Перейти к содержимому


  




Касима син-рю (Корю): Философия и наука боя - 13

Автор: clover, 29 Ноябрь 2015 · 903 views

Касима син-рю (Корю): Философия и наука боя - 13 (предыдущая часть)

Ката Касима син-рю

(NB! Ката ортодоксального (Сэйто) Касима син-рю отличаются от ката Касима син-рю сенсея Инаба. Т.е., Рюги Касима син-рю отличается от Рюги Айкидо)

Так же, как говорится в пословице «Кохо ва фудэ o эрахадзу»* (на мастерство в каллиграфии качество кисти не влияет), так и истинные мастера бугэй могут использовать все равно какого качества или вида оружие. Однако, чтобы научиться пользоваться любым видом оружием совсем не обязательно изучать всевозможные его виды, например, в Касима син-рю для изучения принципов использования оружия преподается всего несколько их видов, которые были наиболее распространены еще в старые самурайские времена. Формы и размеры этого оружия для практики в Касима син-рю традиционно сохраняются.

*Авторство этой пословицы приписывается основателю буддистской школы Сингон - Кукай. Он был замечательным мастером каллиграфии и считается, что изобрел слоговую азбуку Хирагана, которая по-прежнему используется до сих пор.

Главным оружием в будзюцу Касима син-рю является меч – с него начинается обучение. Т.о., искусство меча является отправной точкой для последующего изучения других видов искусств. Программа обучения мечу имеет три раздела: использование меча против противников, вооруженных мечами (кендзюцу); использование меча против противников, вооруженных другими видами оружия (кендзюцу татиаи) и навыки извлечения меча из ножен с ударом (баттодзюцу). В программу обучения мечу Касима син-рю входит изучение 115 главных ката, которые подразделяются на 12 групп (7 групп – это ката кендзюцу, 4 группы - ката кендзюцу татиаи и 1 группа, состоящая из 32 ката, предназначена для баттодзюцу), и кроме того - несколько десятков вариаций главных ката, а также специализированных ката, которые преподаются только для опытных учеников.

После изучения искусства меча, которое является главным в группе «Омотэ искусства» Касима син-рю, ученики приступают к изучению дзюдзюцу, которое является главным в группе «Ура искусства» Касима син-рю. Дзюдзюцу включает изучение не только безоружных способов ведения боя, но и использование ножа, веера и пр. мелкого вида оружия, а также тасуки-дори (навыки ареста) и хобакудзюцу (искусство связывания противника). В свою очередь техники ножа подразделяются на использование короткого меча (вакидзаси) и кинжалов различной длины. Веер (Тэссэн) представляет собою складную бумагу длиной примерно 30-36 см, покрытую для жесткости лаком. Бумага «надета» на ребра веера, которые изготавливаются из того же типа закаленной стали, что и мечи. Веером можно резать, как ножом, бить или тыкать им в противника, а также метать его в сложенном состоянии, подобно сюрикенам.

Опубликованное фото


В дзюдзюцу Касима син-рю предыдущий сокэ Кунии Дзэн'я преподавал более 230 ката , которые были разделены на 6 групп. Текущий сокэ сосредоточился на преподавании 74 ката, как базовых - главных, которые также разделены на 6 групп, плюс несколько десятков специальных ката.

Рис. 23. Средневековая/времен начала модернизации Японии нагината (сверху) и копье(снизу)

(Нагината и копье)

После изучения кендзюцу и дзюдзюцу ученики могут переходить к изучению других видов оружия. Порядок изучения последующих видов оружия в Касима син-рю строго не определен, поэтому ученики могут сами выбирать вид оружия в зависимости от их интересов, способностей и подготовки. В основном ученики предпочитают изучать оружие в таком порядке: нагината, копье, длинный и короткий шест, сюрикены и кусари-гама.

Нагината (см. рисунок 23) является глефаподобным типом оружия, имеющим довольно длинный изогнутый клинок. Первоначально нагината использовалась для ударов по ногам лошадей или для поражения всадников, но затем она стала использоваться и для ударов по ногам пехотинцев. Нагита была особенно популярна в период эпох Хейян и Камакура у «Акусо» (Сохэй) - «монастырских воинов»*, которые нанимались в качестве охраны большими буддийскими храмовыми комплексами, расположенными в округе столицы (Киото).

*Очень часто слово «сохэй» переводят на английский язык, как «монахи-воины» — это крайне неудачный вариант перевода, поскольку вводит в заблуждение – эти люди не были монахами, они просто оказывали охранные услуги богатым храмам или монастырям, т.е. они были наемниками за плату. Поэтому наиболее верным переводом этого слова является «храмовые\монастырские воины\стражники». Подробные сведения о жизни Сохэй излагаются в книгах таких акторов, как Hirada Noshiharu (Sohei to bushi), Hiyoski Shoichi (Nihon sohei kenkyu) или Katsuno Ryushin (Sohei).

Прекрасные сведения о нагината и его истории приводятся в книге Еllis Аmdur «The Development and History of the Naginata».

Опубликованное фото


Со времени эпохи Муромати и до эпохи Эдо вместо нагинаты стало использоваться копье. Примерно в то же время укороченная разновидность нагината стала популярной у женщин-самураев в качестве традиционного оружия для защиты дома. В программу Касима син-рю входит 20 ката «нагината против нагината» и еще 15 ката «нагината против меча».

Копье (Яри) является универсальным типом оружия, т.е. его можно применять, как против кавалериста, так и пехотинца, поэтому со времен позднего средневековья оно пришло на смену нагината, став главным видом оружия, используемого на полях сражений. Оно было излюбленным типом оружия особенно у офицеров. Мацумото Бидзэн-но-ками Масамото был одним из самых прославленных мастеров копья, поскольку снес бесчисленное количество голов врагов на полях сражений разновидностью копья, называемого «Дзудзи-яри». Со времен раннего средневековья пехота стала вооружаться копьями длиной от 7 до 9 сяку (от 2,12 до 2,73 м). В конце средневековья на вооружении пехоты появились новые сверхдлинные копья, например, «Никэн-яри» длиной 3,64 м или «Санкэн-яри» длиной, аж, 5,45 м.*

* Никэн-яри и Санкэн-яри – это копья длиной 2 и 3 кэна, соответственно. Один кэн был равен типичному расстоянию между 2 опорными столбами в японском доме – примерно 1,8 м. Сяку равнялся примерно 30,3 см – согласно системы мер, установленной императорским указом.

Большинство из 20 ката Касима син-рю практикуются с шестом (Бо) длиной 1,8 м, действия в которых почти полностью идентичны действиям в ката с копьем или нагината. Однако, согласно Рюги (доктрины) Касима син-рю, искусство шеста классифицируется, как «Ура вадза», т.е. - «Ура искусства» (среди которых дзюдзюцу – главное), а яридзюцу (или - содзюцу) и нагинатадзюцу относятся к «Омотэ вадза», т.е. – «Омотэ искусства» (среди которых кендзюцу – главное). Причиной этого является то, что копье и нагината являются «кровавыми» (позволяющими легче и быстрее убить) видами оружия, а шест – «бескровным». Также в Касима син-рю преподается дзёдзюцу - короткий шест\палка, которые можно использовать, как в качестве «меча», так и в качестве защиты от меча. Первоначально в Касима син-рю отдельное изучение дзюдзюцу отсутствовало, в программу обучения – в качестве отдельной дисциплины – дзюдзюцу ввел 12 сокэ\сиханкэ Кунии Таидзэн (Kunii Taizen Minamoto no Ritsuzan). Кроме того, 13 сокэ\сиханкэ Кунии Дзэнтаро (Kunii Zentarô Minamoto no Ritsuzan) добавил в учебную программу Касима син-рю10 ката для 1,2 м шеста и 3 ката для ёсэидзуэ, или серпа для тростника.

В программе обучения Касима син-рю есть еще два вида оружия, хотя, в последние годы они преподаются все реже и реже – это сюрикен и кусари-гама. Метание сюрикенов («дротиков» различных форм) применяется для атаки противника, до которого невозможно дотянуться мечом. В представлении западных обывателей сюрикены чаще всего ассоциируются с заточенными «звездочками», однако, в традиционных рюха бугэй чаще всего используются ноже- или гвоздеобразной формы. На основе практики в метании сюрикенов ученики должны научиться метко бросать любые предметы - от короткого меча до палочек для еды.

Кусари-гама, которое вошло в использование в конце периода Муромати, представляет собою короткое древко с надетым на один его конец лезвием короткого серпа, а на другом конце – прикрепленную цепь с грузиком. Цепью можно было зацеплять оружие, ноги или шею противника, сбивая его с ног на землю, где его можно было добить лезвием серпа. Кроме того, грузик на конце цепи мог использоваться для болезненных или поражающих ударов по противнику.

На рисунке 24 изображена кусари-гама, которая используется в практике Касима син-рю: длина цепочки от 2,5 до 3,5 м, шарик-грузик на цепочке прикрепляется к концу древка, грузик обшит кожей. Лезвие серпа сделано из дерева.

Рисунок 24. Кусари-гама в Касима син-рю (источник: Seki, «Nibon budo no engen», с. 38) (Грузик цеплялся к концу ручки, древко 50 см, диаметр древка 3 см, длина лезвия 14 см, ширина лезвия 1 см, форма лезвия такая, шарик-грузик - диаметр 5 см.

Однако, программа Касима син-рю не предуматривает обучения нападениям с помощью кусари-гама, т.е. изучается только защита от атак противников, вооруженных кусари-гама. Тем не менее, ученики должны изучить всевозможные варианты использования кусари-гама, а также его различные сильные и слабые стороны, чтобы знать, как от него защищаться.

Программа обучения в Касима син-рю, в каком-то смысле, довольно необычна для традиционных рюха. В большинстве традиционных рюха программа обучения строится по принципу «постепенного продвижения по спирали к центру», т.е. от самых простых и поверхностных аспектов искусства к самым важным и сложным. Сокровенные доктрины (Оги или Окуги), заложенные в Ката, представляют собою тщательно оберегаемые секреты рюха, к изучению которых дпускаются только лишь очень опытные ученики. Программа обучения в Касима син-рю строится совершенно по-иному, в ней сложная задача изучения Рюги ставится перед учениками уже с самого начала их тренировок, в чем им активно помогают инструкциями и комментариями преподаватели. Вся суть доктрины Kасима син-рю в полной мере содержится уже в первых упражнениях, например, в дзюдзюцу ученики сразу же приступают к изучению Рэйки-но-хо (Айки-агэ), а изучение кендзюцу начинается с практики серии ката Кихон-тати. Все другие ката – для меча, других видов оружия и для безоружного боя – являются просто повторением и альтернативным выражением все тех же принципов. Т.о., если в других школах ставятся ограничения в изучении вершин их реального искусства, допуская до них лишь самых избранных, которые доказали свою способность изучать их, то в Касима син-рю все довольно демократично – все ученики с самого начала своего обучения имеют доступ абсолютно ко всем «секретам» Рюги.

На Кихон-тати и Рэйки-но-хо стоит остановиться и рассмотреть их подробнее, поскольку они являются отправными точками для изучения ката Kасима син-рю.

«Кихон-тати» буквально означает - «Основные удары мечом», но пять ката, которые входят в серию Кихон-тати выходят далеко за рамки простого обучения основным действиям мечом. Из этих ката проистекают гораздо более сложные последовательности и действия. Т.е. эти пять ката представляют собою более, чем просто техники. Кихон-тати - это одновременно и изучение основ (Рюги), и практическое применение. Ката Кихон-тати, которые на самом деле посвящены освоению первого из самых главных методов эффективности - Таймингу - чтобы ученик научился как минимум действовать и перемещаться «слитно» с действиями и перемещениями противника, поэтому при практике этих ката «реальности» дистанции выполнения техник и скоростям нанесения ударов не придается особого значения, поскольку самым главным в них является Тайминг. Т.о., практика ката Кихон-тати призвана обучать учеников не просто умению делать основные виды ударов, но прежде всего - Таймингу, который эти техники делает эффективным. Кроме того, ученик при практике ката не должен действовать подобно запрограммированному роботу или танцору, заучившему танец, его «состояние ума» должно позволять «отслеживать» малейшие изменения в телодвижениях или перемещениях противника (Дзансин).

Т.о., в начальных пяти ката Кихон-тати уже содержатся принципы и методы, которые «универсальны» для всех видов искусств Касима син-рю.

Рассмотрим, к примеру, первое ката из серии Кихон-тати, которое называется «Кесагири». Оно посвящено одному из основных видов ударов мечом - диагонали. Обращает на это внимание само название ката, в нем «Кеса» - это своеобразная «мода» у буддийских монахов одеваться так, чтобы одно плечо оставалось открытым. Т.о., Кесагири - удар по диагонали – производится примерно вдоль той же линии, что и край Кеса. Все последующие техники меча и других видов оружия в Касима син-рю являются вариациями–производными на основе Кесагири; в дзюдзюцу Кесагири нашло выражение в виде точно такой же траектории движения руки, как в Кесагири, но только без оружия.

Практика ката Кесагири (рисунок 25). Ситати (выполняющий технику, именем которой названо ката) и Утитати (так называют нападающего-оппонента, когда он вооружен мечом) сначала стоят неподвижно друг против друга: их ноги сведены вместе, а концы мечей направлены в глаза друг другу. Такая поза, известная как Сэйган-но-камаэ, позволяет Утитати задать расстояние для надлежащей практики. Кроме того, следует упомянуть об одной традиции Касима син-рю, которая сохраняется в практике: участники ката располагаются так, чтобы Ситати оказывался лицом по направлению к храмовому комплексу Касима. Считается, что таким образом, ученики «демонстрируют» свое искусство Такэмикадзуси-но-Микото. Оба...

(Нет 126 страницы)

...или гъяку-гeсa. Затем оба партнера вновь поднимают свои мечи обратно в положение Сэйган с соответствующей позой, которая была в начале выполнения ката.

Кроме того надо сказать, что в плане фундаментальных методов, Кесагири является, возможно, самым «утонченным» из всех первых ката Касима син-рю, т.е. в нем взаимодействие между Утитати и Ситати не является очевидным для сторонних наблюдателей – настолько, что начинающие практики не всегда даже могут понять, что происходит в этом ката. Поскольку Утитати действует без очевидных нападающих ударов или контратак, то несведующие люди сразу же предполагают, что практика этого ката посвящена только ударам Ситати, и далее делают предположения, что Ситати может отрабатывать те же удары и сам, в одиночку, без необходимости в партнере. Однако, такое мнение говорит о полном непонимании целей практики ката, в котором каждый партнер «сплавляет» свои действия с действиями другого. Т.е. они оба действуют абсолютно синхронно (единомоментально), как два магнита, которые то притягиваются, то отталкиваются друг от друга, например, когда Утитати отступает, он «вытягивает» Ситати вперед; когда Ситати наступает, он «толкает» Утитати перед собою. Когда в ката опытные ученики выступают в качестве Утитати со своими менее опытными оппонентами, то тайминг у Утитати, как правило, доминирует, т.е. Утитати начинает (инициирует), а Ситати за ним «поспевает» (реагирует). Одной из целей практики ката является то, что Ситати должен научиться прерывать инициацию ударов Утитати (отобрать инициативу). Выглядит это примерно так: Ситати делает шаг из позиции Мугамаэ вперед, «сжимая» пространство между собой и Утитати, усиливая тем самым свое контрдействие; т.е. Утитати шагает с ударом вперед, а Ситати, как минимум одновременно с ним, делает Вход с контратакующим ударом. Такая стратегия (срыв атак) лежит в основе всех ката Касима син-рю.

Если взаимодействие двух партнеров в ката Кесагири выглядит обманчиво просто, то во втором ката из серии Кихон-тати - «Асибараи-укэбунэ» (рисунок 26) - все выглядит обманчиво сложно. «Aсибараи» переводится, как «подсекание ноги», что в данном случае означает атаку Утитати горизонтальным ударом по колену или голени Ситати; «укэбунэ» переводится, как «лодочка на счастье»*, что означает метод применения техники (тактику), используемую Ситати для остановки этого нападения – его лезвие меча скользит и «зацепляет» лезвие меча Утитати, как «лодочка-укэбунэ, уносимая течением реки, и наткнувшаяся носом в препятствие, разворачивается».

*Во время «Касима мацури», проводящемся ежегодно во втором воскресенье июня в храмовом комплексе Касима (Hiyoshi shrine, Akita) проводится ритуал («Касима нагаси»): сделанные из соломы или бумаги куклы сажают в лодки-укэбунэ (всякие – от совсем маленьких до очень больших) и в Омагари пускают их по течению реки Марукогава. Куклы делаются в виде самураев, называемых «Касима». После пуска лодки - молятся о хорошем здоровье детей.

Это также подразумевает определенный психологический аспект у Ситати, который делает осуществление техники возможным (см. тему «Аксиомы Луны на воде» в главе 3). Начало этого ката начинается с того, что оба партнера принимают позу Сэйган и, с криком «Я-а», делают шаг из этой позиции в Мугамаэ. Далее с криком «И-э», Утитати делает небольшой шаг (правой ногой) вперед с перемещением рук с мечом по принципу Спирали против часовой стрелки, в правую сторону от себя, откуда он наносит удар по диагонали, целясь в шею или голову Ситати. Ситати, в свою очередь, «Спиралит» концом меча, по направлению против часовой стрелки, на право от себя, и, с криком «И-э», делает рубящий удар вниз вместе со Входом в атаку Утитати, наглухо «застопоривая» его удар. В этой фазе ката оба партнера оказываются в «тупиковой» ситуации Кири-мусуби («взаимное запирание оружия»).

С криком «Я-а», Утитати наклоняется по направлению вперед-вправо и бьет мечом (Асибараи) по голени правой ноги (выставленной вперед) Ситати. В тот же момент Ситати наклоняет туловище вперед от бедер и не поднимая рук «Спиралит» концом меча, против часовой стрелки, в правую сторону от себя, откуда с криком «И-э» отбивает удар Утитати, нацеленный в его ногу. При выполнении данного действа рукоять меча Ситати должна быть впереди-справа от его правой ноги (выставленной вперед), а лезвие должно быть перпендикулярно лезвию меча Утитати.

В следующее мгновение после того, как меч Утитати оказался «застопоренным», Ситати смещает руки влево и переносит конец своего меча на запястье Утитати. С этого момента Ситати начинает контролировать любое последующее действие Утитати. Утитати пытается избавиться от контроля Ситати, он поднимает руки с мечом вверх влево от себя и делает шаг назад. В погоне за своим отступающим противником, Ситати следует за движениями его рук концом своего меча - гибко и плавно, словно «ползущая змея» – и переводит свое оружие через тело Утитати в положении Кураи-тати так, что конец его меча оказывается у лица Утитати. Т.о., с помощью такого действа Ситати сохраняет свой контроль над Утитати. Утитати, имея «под носом» меч Ситати, не может теперь шагнуть вперед, т.е. он теперь может только отступить, пытаясь избавиться от контроля Ситати, однако, ничто также не препятствует Ситати следовать за ним. Утитати, пятясь назад, не имеет преимуществ над скоростью, с которой может следовать за ним вперед Ситати, и не может провести контратаку, поскольку Ситати удерживает своей меч всего в нескольких сантиметрах от его лица. В конечном итоге Утитати будет вынужден сдаться. С точки зрения практического применения – в реальных боевых действиях – это будет означать конец какой-либо тактике (техникам) Утитати - Ситати объявил ему «шах и мат», заставляя сдаться. Ката «Асибараи-укэбунэ» так и заканчивается: после двух шагов назад Утитати, в попытках «убежать» от Ситати, останавливается и признает свое поражение. Утитати отступает назад еще на один шаг, опуская свой меч, удерживаемый в левой руке - в положение, точно такое же, какое он делал, чтобы выполнить Кесагири, «предлагая» тем самым Ситати нанести окончательный удар. Ситати делает шаг вперед, с криком «Т-о», выполняет Кесагири. После этого оба партнера принимают позу Сэйган и возвращаются на исходную дистанцию.

«Киривари», или «Перенаправление ударом» (рисунок 27) - третье ката из 5 пяти ката, образующих раздел Кихон-тати. Начало такое же: оба партнера начинают свои действия, переходя из позы Сэйган в позицию Мугамаэ, только Утитати делает шаг назад, а Ситати - шаг вперед. Утитати, с криком «И-э», наносит вертикальный удар (Мен-тати), целясь в лоб Ситати.

(Нет 130 страницы)

(...) Ситати наносит удар. Далее Ситати делает пару шагов вперед и с криком «Т-о» выполняет Кесагири.

В четвертом ката «Варидзуки», или «Перенаправление толканием», из серии Кихон-тати, выполняются действия, практически идентичные действиям в ката Киривари, за исключением того, что Ситати противодействует колющему удару Утитати теперь на нижнем уровне. Как и прежде, партнеры начинают свои действия с перехода из позы Сэйган в позицию Мугамаэ. Из позиции Мугамаэ Утитати, с криком «И-э», наносит удар, целясь в солнечное сплетение Ситати. Ситати «Спиралит» свой меч по кругу и парирует удар Утитати (рисунок 28). В момент контакта с мечом противника Ситати поворачивает свои запястья с выпуском усилия, т.е. скручивает свой меч примерно на полоборота вдоль его оси. Если Ситати сделает это правильно, то меч Утитати будет отведен частью лезвия, которая ближе к рукояти (меча Ситати). Кроме того, если при выполнении этого действа Ситати слегка продвинет еще дальше вперед свою выставленную ногу, то он будет в состоянии провести действие, в котором его меч будет направлен в солнечное сплетение Утитати. Так же, как и в предыдущих ката, это ката заканчивается там, что Утитати делает шаг назад, а Ситати выполняет Кесагири.

В последнем пятом ката «Кураи-тати», или «Захватывание мечом» (рисунок 29), из серии Кихон-тати, предварительные действия и атаки Утитати такие же, как в ката Киривари. Разница заключается в том, как действует Ситати – «Спиралит» концом меча, против часовой стрелки, заводя его на правую сторону от себя, и с криком «И-э», делает Вход в атаку Утитати с ударом вниз. Эта техника является модификацией Кесагири. Бедра, плечи, руки и меч у Ситати двигаются точно так же, как при выполнении Кесагири, с той лишь разницей, что он продолжает удерживать меч перпендикулярно своим предплечьям, и вместо того, чтобы рубить по туловищу Утитати, Ситати мечом «заклинивает» меч Утитати, толкая его в сторону, а затем переводит конец меча, по направлению вперед-справа, к голове Утитати, останавливая острие меча в нескольких сантиметрах от левого глаза Утитати. Также, как и другие ката серии Кихон-тати, Кураи-тати завершается тем, что Утитати делает шаг назад, а Ситати шагает вперед и выполняет Кесагири.

(продолжение...)