Это был стиль Годзю-рю... Преподавал там (и преподает поныне) Джемсквейра Перейра - известный в Европе специалист, который начинал в Африке с Сётокан, а с середины 70-ых увлекся Годзю-рю.
Познакомившись с советским моряком, Перейра передал для Цивирко приглашение. Да не куда-нибудь, а на Чемпионат Европы по Годзю-рю, который должен был состояться в 1991 году. Цивирко показал приглашение Андрею Глазунову, моему учителю, который тогда (и долгие годы спустя) возглавлял областную федерацию. С подачи Глазунова сборная команда области выехала в Португалию, где пятеро спортсменов к собственному удивлению и удивлению других завоевали бронзовые медали. Это был очень весомый успех той команды, которая, по воле организаторов мероприятия, выступала как сборная СССР!

Опубликованное фото
Судейская бригада -
Нуно Оливейра (Португалия), Судзуки Хироми (Швеция), Андрей Глазунов (тогда - СССР),
Огава Такэдзи (Австрия) и др.

В те же годы калининградская команда пробовала свои силы в товарищеских матчах с польскими коллегами. Две встречи по правилам WUKO - одна в Ольштыне (кажется), вторая в Калининграде - и обе в пользу нашей пятерки бойцов.

Но если сборная области под руководством Макса Левинтаса представляла собой команду "кумитистов", из которых мало кто делал ката вообще (а в 80-ых практиковали "советский" Сётокан), то Глазунов проявил интерес к "классике". Он с интересом рассказывал нам о необычных ката стиля, которые видел на соревнованиях, о тех японцах, которые судили или делали показательные выступления... Кстати, латвийские каратисты (Рига, ученики известного в СССР Мариса Абилева) в то же время наладили контакты с мастером из Швеции, японцем по национальности. Судзуки Хироми (на тот момент уже представитель Дзюндокан, а ранее он был учеником Хигаонна Морио) приезжал к ним с семинарами, ездили они к нему. А Глазунов, попав на тот Чемпионат Европы по Годзю, качественно судил поединки и с Судзуки, который также реферил кумитэ, нашел общий язык.

В 1992 году еще один "неслучайный человек" для калининградского каратэ Ромас Навицкас из Каунаса оповестил калининградцев, что проводится семинар по Годзю-рю... Ромас - друг и учитель Макса Левинтаса и Андрея Глазунова. В Литву "за синяками", полученными от коллег, мы ездили регулярно... Ромас был в поиске, и после занятий эклектичным советским каратэ, которые в те годы обрело формы "литовской национальной боевой самозащиты", искал информации из первоисточников. "Лиетувос ковина савигинас" было жестким видом, смесью тогдашнего представления о Кёкусине с включением бросковой техники самбо и дзюдо (по которым Ромас был мастером спорта). Каким-то образом он вышел на специалиста из Великобритании и договорился о проведении семинара. Боб Ганнибал на тот момент был обладателем 4-го дана Дзюндокана.

Глазунов тут же откликнулся, и в октябре 1992 года мы, то есть его ученики, он сам, а также Александр Парфенов (вместе с Цивирко он организовал тогда один из клубов каратэ) и его племянник Алексей Лычагин сели в поезд.... Советский Союз тогда еще только развалился, появились границы, но проезд в соседнюю республику был прост.

Опубликованное фото


Семинар Боба Ганнибала проводился в санатории, расположенном на побережье "Кауно мари", то есть "каунасского моря", а на самом деле - огромного водохранилища. Сосновые рощи, отличный свежий воздух, пение птиц... Все было великолепно, разве что в номерах гостиничного комплекса не топили - свободная на тот момент Литовская республика испытывала энергетический кризис. Было забавно засыпать в одежде, чтобы не замерзнуть, а просыпаться не только в ней, но еще и обуви и шапках - корпус за ночь промерзал до инея внутри. На дворе стоял октябрь.

Зато в зале мы потели, старались. Глазунов привез нас несколько человек. Меня, Андрея Козела, Мишу Бондарева, Катю Сидорову, Андрея Захарченко, еще нескольких, чьи фамилии я не вспомню или могу написать с ошибками. Тренинг состоял в изучении базовой техники. Усердно нарабатывали санданги. Мне на тот момент был совершенно непонятен Сантин, которому было уделено много времени. Заодно разучили Гэкисай-дай ити...

Потом мы несколько раз ездили к Ромасу Навицкасу за новыми знаниями.

А в 1993-ем году пришло письмо на адрес "Областной федерации каратэ". На семинар по Годзю-рю в Томск приглашал Леонид Щепкин, внедавнем прошлом - ученик Макса Левинтаса. Как стало ясно из письма - шеф-инструктор "Всероссийской ассоциации Окинаван Годзю-рю". Там мы познакомились с другими каратистами страны, которые стали практиковать Годзю-рю... Но об этом в другой раз.




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

My Picture

Latest Visitors