Перейти к содержимому


  




Касима син-рю (Корю): Философия и наука боя - 10

Автор: clover, 09 Ноябрь 2015 · 682 views

Касима син-рю (Корю): Философия и наука боя - 10 Деталь картины Садахидэ Гёкурансаи (1807-1878?) «Kiichi Hôgen Kenjutsu Keiko no Zu» («Обучение Дхармой мастера Киити искусству меча)

(предыдущая часть)

Поединок между двумя мастерами, обладающими одинаковыми способностями, из ай-гамаэ часто завершается «Ай-син» (взаимное поражение), поскольку каждый из противников будет стремиться начать бой с наиболее эффективного удара из стартового Камаэ (взаимная атака). Aй-син может привести к тому, что оба противника убьют друг друга (Ай-ути), но если они оба умеют должным образом применять технику по принципу Оборона и Нападение – это Одно, то результатом станет взаимая блокировка, т.е. своими ударами они нейтрализуют друг друга - их оружие «встретится в воздухе» (кири-мусуби), не причинив вреда их телам.

Пять техник, которые практикуются в группе упражнений «Айсин куми тати»* Касима син-рю являются воплощением этой концепции на практике, а также иллюстрацией того, как воин может найти выход из такой «тупиковой» ситуации.

(*Обучение кен-дзюцу в Kaсима син-рю происходит по учебной методике, которая основывается на следующих группах упражнений: Кихон тати, Ура тати, Айсин куми тати, Дзиссен куми тати, Кассен тати и Цубадзэри-Taoсиути. Батто-дзюцу составляет обязательное дополнение к кен-дзюцу. Все эти упражнения входят в «кудэн» (устная передача информации). (...)

Айсин куми тати

Эта группа упражнений предназначена для практики перемещения оружия по принципу Спирали - добиваясь, чтобы меч «сливался» с начальным потоком энергии (ки) - при действиях, которые связаны со случаем, когда оба противника имеют идентичное стартовое камаэ, из которого они пытаются применить атакующую технику. Техники меча, используемые в этих упражнениях, аналогичны техникам, которые применялись в глубокую старину высокоранговыми воинами, т.е. еще даже до того, как появилась Касима син-рю. В течение нескольких сотен лет эти техники передавались и совершенствовались поколениями мастеров семьи Kунии. (источник))

В первом упражнении из этой группы, возможно наиболее интересном – «Кумитати–Киридомэ», например, воины производят одновременную атаку, шагая с правой ноги: их оружие пересекается в положении «Кураи тати» (см. рис. 11). Каждый из них, пытаясь выйти из этого «тупикового» положения, наносит следующий удар вокруг лезвия противника, по большой дуге «против хода часов», в направлении левой стороны, чтобы ударить в лоб своего оппонента. Однако, опять безрезультатно, мечи просто столкнутся в воздухе. После этого каждый разворачивает свой меч, приблизительно на уровне глаз, по дуге, «по ходу часов», стараясь отвернуть лезвие своего противника в сторону и нанести следующий удар. Но когда оружие первого оппонента двигалось по дуге и прошло примерно 45 градусов радиуса для удара, второй оппонент выводит концом своего меча небольшой «круг» и делает рез вниз, применяя к противнику Кири-отоси. После этого он переносит конец лезвия на запястье первого оппонента, беря, т.о., под свой контроль его последующие действия.

Опубликованное фото
Кунии Дзен`я

Если два соперника вооружены оружием одинаковой длины, то высока вероятность того, что они будут наносить удары друг другу по одинаковым местам и на одинаковом расстоянии. Такая ситуация представляет собою идеальную конструкцию «Ай-дзаку» («взаимная доступность» или «одинаковые длины») в ее простейшем и наиболее буквальном смысле. Ай-дзаку является весьма распространенной ситуацией в обучении, когда ученики используют стандартизированное оружие на тренировках, а также на спортивных соревнованиях, где правилами часто регулируются условия боя и размеры оружия. Однако, идеальное ай-дзаку крайне редко встречается в настоящих боях, поскольку соперники не ограничены в выборе оружия, т.е. оно может быть различной длины, а следовательно, и различных условий его применения.

В широком смысле ай-дзаку также известно, как «Тётан итими» (соразмерность Длинного и Короткого) – стратегия действий, проистекающих из необходимости «компенсации» преимущества противника, вооруженного более длинным оружием, чем свое. К примеру можно сделать Вход и поразить противника в тело, например, в запястья. Можно также использовать упреждение, используя момент более амплитудного замаха длинным оружием, либо помешать движениям противника, но с полным сохранением своей свободы движений.

Ай-дзаку в Касима син-рю является базовой стратегией для применения техник в случаях боя с длинным мечом против нагината, копья, длинного и короткого шеста и пр. видов оружия, а также для боя с помощью короткого меча или ножа против длинного меча. Но наивысшим проявлением Ай-дзаку считается «Сирахатори» (shirahatori) – использование безоружных техник (дзю-дзюцу) против соперника, вооруженного мечом. Сирахатори требует от воина идеального Тайминга, чтобы иметь возможность использовать атаку противника, т.е., чтобы своя техника основывалась на выгодах, извлеченных из техники противника. Это, таким образом, также является проявлением принципа «Снаружи и Внутри – это Одно» (Рэй-ки).

Aй-дзаку и смежные конструкции свидетельствуют о том, что «Омотэ искусства» бугэй Касима син-рю, например, кендзюцу, и «Ура искусства» Касима син-рю, такие как дзю-дзюцу, представляют собою не две отдельные группы БИ, а синтезированные (имеющие Общность) друг в друга. С одной стороны находятся методы меча, которые являются чисто «Омотэ», а с другой - методы безоружного боя, которые являются чисто «Ура», но между ними, в «размытой пограничной зоне», находятся методы, которые являются общими и для кен-дзюцу, и для дзю-дзюцу. Это одна из самых важных идей, проистекающая из принципа «Снаружи и Внутри - это Одно».

Мечи, нагинаты, копья и ножи предназначены не только для резов, втыканий или причинения иного рода «кровавого» поражения противнику, они могут использоваться и по-иному. Удар или парирование любым видом этого оружия в поединке с соперником, вооруженным таким же видом оружия, нередко приводит к ситуациям «взаимного запирания оружия» (киримусуби). В такой «тупиковой» ситуации один или оба соперника могут: либо попытаться высвободить свое оружие и нанести еще один удар, либо использовать приемы дзю-дзюцу, чтобы одолеть или иным образом обезвредить или захватить противника. Кроме того, на полях сражений, когда все участники боя одеты в доспехи, защищающие от всякого рода воздействий оружием – резов, ударов и т.п.; при поединках, когда используется имитация оружия (например, деревянные или бамбуковые мечи) и защитное снаряжение, в которых из-за условий могут возникать спорные моменты с определением решающего удара*, а также в случаях, когда один соперник желает избежать убийства или причинения увечий другому – оружие, используемое «а-ля» дзю-дзюцу, например, для захвата или броска противника, может стать наиболее эффективным средством для достижения победы.

* В фильме «Семь самураев» (Toho Productions, 1954) есть прекрасная иллюстрация проблемы с определением победителя. В одном эпизоде мастер меча поражает деревянным мечом своего соперника. Однако, соперник заявляет, что это была ничья, поскольку они оба ударили друг друга одновременно. Мастер меча отвечает ему, что его удар был доли секунды быстрее. Тогда разозленный соперник требует повторного поединка на настоящих мечах, который приводит к его смерти. Правила поединков, по которым участники обязуются останавливать решающий удар в миллиметрах от цели, чаще всего заканчивается спорами, поскольку такая победа НЕ очевидна. Очевидной для всех победа будет только тогда, когда один из соперников бросит другого на землю либо нанесет раны оружием. На поле боя воины часто применяли техники дзю-дзюцу с тем, чтобы поразить оружием брошенного на землю противника сквозь стыки и щели в его доспехах.

Опубликованное фото
Бокены Касима син-рю (посмотреть ближе)

Не зависимо от того, намеренно ли делается взаимоблокировка или же она произошла «случайно», при переходе с кен-дзюцу на дзю-дзюцу, противники оказываются на дистанции (ма-ай), подходящей для техник дзю-дзюцу, при этом меч обычно находится в положении скрещения с мечом противника в области гарды (цуба) – эта позиция в бугэй получила название, как «Хассё» («руки, воздетые в молитве») или «Цубадзэри» («цуба к цубе»). Есть два варианта действий, приводящих к этой позиции, и они зависят от дистанции сближения.

Если поединок начинается с того, что соперники одновременно делают один-два шага навстречу друг другу, сойдясь очень близко, то такая ситуация классифицируется, как «Татиай» («сближенная встреча»). При Татиай соперники сразу же перекрещивают лезвия мечей в области примерно чуть выше цуб (позиция Хассё). Из-за близкой дистанции мечи оказываются в положении примерно перпендикулярно к линии боя и под острым углом к вертикали. «Скрещение цуб» сразу же со ближением называется «Тай-атари» («начало со встречи тел»). Если же поединок начинается с того, что соперники делают одновременно шаги друг к другу, но не сближаются слишком близко, то такая ситуация называется «Юкиай» («отодвинутая встреча»). Отдаленная дистанция требует, чтобы соперники сначала скрестили концы мечей, а потом сближаясь, скользили по лезвию до цубы. «Скрещение цуб», начавшееся с отдаленной дистанции, называется «Тати-атари» («начало со встречи мечей»).

В Касима син-рю все последующие техники из позиции Хассё (Цубадзэри) применяются в соответствии с принципами «Аксиомы Луны на воде» (Суигэцу-но-гокуи), особенно важен аспект Гонтайю («баланс мощности»). Т.е., согласно принципам Гонтайю, воин должен поддерживать идеальный баланс (взаимоусилий) – «равный нулю» - при попытках противника толкать или тянуть его. «Равный нулю» означает, что балансирование должно происходить пропорционально усилиям, прилагаемым противником, т.е. ровно столько, чтобы они сводились к нулю. Принципы «Аксиомы Луны на воде» должны применяться, как к Тай-атари и Тати-атари, так и ко всем иным последующим техникам.

Видео Касима син-рю (1)
Видео Касима син-рю (2)
"Поясная система" в Касима син-рю (*начинается с белого и заканчивается белым)


***

В данной главе я предпринял попытку ознакомить читателей с концепциями бугэй Касима син-рю, взглянуть на философию и науку боя на примере одной из традиционных рюха. Возможно некоторые читатели могли заметить, что я привел большое количество терминов, попытки запомнить которые могут вызвать отчаяние, однако, по-моему мнению, важнее понять суть концепций, а не заучивать их названия. Мой анализ и изложение были не исчерпывающими, я описал лишь в основных чертах философию и стратегию действий в Касима син-рю, которые сложно объяснить более привычным западным людям способом.

Традиционные бугэй являются чрезвычайно сложными искусствами, особенно их самые основные уровни, как методологии ведения боевых действий и войны. В этом плане они представляют собою преимущественно «коллекции частностей», выраженных в сотнях индивидуальных техник и стратегий, описанных крайне несистемно, иногда непрозрачно, а также зачастую с разными значениями одних и тех же названий и терминов. Не в последнюю очередь причиной такого хаоса в трактовках названий и терминов является выход бугэй на международный уровень, а также то, что в старые времена в традиционных рюха учителя сознательно стремились охранять от посторонних или недостойных суть того, чему они учили.

И все же у каждого рюхa ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть сущность, концептуальное ядро (рюги), из которого проистекают все детали искусства этой школы. Это ядро становится все более и более заметным посвященным, когда они продвигаются в своем обучении, особенно когда переключают внимание с изучения начальных функций бугэй, как искусства войны (будзюцу), на более глубокие цели - как искусства мира и пути реализации своего призвания в нем (будо). Людям, углубленно изучающим термины и концепции рюха, открываются все грани их значения – биомеханические, психологические, моральные и т.д. Эти грани не существуют сами по себе, они являются частью единого целого.

Кратко рюги бугэй Касима син-рю можно выразить фразой - Хоё-дока – наука «о вбирании и отдаче» (Айки) в бесчисленных вариантах ее применения. Это именно то, что является «Оги» (или «Oкуги») - главные принципы и цели обучения в школе.

Опубликованное фото
2008, демо Касима син-рю перед императорской семьей в спортивном центре преф. Ибараки

Мораль рюги Касима син-рю не имеет ничего общего с торжеством личной радости от победы над «плохим» врагом, вместо этого она превозносит благородство тех воинов, которые стремятся чтить и реализовывать волю тех, кто сохраняет установленный порядок в обществе. Мораль рюги Касима син-рю оправдывает тех, кто убивает «одного ради спасения десяти тысяч». Основой морали Касима син-рю является полный нейтралитет и полная беспристрастность ко всему. По своей собственной воле воин ведет определенный образ жизни. Его жизненный путь состоит из бесконечного самосовершенства, постижений и по их результатам – новых достижений, и так без конца.

Скорость всех реакций тела напрямую зависит от скорости восприятия умом. Т.о. ключ к успеху заключается в Единении ума и меча.

Истребление в себе психопатических черт характера – на этом основывается путь «меча, дарующего жизнь». Это главная идея, которая заложена в Хоё-дока. Определенная жизнь - определенный контроль, определенная победа. У кого сердце не чисто, кто пестует в себе агрессивность, тот будет разрушен изнутри. Искоренять зло и творить добро - философия жизни проста. Это соответствует идеям гуманизма. Т.о., адепты Касима син-рю стремятся развиваться не только физически, но и духовно, культивируя добрые человеческие отношения, что в конечном итоге приводит к чувству великодушия и состоянию умиротворенности, проистекающих из понимания основных законов Вселенной. Это – сакральная идеология Касима син-рю. Это Великий Путь, который с давних времен является «образцом» жизни человека по мнению японского народа.

В следующей главе я расскажу о самом пути, процессе обучения и методах передачи рюги школы.

(продолжение...)

  • AM/PM и stanis пользователям это нравится