Перейти к содержимому


  




Посмотреть пьесу Кабуки на русском языке-2

Автор: clover, 24 Апрель 2015 · 650 views

Посмотреть пьесу Кабуки на русском языке-2 (...начало)

(перевод clover ♣)


СЦЕНА-2: YASUI NO HAMA (安井の浜) «ПОБЕРЕЖЬЕ ЯСУИ» (сцена-2 есть только в кукольном театре Бунраку)

Впервые в пьесе появляются вместе три брата. Сакурамару и Умэмару лишились своего господина, Кана, т.е. они стали ронинами. В этой сцене они сталкиваются со своим третьим братом - Мацуомару, служившему Сихею, который был причиной их бедственного положения. Братья представляют традиционный классический образ: Сакурамару — романтик; Умэмару — герой, а Мацуомару — злодей. Каждый из них носит отличительный костюм, на котором также изображены соответствующие гербы: «вишня», «слива» и «сосна». Кроме того, их грим также подчеркивает их образ.

СЦЕНА-3: DÔMYÔJI (道明寺) «ХРАМ ДОМЬЁДЗИ»

(К сожалению, качественного видео сцены-3 найти в инете не удалось - это какой-то провинциальный театр, в котором мастерство актеров, конечно, не соответствует уровню артистов Национального театра, как на первых видео.)

(Любительское видео: сцена-3 Второго акта и сцена-1 Третьего акта)

Действие происходит у храма Ёсида, в Киото. В результате последних событий Сакурамару и Умэмару превратились в ронинов. До этого Сакурамару служил у принца Токиё, а Умэмару - у Кана, оба из которых впали в немилость у императора. На сцену выходят Сакурамару и Умэмару. У обоих на головах огромные соломенные шляпы, которые позволяют им путешествовать инкогнито. Они случайно встречаются, проходя мимо стены храма, и узнают друг друга. Братья ведут разговор (который на видео занимает почти 10 мин – его можно пропустить), оплакивая трагические события, в результате которых они стали ронинами, а также признавая тот печальный факт, что их брат, Мациомару, перешел на службу к злодею, Сихею. Внезапно они слышат глашатая, сообщающего о приближении очень важной персоны, которая намеревается посетить этот храм. Они спрашивают - кто это, и в ответ слышат... Фудзивара-но-Сихей. Они сбрасывают свои соломенные сандалии и шляпы, и встают в позы, выражающие крайнюю решимость атаковать своего врага (Мie*). После этого они оба покидают сцену.

* Миэ (見得) - традиционная драматическая поза в пьесах в театре Кабуки, означающая - «Крайнюю степень решимости». Актер замирает в Миэ, которая является как бы кульминацией всех предшествующих ей телодвижений актера. Миэ образно сравнивают с падающей звездой, которая вспыхивает на мгновение яркой вспышкой перед тем, как изчезнуть с горизонта. Эта вспышка и есть Миэ. Умение выполнять Миэ требует от актера особого уровня мастерства. Актер должен телодвижения согласовывать с ритмом музыки таким образом, чтобы Миэ точно совпало с финальным аккордом, и при этом зрители не заметили каких-либо его очевидной усилий. Это несомненно является целым искусством, на изучение которого в старину затрачивались годы тренировок, значительно больше, чем это делают теперь современные актеры. По мнению многих ведущих японских критиков, в настоящее время искусство Миэ фактически утрачено, поскольку была прервана преемственность учителей, обучавших этому искусству. Они отмечают, что многие современные актеры в недостаточной степени владеют традиционными драматическими техниками, делая их с наивным преувеличением.» (А.С. Scott, The Kabuki Theatre of Japan)

«Поза Миэ выполняется актером для подчеркивания момента обострения ситуации в соответствии с сюжетом. Замирая в позе Миэ, он представляет для зрителей своего рода «стоп-кадр» для более глубокого прочувствования ими эмоциональной напряженности героя.» (Paul М. Griffith)

АКТ 3

СЦЕНА-1: KURUMABIKI (車引) «СРАЖЕНИЕ У ПОВОЗКИ»

На сцене - главные врата храма Ёсида, рядом с которыми располагаются красивые тории. У входа в храм остановилась дорогая повозка, которую сопровождает Сугиомару, управляющий процессией Сихея. К повозке подходят Сакурамару и Умэмару и выказывают свою решимость к нападению. Сугиомару заявляет им, что они должно быть сумасшедшие, если решили бросить вызов Сихею.

(продолжение видео)

Сакурамару и Умэмару сбрасывают с плеч рукава своих платьев (классический жест в Кабуки Bukkaeri (打っ返り), означающий готовность сразиться), а Сугиомару приказывает своим людям атаковать их. Происходит Tachimawari (立回り- сценический бой). Братья с легкостью одолевают людей Сихея. Вдруг изнутри повозки раздается голос: «Остановитесь!». Навстречу Сакурамару и Умэмару выходит их третий брат – Мацуомару, который находится на службе у Сихея. Он показывает свою готовность сразиться с братьями. Сакурамару и Умэмару упрекают его, как злодея, который несет ответственность за опалу Кана, но Мацуомару, который крепко держит в руках знамя Сихея, отвечает им, что их хозяин - враг его господина, и что он покажет им, как настоящий воин служит своему господину. Умэмару и Сакурамару яростно сражаются со своим высокомерным братом, и победив его, ломают повозку. Из гедза (оркестровая) раздает дробь барабана, предполагая присутствие потусторонних сил в этой повозке. Из повозки появляется Фудзивара-но-Сихей. Братья атакуют его, но благодаря своей магической силе Сихей делает их обессилевшими. Сихей обращается к братьям с пренебрежительными словами, а Мацуомару издевается над ними. Братья продолжают ругаться и Мацуомару напоминает своим братьям, что вскоре они соберутся в доме их отца, чтобы отпраздновать его 70-летие – там-то они и смогут продолжить выяснять свои отношения.

СЦЕНА-2: GA NO IWAI (賀の祝) «ПРАЗДНОВАНИЕ»

(видео)

Действо происходит в деревне Сата, в день 70-летия Сиратаю, отца трех братьев - Мацуомару, Умэмару и Сакурамару. Его семья расколота на два враждующих лагеря вследствие конфликта между Фудзивара-но-Сихей и Каном Содзё. Злодей Сихей (Левый министр - высший) ложно обвинил перед императором Кана (Правый министр) в том, что тот хочет низвергнуть императора и посадить на трон принца Токиё. В результате император сослал Кана на Кюсю. Сакурамару и Умэмару находились на службе у Кана, а Мацуомару служит Сихею. Потеряв своего хозяина Сакурамару и Умэмару превратились в ронинов.

Место действия – дом Сиратаю. На сцене появляются Хиё – жена Мацуомару и Хару – жена Умэмару, которые занимаются подготовкой ко дню рождения Сиратаю. В саду у дома растут три дерева: вишня (Сакура), слива (Умэ) и сосна (Мацуо), посаженные Сиратаю в честь своих сыновей. Вишня и слива все в цветах, нет цветов только у сосны. В дом приходит Мацуомару, а следом за ним Умэмару, и они сразу же начинают ссориться. Жены пытаются утихомирить своих разбушевавшихся мужей. По крайней мере им удается уговорить их отдать свои мечи, чтобы избежать кровопролития в отцовском доме.

(продолжение видео)

Но братья на этом не успокаиваются. Дело доходит до забавной потасовки - татимавари (сценический бой), в которой они вместо мечей используют тюки с рисовой соломой. В конце концов они утомляются и решают остановиться. Они поправляют одежду и берут обратно мечи, готовясь приветствовать отца. И тут Хиё замечает, что во время этой потасовки они сломали ветвь на вишневом дереве. Это плохой знак. Братья обвиняют в этом друг друга. В этот момент появляется их отец, Сиратаю, в сопровождении жены Сакурамару, Яэ. Мацуомару и Умэмару вручают отцу свитки с поздравлениями, чуть не передравшись при этом. Отец выражает недовольство их поведением. После этого он берет свитки сыновей и читает их. В это время Яэ оглядывает дорогу, беспокоясь почему опаздывает ее муж.

(продолжение видео)

Но кроме фраз поздравления с днем рождения в своем свитке Мацуомару (самый старший из трех братьев) написал отцу, что Сакурамару и Умэмару теперь являются негодяями из-за своего хозяина Кана, поэтому отец должен отдать все наследство ему. Старик возмущается и обвиняет Maцуомару в предательстве традиций своей семьи (их семья из поколения в поколения служила дому Кана). Хиё просит прощения у Сиратаю за своего мужа, но старик бросает в нее свою шапку, заявляя Мацуомару, что это единственное, что он когда-либо получит от него в наследство. Отец велит ему немедленно убираться из его дома и больше не показываться. Maцуомару заявляет отцу, что он глубоко уязвлен такими его речами. В молчаливой задумчивости он покидает дома отца вместе со своей женою Тиё. После этого, окончательно выведенный из себя Сиратаю, обрушивает свой гнев на Умэмару, обвиняя его в неосмотрительности и невоздержанности, причине многих неприятностей. Он просит своего второго сына также покинуть его дом – праздника не будет. Умэмару со своей женой Хару уходят внутрь дома, собраться в обратную дорогу. За ними также в дом уходит Сиратаю, и на сцене остается только Яэ, жена Сакурамару. Она все еще не может понять, почему ее муж до сих пор не пришел. Внезапно к большому удивлению Яэ из дома выходит Сакурамару. Он сказал своей жене, что уже давно пришел в дом отца, просто не хотел никому показываться. Он объяснил, что винит только себя в том, что его хозяин Кан Содзё подвергся императорской немилости. (В первом акте пьесы, Яэ и Сакурамару помогают устроить тайное свидание для принца Токиё и принцессы Кария, приемной дочери Кана. Эта тайная встреча послужила предлогом для Сихея ложно обвинить Кана в измене императору.) Поэтому он принял решение совершить сеппуку, чтобы искупить свою вину. Из дома выходит Сиратаю, неся с собою короткий клинок на церемониальной подставке. Ему тяжело, Сакурамару является его самым любимым сыном (младший), и все же, он согласен с его решением. Отуц сетует на карму трех его сыновей, среди которых один стал предателем, а двое – ронинами, один из который должен умереть раньше своего срока.

(продолжение видео)

Яэ в отчаяние пытается помешать мужу сделать сеппуку, но он отталкивает ее и погружает клинок в тело. Сиратаю читает молитвы, в то время как его сын умирает с достоинством. И вдруг Яэ решается последовать за своим мужем в загробный мир, но из дома выбегает Умэмару и не дает ей этого сделать. Сиратаю принимает решение отправиться к Кану в его место изгнания на Кюсю, чтобы поведать ему о тех печальных событиях, которые постигли его семью. Он поручает Умэмару организовать похороны Сакурамару.

АКТ 4

СЦЕНА-1: TEMPAIZAN (天拝山) «ГОРА ТЭМПАЙ»

Сцена «Tempaizan» часто ставится в театре Бунраку, публика очень любит ее. В театре Кабуки эта сцена также была весьма популярна в период Эдо, но по неизвестным причинам она утратила популярность, когда Япония вступила в период современности и теперь редко ставится. Вот содержание этой сцены в трактовке 20-го века:

Сиратаю, отец тройняшек, Maцуомару, Умэмару и Сакурамару, покинул свою деревню, чтобы навестить бывшего хозяина, Кана, которого император сослал в Дайфудзу, на остров Кюсю, и сообщить ему об ужасных событиях, постигших его семью. Но в пути он неожиданно встречается с Каном, который верхом на воле направляется в храм Анракудзи. Сиратаю спрашивает у Кана зачем он туда идет. Кан отвечает, что ему приснился странный сон прошлой ночью. Будто он написал письмо со стихотворением, в котором излагал просьбу о пересылке его любимого дерева сливы к нему в ссылку на Kюсю. И будто в ответ на его просьбу ему прислали это дерево. Сиратаю и Кан приходят в храм Анракудзи и встречаются там с настоятелем, который рассказывает им, что он тоже видел странный сон, такой же, как у Кана. А утром в храмовом саду он неожиданно обнаружил новое дерево сливы. Кан был счастлив, когда он увидел, что это его дерево.

(В некоторых сценах показаны мистические способности Сугавара Митидзанэ (Кан Содзё). Согласно легенды Сугавара покровительствовал один из ками – Тэндзин, с которым он общался посредством сливового дерева (умэ). Это сливовое дерево Сугавара можно увидеть и сегодня в храме Дадзайфу Тэнман-гу.)

Внезапно в тот момент, когда Кан и Сиратаю любовались цветущей сливой, появляется Умэмару с пленником, Васидзука Хэйма, самураем Сихея. Хэйма, связанный веревкой, рассказывает Кану, что того сослали на Кюсю из-за Сихея, который обвинил его перед императором в заговоре с целью захвата трона. Он также рассказывает о планах Сихея по узурпированию императорской власти. После этого Хэйма оплакивает свою судьбу – он должен был убить Кана, но не смог и был захвачен. Когда Кан услышал о предательстве Сихея, он пришел в негодование. Он сломал ветку с дерева сливы и ударил ею Хэйма, как будто это меч, и отрубил ему голову. После этого Кан просит Сиратаю и Умэмару поспешить в столицу, чтобы предупредить императора о предательских планах Сихея. Кан понимает, что сам он не может вернуться в столицу, по крайней мере не в своем физическом теле, но он клянется, что вернется туда, как злой ками (дух). Он говорит, что намеревается подняться на вершину горы Tэмпай, где будет совершать суровые ритуалы, а также возносить клятвы ками, чтобы они помогли ему превратиться в ками грома, способного изрыгать лепестки цветов слив, превращающиеся в пламя, а также вызывать бури. Слуги Кана пытаются остановить его, хватаясь за рукава его одеяния, но он отталкивает их, и отправляется в путь, чтобы вознестись на Небеса, став духом грома (онрё – гневный дух).

СЦЕНА-2: KITASAGA (北嵯峨) «ХИЖИНА В КИТАСАГА» (Эта сцена есть только в театре Бунраку)

(Краткое содержание) Сюжет этой сцены происходит в глухой местности к северу от Киото (Китасага). После ссылки Кана на Кюсю, Яэ, жена Сакурамару, Хару, жена Умэмару, а также Соноо-но-Маэ, жена Кана, скрываясь ото всех, живут затаенной жизнью на бататовой ферме, рядом с болотом. Однажды они замечают какого-то подозрительного монаха-ямабуси, который бродит около болота. Женщинам становится страшно из-за вездесущих шпионов Сихея . Они убегают и прячутся в хижине. Там они с ужасом прислушиваются, как звук бубенцов на посохе монаха приближается к их хижине. Тогда Яэ предлагает выйти наружу и спросить у монаха, что ему тут надо. Но монах нападает на Яэ, которая начинает отчаянно сражаться с ним своей нагината. К сожалению, Яэ погибает, но за время ее боя с монахом, Хару и супруга Кана успевают убежать и спрятаться в лесу.

СЦЕНА-3: TERAKOYA (寺子屋) «ДЕРЕВЕНСКАЯ ШКОЛА»

Иллюстрированная программа этой сцены на французском языке (1900)

(Видео Национального театра)

Единственный сын Кана, Кан Сусаи, тайно живет в деревне Сэриу (芹生, недалеко от Киото) в доме Гэндзо (его роль исполняет знаменитый актер из старинного рода актеров Кабуки Kataoka Nizaemon XII), который когда-то был одним из самых верных самураев Кана, пока не стал ронином. Сам Кан (Правый министр) ложно обвинен Левым императорским министром (т.е. главным) Сихеем и сослан императором в далекую провинцию, на Кюсю.

Но, однажды, Гэндзо вызвал к себе главный судья деревни. Он приказал ему убить Кана Сусаи, а потом предъявить его отрубленную голову властям. В глубокой задумчивости и печали Гэндзо возвращается домой. Он думает о том, что лучше он найдет другого подходящего мальчика в своей школе, который может быть убит вместо Кана Сусаи. В этот момент в учебную комнату входит супруга Гэндзо, Тонами, которая приводит нового мальчика, чтобы показать его Гэндзо. Она говорит, что некоторое время назад одна благородного вида женщина, жена важного самурая, приходила просить разрешения на регистрацию своего сына в школе Гэндзо. Мальчика зовут Koтаро. Гэндзо смотрит на него, и понимает, что этот как раз достаточно благородного вида мальчик, которого можно было бы убить вместо Кана Сусаи. Гэндзо во всем признается своей жене. Он говорит ей, что ему ужасно жаль Koтаро, но он не может нарушить своей преданности господину Кану Содзё, и своей клятвы беречь его сына. Но и невинного Котаро ему очень тяжело убить.

Но вдруг Гэндзо и Тонами слышат голоса людей, приблюжающихся к их дому. Это Гэмба и его люди, которые пришли убедиться в том, как Гэндзо исполнит приказ судьи. Гэмба находится на службе у Сихея. Вместе с Гэмба прибывает и Мацуомару, который ранее был на службе у Кана, но потом переметнулся к Сихею. Он серьезно болен, поэтому передвигается в паланкине. [В этой сцене Maцуомару одет в черное кимоно с рисунком из снега и сосен, а его волосы всколочены – знак грядующей трагедии.] Помощь Мацуомару потребовалась для того, чтобы он мог опознать голову Кана Сусаи, ведь он знал в лицо членов семьи Кана. Отцы один за другим вызывают из школы своих мальчиков, лица которых тщательно осматривает Maцуомару с помощью Гэмба. После этого все входят в дом, Гэндзо скрывается во внутренних комнатах. В это время Гэмба расспрашивает Тонами о подозрительном количестве мальчиков. Он заметил, что в учебной комнате на один столик больше, чем количество учеников. Это был столик Котаро. Но Тонами с готовностью заявляет, что этот столик Кана Сусаи. Мацуомару волнуется, он узнал столик своего сына, Котаро, которого он тайно устроил в эту школу, однако, он старается скрыть свое волнение. Гэмба велит Гэндзо взять ящик и принести в ней голову мальчика. Гэндзо берет ящик и уходит во внутренние покои. Оттуда раздает шум, который неожиданно стихает, и Мацуомару с болью осознает, что его сын убит, но быстро берет себя в руки. Гэндзо возвращается с ящиком и ставит его перед Maцуомару для опознания головы. Потом он садится на колени и положив руку на рукоять меча напряженно ждет вердикта Мацуомару. Если Maцуомару начнет отрицать, что это голова Кана Сусаи, то Гэндзо намерен его мгновенно зарубить. Однако, к Гэндзо подходят люди Гэмба и встают рядом с ним с мечами наизготовку, готовые убить его, если выяснится, что это не голова Кана Сусаи. Maцуомару, пребывая в состоянии шока, подходит к ящику и медленно открывает крышку. Он видит в нем голову своего сына, Котаро, но он выдавливает из себя слова: «Да, это действительно голова Кана Сусаи. Без всяких сомнений». После этого Мацуомару удаляется в свой паланкин. За ним уходят Гэмба и его люди. Оставшись наконец одни, Гэндзо и его жена, извлекают из тайного убежища Кана Сусаи и плачут с облегчением, что им удалось его спасти.

В тем временем, к воротам дома подходит жена Maцуомару, Тиё. Она говорит Гэндзо, что является матерью Котаро. Тиё спрашивает у него: «Не здесь ли мой дорогой сын Koтаро?». Гэндзо встревожен и не знает, что ответить ей, он говорит, что не знает где Котаро. Тиё не верит ему, она зовет сына: «Котаро, Koтаро!». Гэндзо в замешательстве, он не знает что делать, в отчаянии он решается ее убить. Тиё уворачивается от его ударов меча. Она находит столик Котаро, открывает его и достает оттуда саван и маленький флаг, на котором написано «Господи, прими меня». Увидев эти вещи Гэндзо остолбенел. Он спрашивает у Тиё: «Кто отец этого ребенка?». В это время у дверей дома стоял Мацуомару, и слышал, что в нем происходило, он бросает через дверь в дом ветку соснового дерева. Гэндзо все сразу понимает (мацуо – это сосна). Maцуомару входит в дом и говорит: «Да, это мой сын! Мой сын, Koтаро, который принял славную и ненапрасную смерть». Гэндзо набрасывается на него с мечом, но Мацуомару не желает с ним драться. Он рассказывает Гэндзо все, что они задумали с женою. Мацуомару говорит, что после того, как он перешел на службу к Сихею от Кана (семья Мацуомару на протяжении многих поколений служила дому Кана), он очень об этом пожалел, и хотел искупить свою вину перед Каном. Наконец, ему предоставился такой случай. Он узнал, что Гэндзо приказали убить единственного сына Кана (т.е. он был единственным продолжателем рода Кана Содзё, который сам к этому моменту уже был мертв) и он смог убедить жену принести в жертву их собственного сына, Котаро, который должен был заменить Кана Сусаи.

Т.е. стремясь искупить свою вину, Maцуомару решил сохранить жизнь Кана Сусаи, ценой жизни своего сына, Котаро. Он посылал Котаро в школу, где Гэндзо и Тонами решили, что он является единственным мальчиком в школе, чья голова может заменить голову Кана Сусаи. Эта сцена является классическим примером конфликта между Гири (чести, верность) и Ниндзё (человеческое сострадание).

Потом Мацуомару спрашивает у Гэндзо: «Достойно ли принял смерть его сын?». И Гэндзо отвечает ему, что «Достойно... Когда я сказал ему, что он должен умереть, он улыбнулся». Мацуомару и его жена заплакали, испытывая смешанное чувство гордости за сына и одновременно печали. Потом Мацуомару клянет карму своего семейства, говорит о смерти Сакурамару, который принял смерть из-за него, вспоминает о смерти жены Сакурамару, Яэ, которая погибла, защищая супругу Кана, Соноо-но-Маэ. С разрывающимся от горя сердцем Мацуомару покидает дом Гэндзо и вызывает свой паланкин. Неожиданно из паланкина выходит супруга Кана и мать Сусаи, Сонно-но-Маэ. Она радостно приветствует своего сына. Мать и сын утешают друг друга. Жена Мацуомару, Тиё, передает жене Гэндзо саван для Котаро и его флаг. Затем она выносит тело маленького мальчика из дома и кладет его в паланкин. Мацуомару и его супруга Тиё переоблачаются в белые траурные одежды. Тонами зажигает священный огонь в честь усопшего Koтаро. Все молятся об его душе.

(Если вы видите в этом сюжете только убийство ребенка во имя идеала вассальной верности, то вы мыслите примерно в том же ключе, в котором эту сцену видели американские театральные цензоры осенью 1945 года.)

АКТ 5

СЦЕНА-1: ÔUCHI TEMPEN (大内天変) «НАПАСТИ ИМПЕРАТОРСКОГО ДВОРЦА»

Эта сцена редко ставится в Бунраку, а в Кабуки ее вообще нет. Действие происходит в императорском дворце, в Киото, во время бушующего урагана. После смерти Кана Содзё при дворе возникла дискуссия относительно законности правопреемства Кана Сусаи, его сына, в качестве главы клана Сугавара. И клан в настоящее время находился в опале. Принц Toкиё (младший брат императора) заявил, что он верит, что эта буря вызвана злым духом Кана Содзё, который требует признать его невиновность и восстановить честь семьи Сугавара, сделав Сусаи главою клана.

Но Сихей внезапно захватывает Кана Сусаи, угрожая убить его, и заявляя, что никто, даже злой духг грома не сможет воспрепятствовать ему свергнуть императора и занять его трон. По Сихею бьют молнии, но не могут ничего с ним поделать, однако, на него неожиданно нападают призраки в виде Сакурамару и его жены, Яэ, которые хотят помочь Кану Сусаи. Придворный буддистский священник Хоссё начинает перебирать четки и возносить молитвы, чтобы призраки ушли, но прекращает это делать, когда призраки рассказывают ему о зловещих планах Сихея. Призраки вновь атакуют Сихея, нанося ему удары с помощью ветвей сакуры и в конце концов убивают его. Сразу же буря стихает, а призраки уходят.

Пьеса заканчивается тем, что священник Хоссё объявляет Кан Сусаи преемником дома Сугавара, а Кану Содзё посмертно император присуждает высочайшее звание главного императорского судьи. Кроме того, император повелевает построить храм в Китано (видео: цветение слив у храма Тэнмангу; Байка-сай, Фестиваль цветения сливы / Baikasai в Тэнмангу) в честь Кана Содзё, который впредь должен почитаться, как божество каллиграфии и учености.


Опубликованное фото