Перейти к содержимому


  




Хидэминэ Дзибики: «Путь Мягкости». Часть 2

Автор: clover, 08 Апрель 2015 · 1 043 views

Хидэминэ Дзибики: «Путь Мягкости». Часть 2 (Hidemine Jibiki Roshi)

Часть 2

(перевод clover)

Расскажите что-нибудь еще о Сенсее Хосоно?

Ну, как я уже говорил Сенсей Хосоно преподавал Айки Будо и Дзюдо, после того, как вышел в отставку. Будучи остеопатом он лечил людей, а также преподавал это искусство. Вообще, он был очень загруженным делами человеком, поэтому в додзе преподавал только по вечерам пятницы и субботы. Примерно тогда же в нашем додзе впервые появился г-н Kondo, который в настоящее время является Soke-dairi Дайто-рю Айки дзю-дзюцу (大東流合気柔術宗家代理). Тогда он был еще студентом технологического института Chiba (千葉工大), и я даже участвовал в его первой тренировке. У меня есть фотография, где мы вместе!

Фото: Hidemine Jibiki в додзе Hosono

Ваша супруга - Tomiko тоже тренировалась вместе с вами...

Да, многие люди прекращают тренироваться после того, как вступают в брак, поскольку теряют к этому делу интерес или мотивацию. К счастью, Томико была не из них...

Фото: тренировка на улице

А какое у вас сложилось мнение о Сенсее Хосоно?

Это был хорошо образованный человек, который следовал по классическому двойному пути «Меча и пера» («Bunbu Ryodo» / 文武両道). Он напоминал мне важного самурая из прошлого, типа даймё, так он был утончен во вкусах и обходителен в манерах. Вообщем, он во всем был настоящим Будока.

Как-то раз, один человек из Каратэ хвастливо заявил ему, что против ударов ногами он ничего не сможет сделать. На поединке, Сенсей, не сколько не изменившись в лице, поймал его за ногу при первом же ударе и опрокинул вспять. А я подумал, вот это мастер...

А как вы стали преподавать сами?

Поскольку я работал переводчиком на американской военной базе в Kisarazu, то я попросил разрешения у Сенсея Хосоно открыть там клуб от нашего додзё. Так я учредил новый клуб «Kisarazu Budo Renmei» (木更津武道連盟), в котором стал преподавать после работы.

А Kisarazu было подходящим местом для практики Будо?

Вполне. Еще в старину это была императорская вотчина под непосредственным управлением сёгуната. Немало самураев сёгуна имели там дома, так что он вполне имеет атмосферу старых эпох (* там хороший вид на Фудзи).

А кто тренировался в вашем клубе?

Это было время вьетнамской войны (1957-1975). Большинство учеников были военнослужащими ВМФ США, которых готовили к отправке во Вьетнам. Из всех родов войск в США, в морскую пехоту отбирались самые крупные парни, поэтому все они были ростом не менее 180 см. Поскольку им предстояло сражаться на передовой, то преподавать им все тонкости Айки Будо я считал бессмысленным. Для сражений на войне - в этом не было надобности. Да, и о Будо они совсем ничего не знали. Американцы – очень забавны, им нужно было, чтобы я сначала доказал им свою «состоятельность», иначе они не признали бы меня в качестве инструктора. На первой тренировке я предложил им атаковать меня из всех сил, но они все равно падали... (смеется) Я был намного меньше их, поэтому они были очень удивлены... (смеется) Я преподавал им, главным образом, просто готовые приемы для различных случаев на фронте. Я действительно очень старался их обучить, ведь им предстояло сражаться с реальным врагом, и от степени готовности зависели их возможности выживания в военных условиях.

Вам кто-нибудь особенно запомнился из них?

Да, один «бодибилдер». Он был родом из крестьянской семьи. Они у себя на ферме построили и оборудовали сарай, в котором 4 человека из их семьи занимались накачкой мышц. Зимой они подрабатывали расчисткой дорог, грузили лопатами снег на грузовики. Этот человек свято верил только в физическую силу. Мы постоянно с ним спорили на тренировках. Он говорил: «Зачем мне это делать так, или вот так, если я могу просто приподнять врага и бросить». Наконец, он достал меня своим упорствованием, и я сказал ему: «Ну, что ж! Давайте! Попробуйте!», и предложил схватить меня за ворот. В момент, когда он попытался оторвать меня от земли, я его бросил, и он плюхнулся на спину так тяжело, что у него сперло дыхание... (смеется) Потому что в противостоянии физической силы и Ки, Ки всегда побеждает. На следующей тренировке он уже был совершенно «другим» человеком, он был согласен со мной во всем... (смеется) Он перестал пропускать тренировки и стал учиться с большим энтузиазмом. Потом, когда он вернулся с войны домой, в США, то открыл свой клуб. Он прислал мне фильм, снятый на 8-мм пленке, на котором ученики сидят в сейдза, а он важно вышагивает перед ними в хакама, совсем, как я, когда преподавал им... (смеется)

А еще мне запомнился человек, который был чемпионом США по боксу в легком весе. Он мне не говорил об этом до самого момента нашего расставания. А я-то все удивлялся, как он хорошо умеет бить! (смеется) Тем не менее, применять методы Айки на нем мне это нисколько не мешало. И он был этому поражен, наверно в точности как я, когда меня бросал Сенсей Окуяма - как он это делал, поначалу, для меня представлялось полной загадкой. Но, тем не менее, я в то время часто думал, как же это хорошо, что я стал заниматься Дайто-рю Айки Будо. Я много наблюдал демонстраций практиков из других стилей Будо, и часто подмечал, что для исполнения бросков более крупных зарубежных противников они также часто предваряют свои действия воздействием на болевые точки тела.

Фото: акция протеста против американских баз в Японии, 1968

Вы сами стали инициатором создания клуба на авиабазе или вам это предложили?

Авиабаза в Kisarazu использовалась не только американскими военными, но и силами самообороны Японии. В те времена появилось Beiheiren ( べ平連 – наиболее известное японское протестное движение против войны во Вьетнаме), для сторонников которого военнослужащие США стали целью для нападений, причем было несколько случаев со смертельным исходом. Студенты, взявшись за руки, устраивали сидячие забастовки напротив главных ворот базы, и требовали прихода представителей прессы, чтобы огласить через них свои требования. Это было время, когда журналисты формировали общественное мнение о силах японской самообороны, как пособниках войны во Вьетнаме. Когда в одной из очередных газет были опубликованы фотографии с травмами, полученными студентами во время разгона демонстрации, я получил запрос от сил самообороны с просьбой преподавания методов задержания манифестантов без физических увечий.

А что это были за методы?

Ну, это принуждение без причинения травм. Методы Хакко-рю оказались весьма полезными в то время. Сколько бы сил не прилагали сидящие студенты, чтобы их не растащили по сторонам, можно было просто подходить к ним, давить на болевые точки и они уже не были в состоянии продолжать сидеть... (смеется) После этого их растаскивали. Я также преподавал методы подчинения противника, например, вооруженного обрезком железной трубы, а также методы конвоирования, чтобы уводить прочь.

А что это за методы конвоирования?

Ну, со стороны это выглядит так, что студент идет впереди, а офицер следом за ним... (смеется) У меня осталось много благодарственных листов с того времени. В том числе и от американских военных.

В вашей жизни было много замечательных учителей Будо: Сенсей Gichin Funakoshi из Каратэ Сётокан, Сенсей Okuyama из Хакко-рю, Сенсеи Tsunejiro Hosono и Kotaro Yoshida из Дайто-рю Айки Будо, и наконец Wang Shujin. Было ли между ними что-то общее?

Да, все они были весьма интеллигентными людьми. Сенсей Фунакоси был педагогом, Сенсей Ёсида был выпускником Императорского университета, после которого работал редактором в «Hokkaido Shimbun», он свободно владел английским языком. Остальные также были высокообразованными людьми. Нам известно множество трудов об искусстве меча китайских конфуцианских «ученых» периода Chunqiu. То же самое было и в Японии. Образованность и мастерство в Будо были обязательным условием для получения наследства семьи старшими сыновьями. Все мои учителя были людьми уравновешенными, вежливыми и рассудительными. Без этих качеств они не могли бы стать уважаемыми учителями.

В различных журналах ММА зачастую грубо и превратно трактуется образ будзюка. Что вы об этом думаете?

Кичливый и брутальный "будзюка" – это образ, безусловно, порожденный масс-медия. Это совершенно противоречит сути того, кем является будзюка - человеком, освоившим методы самозащиты от агрессии жестоких людей. Будзюцу – это инструмент, предназначенный только для защиты общества или своей семьи.

А почему так много поклонников у ММА?

Потому что ММА - это увлекательный и развлекательный спорт. Это совсем не то, чем является Будо. В спорте варианты нападений ограничены правилами, кроме того, там есть деление на весовые категории. Конечно, если свести легкого и тяжелого бойца, то в большинстве случаев результат будет предрешен, а это публике не интересно. В Будо большое значение придается методам, обуславливающим эффективность техник, только тогда маленькие люди смогут одолевать больших. Это подразумевает совершенно разные способы тренировки. Уровень накаченности мышц нисколько не влияет на возможности тонкого исполнения техник. Кроме того, если мозги не научатся работать правильно, то и в освоении техник будет не прогресс, а сплошное разочарование. Будо - чуждо ММА. К счастью, в моем додзе даже те, кто были «упертыми качками», со временем пересматривают свои приоритеты в мастерстве. Это потому, что у них просто нет выбора... Если они хотят хоть какого-нибудь прогресса в навыках, они просто вынуждены «переделывать» свои мозги... (смеется)

Фото: Hidemine Jibiki и Kotaro Yoshida (справа)

Вы познакомились с Сенсеем Kotaro Yoshida через Сенсея Хосоно?

Да. В то время я уже был Сихан-дай Сенсея Хосоно. Я думаю именно поэтому он познакомил меня с Сенсеем Ёсида. После этого мы с Ёсида не пересекались, но после того, как скончался Сенсей Хосоно это знакомство оказалось чрезвычайно полезным для меня.

А где жил Сенсей Ёсида?

В городе Hitachi, в префектуре Ибараки. Я ездил к нему всегда вместе с Сенсеем Yokota, но нечасто, из-за своей работы в Кисарадзу. Как-то раз я собрался поехать в Хитати сам, но доехав до Akihabara передумал, и пересел на поезд, идущий до Токио. Вспоминая это сейчас, я думаю - какой же я тогда был дурак... (смеется) Это уже потом, много позднее я был готов ехать куда угодно - хоть в Тайвань, хоть в Гонконг, если предоставилась бы возможность получить пару уроков у хороших учителей... (смеется)

А каким человеком был Ёсида?

Он был весьма интеллигентен, занимал пост главного редактора «Хоккайдо Симбун» и обладал манерами родовитого буси. Тогда ему было уже около 80 лет, и он страдал односторонним параличом. Я помню, что у изголовья его постели стояла ваза, в которой вместо карандашей стояли сюрикены такой же формы. И он всегда имел при себе свой железный веер.

Как-то раз, когда он был еще здоров, на одной из демонстраций Дайто-рю дзю-дзюцу, к нему подошли пятеро дзюдок и стали подначивать его, чтобы он попробовал свои навыки в Айки на них. «Ага, сейчас...» – ответил он им и достал свой железный веер, отчего они внезапно передумали... (смеется) Раньше было нередкостью, когда некоторые будока задирали других, чтобы с помощью побед над ними «прославиться». К нему однажды домой пришли даже сумотори, которые хотели «посмотреть» на Айки дзю-дзюцу. «Ну, ладно» - сказал он им, и метнул сюрикен в ствол хурмы, росшей в саду. Сумотори разинули рты, и ушли... (смеется)

А чему вы учились у Ёсида?

Методы Айки я вполне освоил у Сенсея Хосоно, и после этого перешел к личным изыскам. От Сенсея Ёсида я узнал многое о принципах стратегии в Дайто-рю, а также о философии воина. Когда Сокаку Такеда отправился (прим. 1880-1888 гг.) в свой Musha shugyo ( 武者修行 – «паломничество» по стране с целью совершенствования навыков), Сенсей Ёсида сопровождал часть его путешествия в качестве помощника. Он любил вспоминать про это и рассказывать про Сокаку.

Фото: Япония тех времен (Ёкогама, 1880 гг.)

А расскажите нам тоже что-нибудь...

Они тогда остановились на отдых в Hamamatsu (станция на тракте Токайдо). Там Сокаку увидел, как один человек мечет в ствол сосны 2-сеновые монеты. Монета в 2 сена была примерно такой же большой, как современные монеты в 500 иен, поэтому она была достаточно увесистой. Сокаку, который интересовался всем, что было связано с сюрикенами, был очень впечатлен, поэтому сказал этому человеку: «Пожалуйста, позвольте мне научиться у вас этому тоже». Оказалось, что этот человек в детстве болел полиомиелитом, у него парализовало ноги, поэтому он не мог двигаться. Его старший брат очень заботился о нем, и старался скрасить его жизнь всякими развлечениями. Как-то раз старший брат взял монету в 1 иену и разменял ее на 50 монет по 2 сена и предложил ему бросать их в столб. Поначалу монеты просто отскакивали от столба, но через некоторое время они начали в него втыкаться. Человек сказал, что ему все равно было нечего делать, поэтому он подолгу развлекался этой игрой. Так что он не может никого этому обучить, и на этом, отказал Сокаку. Эта история весьма впечатлила Сокаку. Вот, какого, даже необычного мастерства можно достичь, если тренироваться регулярно и долго. И с тех пор он стал практиковаться в метании сюрикенов более старательно и постоянно.

Фото: путешественники на тракте Токайдо, 1863

A вот другая история с сюрикенами. Сокаку остановился на отдых в гостинице у одной из переправ на о. Сикоку. Эта гостиница славилась тем, что там готовили замечательные кусочки жареного угря на шампурах. Их готовила старая женщина. Он залюбовался, как она искусно нарезала шампуры из ствола бамбука на кухне. Ловко, одним точным движением руки. А когда она закончила строгать, то бросила всю пачку шампуров через плечо не оглядываясь., и попала точно в бамбуковую плетенку, стоявшую позади нее! Причем пачка шампуров в полете не развалилась, а встала аккуратно на дно плетенки!

Да, удивительно...

Да, Сокаку был то же поражен. После этого он стал учиться бросать сюрикены из под мышки или через плечо без оглядки назад. Не только ради новых методов и техник, но и для новых идей пускались в те времена в путешествие будока.

Будучи на Сикоку Сокаку дошел до земель Тоса. И в там в гостинице он решил попробовать очень известное на всю страну местное блюдо - bonito tataki.

Рис. самураи Тоса убивают французских моряков, посмевших высадиться на берег Сикоку 8 марта 1868 г.

Рис. лов тунца для бонито на Сикоку

Он заказал бонито из трех кусочков. Пока его блюдо стояло перед ним на столе, он отвлекся, а кот в этот момент стащил один из кусочков рыбы. Заметив пропажу, Сокаку не оглядываясь, в одно мгновение метнул из под рукава нож. Раздался визг. Нож попал точно в середину тела кота. Говорят, Сокаку проворчал: «Вот, подлая тварь»... (смеется)

Это Сенсей Ёсида представил г-на Морихэя Уэсиба Сокаку?

Да, г-н Уэсиба был принят в обучение Сокаку благодаря рекомендации Сенсея Ёсида. Г-н Уэсиба был крепким парнем. Говорят, он смог поднять в воздух Сокаку, просунув ладони под дощечки его гэта из дерева магнолии. Он накачал себе силу на расчистке земель под сельхозугодия (* после реформ, в результате которых самураи оказались «не у дел», они могли получать от государства во владение целинные земли, поэтому их надо было расчищать под сельхозполя. Иногда самураи объединялись в группы для проведения таких работ (kurachi)). Большинство участников группы по расчистке земель были из самураев. Г-н Уэсиба также был родом из самурайской семьи. После реставрации Мэйдзи и ликвидацией Бакуфу в конце периода Эдо, самураи стали искать себе новую работу, в т.ч. они участвовали в работах по расчистке земель. В самых первых таких группах все их участники были из самураев, и они даже по утрам выстраивались и устраивали перекличку, как это было заведено в прежние времена... (смеется)

Т.е. мастера Будо не растерялись, и нашли себе применение на Хоккайдо...

Верно. Сокаку много путешествовал по Хоккайдо, пропагандируя свою школу, центром которой он сделал Abashiri. Вероятно в это же время он и познакомился с Сенсеем Ёсида, который был главным редактором «Хоккайдо Симбун». Кто знает, может быть Ёсида брал у него интервью. Сенсей Ёсида был из самурайской семьи, которая относилась к клану Miharu (三春藩) (замок Михару, префектура Фукуока), соседствовавшего с кланом Aizu. Сокаку был из клана Айдзу, поэтому он мог отнестись к нему, как к земляку. (Ниссинкан- самурайская школа клана Айдзу, 1803)

Клик-клак, клик-клак - Сокаку всегда специально громко стучал гэта, когда подходил к дому Сенсея. Он уже издалека предупредительно кричал: «Эй, Ёсида-кун, вы дома?» - на своим диалекте Айдзу... (смеется)

Как-то раз зимой Ёсида пригласил Сокаку в свою баню. Дверь в баню была слегка приоткрыта, и когда Сенсей Ёсида вошел в помещение, он закрыл ее за собой, чтобы тепло не уходило. И Сокаку вдруг так раскричался: «Зачем вы закрыли дверь! А вдруг кто-нибудь подкрадется?! Вы моей смерти хотите!!?». Сенсей Ёсида от неожиданности просто растерялся. Вот, таким был Сокаку, не зависимо от обстоятельств, он всегда был настороже... (смеется) Как говорят: «Когда человек покидает дом, он должен думать, что на него готовятся напасть по меньшей мере семь врагов».

Кажется это выражение пошло с периода Сэнгоку?

Да, верно. Но оно до сих пор актуально, в смысле надлежащей наблюдательности, чтобы не было неприятных неожиданностей. О важности осторожности Сенсей Хосоно нам постоянно твердил. Например, нас предупреждали, что нельзя наступать на стыки татами, потому что сквозь щели в полу нас могут неожиданно атаковать лезвием. Говорили, что лучше не отодвигать сёдзи (дверь) сразу одним махом на всю ширину, а сначала слегка приоткрыть их, и «осязать» происходящее внутри комнаты. А еще мы практиковались в tatami-gaeshi (подбрасывание татами) – подцепляли большим пальцем ноги край татами и подбрасывали его вверх - в качестве импровизированного «щита», например, против стрел. Когда самураи несли охрану в замке, они никогда не сидели в позе со скрещенными ногами (胡座). Вместо этого, они всегда сидели в позе Сейдза, причем не перекрещивали большие пальцы ног. Это делалось для того, чтобы можно было мгновенно вскочить на ноги. С той же целью ими применялась и другая поза - Orishiki (折敷) - это способ сидения, когда одно колено поднято вверх. Так чаще всего садились в доспехах. О многом, что я узнал в додзе Хосоно, мне более подробно объяснил Сенсей Ёсида. Его истории о Сокаку Musha Shugyo, особенно рассказы об «разгромах» Сокаку чужих додзё, для меня были чрезвычайно интересными.

Фото: самураи в 1868, фото Guido Verbeck. Самураи в переднем ряду сидят в боевой позе Orishiki

Это что за «разгромы»?

A-а, это была у Сокаку такая интересная «стратегия» посещений додзе... (смеется). Он когда приходил в чужое додзе, то естественно предлагал сразиться. Но «начальник» додзе конечно же первым на бой не выходил. Он сначала выставлял своих учеников, одного за другим, потом - сиханов, а сам в это время откуда-нибудь из укромного уголка наблюдал за навыками Сокаку. Понимая это, Сокаку прибегал к уловке, в каждом поединке он не раскрывал своих истинных возможностей. И когда, наконец, приходил черёд главе постоять за честь своего додзе, Сокаку демонстрировал настоящее мастерство своего стиля – отнимать победу у врага с первого же момента контакта с его телом. Так что, когда очередной глава додзе «прозревал» было уже поздно... (смеется) Однажды, чтобы еще больше посмеяться над одним «начальником» додзе, он парировал его атаку подхватом себе на спину, а после этого, с «повешанным» себе на плечи начальством (* то же самое есть в Каратэ. Додзе клуба Васэда, 1935. В левом углу (в темном) сенсей Фунакоси), обратился с речью к его учениками: «Вот, вам доказательство того, чем вы тут занимаетесь...», а потом предложил им пойти вместе с ним выпить. Но на той вечеринке он даже ничего не попробовал, что было подано на стол. Остожность никогда излишней не бывает... (смеется)

Вы много практикуетесь с оружием?

Вообще, многие безоружные Будзюцу, получившие свой расцвет в период Эдо, на самом деле имеют свои истоки из Кендзюцу, которое сформировалось ранее, еще во времена эпохи Сэнгоку. Многие принципы и методы унаследованы именно из него. Например, в Дайто-рю Айки дзю-дзюцу есть такой метод стратегии действий, называемый «Hiki-otoshi»
(引き落とし) (В каратэ, например, Тани-отоси). Этот метод был унаследован из Кендзюцу: защищающийся «проскальзывает» мимо удара атакующего, поворачивает свой меч и наносит контратакующий рез по сонной артерии противника. Это один из базовых методов стратегии действий, представляющий собою «проскальзывание» мимо противника (т.е. вход, ирими). Общая стратегия «Хики отоси» (входы) может применяться и без «цепляния» (Дзю-дзюцу) противника, за счет использования импульса противника (Айки дзю-дзюцу).

В Дайто-рю содержатся методы из многих видов оружия – длинный меч, короткий меч, сюрикен, кусари-гама, кусари-фундо, малый лук и пр.

Я нахожусь в постоянном поиске принципов и методов, которые обеспечивают самое эффективное применение техник. Поэтому я стал изучать Айки-Будо, потому что считал, что в нем отобраны самые эффективные методы. Я стал изучать методы применения оружия, особенно Дзёдо, потому что хотел найти наилучшие методы защиты от него. Я изучал Тайцзи-цюань, потому что оно обладает наиэффективнейшими методами, связанными с первым моментом контакта с противником. Ну, вообщем, я готов мчаться хоть на край света, если узнаю о хорошей школе... (смеется)

(Часть 3)

Юкиёси Сагава о Будзюцу и Ки-рёку