Перейти к содержимому


  




Хидэминэ Дзибики: «Путь Мягкости». Часть 1

Автор: clover, 07 Апрель 2015 · 1 156 views

Хидэминэ Дзибики: «Путь Мягкости». Часть 1 (Hidemine Jibiki)

Hidemine Jibiki – Hakko-ryu, Daito-ryu Aiki-Budo, and “The Road to Softness”
(перевод с яп. Christopher Li)
(перевод clover)

Hidemine Jibiki (地曳秀峰) (1927-) начал свой путь в БИ с изучения каратэ Сётокан, затем перешел к изучению Хакко-рю дзю-дзюцу (八光流柔術), где учился у основателя этого искусства, Okuyama Ryuho (奥山龍峰), после чего начал изучать Дайто-рю Айки Будо (大東流合気武道) у Tsunejiro Hosono (細野恒次郎) и Kotaro Yoshida (吉田幸太郎). После этого он дополнил свою практику изучением китайских внутренних БИ у мастера Wang Shu-Jin (王樹金), который был одним из пионеров этих искусств в Японии. Мастер Wang Shu-Jin (о мастере; (1905-1981) являлся весьма известной фигурой в кругах мастеров Айкидо в Токио.

Хидэминэ Дзибики является президентом Японского отделения International Cheng-ming Kung-fu Association (AJSMAF), а также Японского филиала International Chinese Kuoshu Federation. Он является учеником, в четвертом поколении, основателя Baguazhang, Dong Haichuan.


Видео мастера Дзибики

Часть 1


Фото: Hidemine Jibiki на обложке журнала «Нiden Budo & Bujutsu»

Фото: молодой Роси Hidemine Jibiki


В последнем интервью вы упомянули, что пришли к неудовлетворенности Каратэ...

Прошло около 10 лет с того момента (1944), как я самозабвенно начал изучать Каратэ, считая его реальным и эффективным искусством для самообороны. Пока не произошел один случай с разбушевавшимся пьяным коллегой. Каратэ фокусируется главным образом на жестких методах подавления противника, в нем нет методов «мягкого» принуждения (* «полицейские» методы взятия под контроль противника). Поэтому после этого случая я пришел к заключению, что отсутствие такой стратегии в изучении методов самообороны является существенным недостатком.

Фото: Хидэминэ Дзибики во времена работы переводчиком

Это стало поворотным пунктом на вашем пути?

Да, я решил оставить свои занятия каратэ. Мне тогда было около 27 лет (1954).

Что было потом?

Я начал искать что-то другое. В те времена журналы по БИ были очень редки. Поэтому я не знал куда податься. Но мне повезло, это произошло (третьи выходные мая) на ежегодном празднике богини Каннон (видео Sanja Matsuri) в Asakusa (Токио). Можно сказать, что это был подарок судьбы...

В храмовом комплексе Асакуса?

Да, в детстве меня водили в храм Shitaya, и я часто играл около него.

Т.е. этот храм стал родным для вас местом.

Не только, этот храм - мое сакральное место. Я уже не помню всех точных деталей той судьбоносной встречи, помню только, что я получил от того человека визитную карточку, на которой было написано «сихан Дзю-дзюцу». Дзюдо в те времена было невероятно популярно после фильма «Sugata Sanshiro» (姿三四郎).

Фото: плакат одного из первых фильмов Akira Kurosawa по роману Sugata Sanshiro – 1943

По сюжету этого фильма, Дзю-дзюцу представляется, как анахронизм прошлого, по сравнению с новым прогрессивным Дзюдо. Поэтому я думал, что Дзю-дзюцу это было нечто безнадежно устаревшее. Но этот человек сказал мне, что мастер Дзю-дзюцу может контролировать противника по-всякому, даже держа его только за один палец.

Разве такое возможно?

Ну, сначала мне тоже подумалось, что это брехня. Я сказал этому человеку, что изучал Каратэ, и хотел бы сам лично убедиться в этом. Он согласился и сказал, что представит меня своему сенсею, и написал адрес на оборотной стороне визитки.

На следующий день я поехал в Omiya (* 25 км от Токио), чтобы выяснить, может ли кто-либо с помощью захвата за один палец контролировать другого человека. Придя в додзе я показал визитную карточку и рассказал о причине своего визита. Размер додзе был очень скромен, примерно около 8 татами (вид додзе с 1:16), низкий потолок, дизайн выдержан в старинном стиле. Учитель был там...

Фото: Ryuho Okuyama со своим учителем Дайто-рю Toshimi Maeda и учителем Шиацу Haizan Minami

Как его звали?

Ryuho Okuyama (奥山龍峰) – это был сам основатель Хакко-рю (八光流). Он сказал: «Мне уже доложили, что вы занимались Каратэ. Можете атаковать меня, как хотите». Далее я просто не понял, что произошло, когда я попытался его ударить. Сначала я ощутил, что проваливаюсь в какую-то пустоту, а потом у меня от боли «посыпались искры» из глаз. Я заорал «Ай, больно!», и тогда меня бросили на пол... (смеется) Теперь я знаю, что это был Котэ-гаэси. Сейчас я сам преподаю Дайто-рю (大東流). Сенсей Окуяма был талантливым учеником гениального будзюцука, Sokaku Takeda. И тогда я стал учеником Ryuho Okuyama... (смеется)

Расскажите о нем?

Он был невысок, с округлым лицом и небольшими усами. Я думаю, что на тот момент времени ему было около 50 лет. Очень любезен, даже принял приглашение на мою свадьбу. К сожалению, он уже ушел от нас, а школу после него унаследовал его сын. Сенсей Окуяма хорошо знал Шиацу, которым он дополнил свои навыки в Дайто-рю, в результате этого симбиоза он создал свою школу, назвав ее «Хакко-рю». Он написал несколько статей о своей школе, которые были опубликованы различными популярными журналами о БИ. Он был социально очень активным человеком.

У него было много учеников?

Ну, он тогда еще относительно недавно открыл свой додзе. Сколько учеников? Думаю, что серьезных практиков было очень мало. Были ученики, которые приезжали к нему из весьма отдаленных мест, чтобы потренироваться в этом маленьком додзе. И становились сиханами очень быстро.

Что значит «очень быстро»?

Ну, скажем так, действительно за очень короткий период обучения. Он даже обучал некоторых учеников с помощью переписки по почте. Мне это показалось немного странным и подозрительным, но сам он был мастером просто замечательным.

Однажды у нас был кейко в Tochigi (живописное место, знаменитое памятником UNESCO - храмом Nikko), на горячих источниках (Nasu), на который приехали довольно солидные участники. Один из них, человек с 7 даном Дзюдо, внезапно схватил Сенсея, прямо посреди его речи на лекции. Возможно такому поступку способствовал прием горячительных напитков накануне вечером... (смеется) Он вцепился ему в ворот и рукав. Тогда Сенсей нажал пальцем где-то ему на предплечье, от чего тот скривился от боли. Затем он положил этого человека на пол, осторожно, как «бумажный фонарь»... (смеется) А тот закричал: «Ну, хватит! Хватит!», и тогда Сенсей, наконец, отпустил его, под оглушительный смех присутствовавших. Я был восхищен им. У него даже не сбилось дыхание, причем он проделал это все с дзюдокой только одной рукой, в другой он держал веер. После этой демонстрации я окончательно уверовал в его способности и начал практиковаться с удвоенной энергией.

Вы начали свой путь с обучения «жесткому» искусству Каратэ, а затем перешли к изучению «мягкого» искусства Айки дзю-дзюцу. Что в «мягком» искусстве показалось вам удивительным?

Эффект от ударов. Я, конечно же, в Каратэ на своей «шкуре» не раз испытывал удары - они тяжелые и довольно болезненные, но не настолько, насколько болезненны «жалящие» удары по методу «мягкого кулака». О, это была действительно адская боль. Она пронизывает все тело. Это такой шок, который буквально «парализует» все тело.

А ведь, в Каратэ много внимания уделяется эффективности ударов...

Да, у нас были разные специальные упражнения по отработке ударов. Например, я отжимался на пальцах, долбил пальцами соевые или фасолевые зерна в глубокой чаше, бил по макиваре не только по вечерам, но и утром перед работой. Я колотил по бутылкам молока, чтобы укрепить «ребра» своих кистей.

У меня даже был такой случай. Я тогда уже работал переводчиком на американском аэродроме в Kizarazu. Однажды, один из иностранцев схватил меня за лацканы пиджака, и был потрясен, когда я ударил его в подбородок... (смеется) Будучи энтузиастом Каратэ, я тогда еще не знал, что людей можно не бить, а просто «усмирять» с помощью «одного пальца». Как это потом мне с легкостью, на мне же, продемонстрировал Сенсей Окуяма. Тогда, занимаясь Каратэ, я мог только бить и ничего более. Это был тот случай, когда я в одно мгновение разочаровался в Каратэ... (смеется) Определенно, я захотел научиться не только бить, но и усмирять людей.

А чем вас еще удивило «мягкое» искусство?

Удивила манера обучения. В Каратэ я привык к тренировкам в «казарменном» стиле, все выполнялось по команде, и до отупляющего изнеможения. А когда я пришел на первую тренировку к Сенсею Окуяма, то был удивлен ее творческой непринужденной атмосфере. Процесс тренировки был совершенно иной. Я настолько привык к суровым тренировкам в Каратэ, что поначалу даже растерялся. Я почувствовал себя, как «рыба, выброшенная на берег».

А что делали на тренировке?

В начале с нами занимался один из старших учеников. Не смотря на то, что техники мы делали из положения сидя, все равно было больно, реально больно... (смеется) А потом в додзе вошел Сенсей и атмосфера в нем резко изменилась, все расслабились и заулыбались.

У Сенсея Окуяма было хорошее чувство юмора?

С одной стороны, он держался с достоинством главного лица в додзе, а с другой стороны любил пошутить, давая нам тем самым возможность немного передохнуть от напряжения. В искусстве преподавания, по моему мнению, он был непревзойденным гением.

Он много ездил по всей Японии с лекциями о Хакко-рю, останавливаясь по 7-10 дней в каждом регионе. Он был также весьма сведущ в практике Шиацу, которое он также преподавал.

Тогда еще не было легкой возможности рекламироваться на телевидении и в журналах, поэтому он так много ездил?

Да, определенно. Это было послевоенное время. Тогда возвращалось много военных, среди которых были и практики Будо. Он хотел заинтересовать их в изучении своего искусства. Конечно же, этим людям было не до Будо, поэтому Сенсею требовалось предпринимать все усилия, чтобы убедить их.

Фото: Hidemine Jibiki и Tsunejiro Hosono

Почему от Сенсея Окуяма вы перешли заниматься к Сенсею Цунэдзиро Хосоно?

Мы, когда собирались с коллегами, то естественно говорили о Будо. И однажды в разговоре я услышал, что Хакко-рю происходит от Дайто-рю. Меня очень заинтересовало это исходное искусство. В книжном магазине я нашел книгу «Айки-но-дзюцу» (合気之術, 1956) Ichiro Tateyama (立山一郎). Ее автор был учеником Айкидо Морихея Уэсиба. Я связался с ним, и он оказался очень интересным человеком, с помощью которого я познакомился с Сенсеем Хосоно из Дайто-рю Айки дзю-дзюцу. Оказалось, что Сенсей Хосоно проживал в районе Koiwa (Токио), в котором жили и мои родители, что окончательно убедило меня начать заниматься Дайто-рю.

Каким человеком был Сенсей Хосоно?

Я позвонил ему и предложил встретиться. Он пришел на встречу в скромном кимоно, но выглядел при этом, как преуспевающий делец. У него были манеры чрезвычайно воспитанного человека. В разговоре выяснилось, что он был начальником общего отдела в одной крупной корпорации, как я и преполагал... (смеется) Он не производил впечатления человека, занимающегося Будо. Он был прекрасно образован, и когда присылал открытки, то непременно писал в них что-нибудь из классической японской поэзии. В то время он уже ушел в отставку и посвятил себя преподаванию Айки и Дзюдо. Тогда мастера Дзюдо нередко имели сертификаты остеопатов (整骨師), поэтому он также преподавал и это. Когда я сообщил ему, что занимаюсь в Хакко-рю, он ответил – значит у меня уже есть фундамент и он согласен меня обучать.

Что нового вы для себя открыли на тренировках в Дайто-рю по сравнению с Хакко-рю?

И в Хакко-рю и Дайто-рю используется одинаковая стратегия воздействия на болевые точки (Kyusho-jutsu; в ортодоксальных стилях каратэ также используется), но стратегия выполнения техник дзю-дзюцу все-таки разная. В Хакко-рю – это Кудзуси (можно применять физическую силу к сопернику), а в Дайто-рю более тонкая - Айки (без применения физической силы).

«Айки» примерно означает «использование Ки», а что это значит?

«Сжатие» в теле Ки с последующим ее «спуском» (фокусирование) в точке контакта с телом противника. По аналогии с музыкой - это как изменение тональности звучания звука. Ки фокусируется в месте, в котором находится точка касания вашего тела противником. При этом Ма-ай и Тайминг рассчитываются так, чтобы противник оказался полностью вовлечен в свое действо по выполнению техники и у него уже не было возможности остановиться – «сорваться с крючка». Можно сказать, что он как бы «завлекается в ловушку», из которой у него нет потом возможности выбраться. Тот же принцип «ловушки» используется в Тайцзи-цюань. Я когда впервые увидел Тайцзи-цюань, то сразу же подумал: «это то же самое, что Айки в Будо».

Вы начали свою практику с изучения «Go» («жесткий»). Насколько сложным для вас оказалось освоение «Ju» («мягкий»)?

Все, что связано с навыками Ки сокрыто в глубинах тела - это не то, что можно увидеть воотчию. Освоить метод использования Ки можно только на собственном опыте. Этому невозможно научиться, глядя на других, и об этом невозможно рассказать словами. Поначалу я вообще не понимал - на чем мне в своем теле следует сосредотачивать внимание. Невозможно выпускать Ки, пока не разберешься с тем, как оно генерируется телом. Одна попытка удерживать расслабленным тело до момента выполнения техник тут не поможет, это просто приведет к «вялому» выполнению техник. В начале я был просто растерян и подавлен, я не понимал – «как это делается?». В техниках я по привычке использовал физическую силу, как этому меня учили в Каратэ... (смеется) Нда... я был «диковинной штучкой»... По тем временам практики Каратэ в Японии были все еще относительно редки, это сейчас Каратэ стало таким популярным... (смеется)

И когда вы «прозрели» в методах Ки?

Этот процесс у меня шел мало-помалу. Я все присматривался к манере выполнения техник Сенсеем Хосоно, пытаясь во всем этом разобраться. Я хватался за указательный палец Сенсея и изо всех сил старался его выворачивать, чтобы завалить его. А Сенсей мог это проделывать с грациозной легкостью. Это находится за пределами понимания людей из мира физической силы... (смеется)

Фото: Демонстрация Дайто-рю Айки дзю-дзюцу Цунэдзиро Носоно

Мне все это было безумно интересным, поэтому я думал об этом с утра до ночи. Постепенно до меня стало доходить, что одним из ключевых вопросов является определенное состояние «плотности» тела и определенный порядок действий внутри тела. Также я заметил, что перед бросками мне «замыкали» суставы, и подумал, что в этом «вся соль», но дальнейшие мои исследования показали, что это еще не Айки. В то время я был очень дружен с Сенсеем Kazuo Yokota (横田和男). Мы с ним вместе обучались еще в Хакко-рю. Мы иногда встречались с ним в кафешках, чтобы поболтать. И там же мы пробовали друг на друге различные способы освобождения от захватов предплечий и рук – «это не то, это не так»... (смеется) В дни моих занятий Каратэ я мог тренироваться в одиночестве, а тут без партнера никак.

Т.е. для тренировок в «мягких» стилях обязательно требуется партнер?

Да, безусловно. Для применения метода Ки, нужно обязательно воздействие противника, чтобы использовать его в «обратную». Он нам «дарит» свою энергию, которую мы потом обращаем против него же. Ну, вообщем, «паразитируем», незаметно для противника, на его же энергиях... (смеется)

(Часть 2)

Айки-агэ и Айки-сагэ в Дайто-рю
Асагао-но-Хана: один из древних кудэнов Дайто-рю

Беседа о Дайто-рю на форуме E-Budo (перевод на русский)