Перейти к содержимому


  




Чай, Китай... и Казаки

Автор: clover, 19 Февраль 2014 · 1 574 views

Чай, Китай... и Казаки Читая мемуары графа Бенкендорфа попался вот такой любопытный отрывок.

Можно удивиться, обнаружив на столь большом расстоянии в более, чем 6500 верст от Петербурга, достаточно хорошо построенный город (Иркутск), увидеть в нем лавки, наполненные всеми предметами роскоши, встретить здесь экипажи и все то, что составляет богатый город. Купцы здесь чересчур обогатились торговлей с Китаем, происходящей целиком между рек; также, как и торговля с нашей Америкой и с островами морей Японии.
(...)
Наконец мы прибыли в Кяхту (см. карту) — наиболее удаленный конечный пункт нашего путешествия и место, которое должно было более всего возбудить наше любопытство. Эспланада в 1000 шагов, где осуществляется вся торговля России с Китаем, делит русскую часть города, населенного приказчиками наших купцов, и досмотрщиками китайской части; это единственное место, где она разрешена. Кяхта является также только торговым поселением; нет ни одной женщины, этот маленький китайский город заселен только торговцами, чиновниками и военными, которые несут службу с точностью и беспримерной суровостью, в порядке и в строгом исполнении предписаний своего руководства. Нам позволили войти в него, и китайский офицер устроил нам званый обед на манер своей страны; нам представили бесконечное множество блюд, но все в столь маленьких порциях в миниатюрных фарфоровых чашечках, что оставалось только лишь пробовать; баранина, и различные сладости, и мучные изделия составляли суть всех этих блюд, все приправленные китайским уксусом, совсем без соли. Десерт состоял из довольно большого числа различных конфитюров, сухих и засахаренных фруктов. Все дома соответственным образом ухожены и построены почти все на единый лад. Кухня расположена во дворе, вся также начищенная, как и комнаты; вся мебель покрыта черным лаком и с большой тщательностью.

Нам показали их храм; около главного входа располагалась артиллерия; согласно конструкции и форме лафетов и орудий ясно видно, что это не является копированием наших пушек, и что изобретение пороха и способа им пользоваться принадлежали скорее Китаю, ежели Европе, и в Китае, очевидно, предшествовало открытию месье Бартольда Шварца. Внутри двориков храма две большие деревянные фигуры, сидящие на деревянных лошадях, как будто защищают вход: в храме видно бесконечное множество тех же самых языческих божков различных видов и форм, но всех расписанных и искусно обработанных.

Когда мы вернулись к себе, нас порадовали фейерверком, хотя было еще очень светло: это большое количество маленьких петард, привязанных одна к другой, коих держат на конце палки и которые производят много шума.

Торговля, которую мы ведем с Китаем, является полностью меновой торговлей. Китайцы берут наши меха, сукно, кожу, железо, а нам дают взамен свой чай, нанку и различные виды шелковых тканей.

Китайское правительство, столь ревностно желающее сохранить свою замкнутость от всех других наций, похоже предоставляет разрешение на эту торговлю только особой милостью и устанавливает все самые тщательные предосторожности для того, чтобы она не смогла бы слишком расширяться и особенно не распространяться через иное место, кроме Кяхты, где она находится под присмотром императорских офицеров (гостиный двор в Кяхте. 1890. Видны тюки с чаем, установлено несколько весов). Было бы сложно вести незаконную торговлю, Китай отдален от наших границ пустыней, заселенной монголами, которые грабили бы китайцев и русских с одинаковой прожорливостью.

Эти самые монголы составляют, однако, самую большую силу китайских армий; именно они заполняют местами границу; эти посты из 25 и до 100 человек включительно находятся под командованием китайских офицеров, которые блюдут самую суровую дисциплину и чьи старшие офицеры, проживающие в Урге, производят осмотр все 2 года. В то время, что мы были в Иркутске, губернатор получил уведомление от китайского правителя в Урге о том, что отныне все 50 лет генерал, назначаемый из Пекина, будет производить осмотр всех постов; мы отдаем предписания в Европе на месяцы и годы, в Китае же это делают на полувека! Только этот срок показывает древность этой империи и стабильность законов, которая ею управляет.

Никогда китайские солдаты не позволяют себе пересекать нашу границу, если только несколько монголов не совершат у нас кражу; скот или украденные лошади добросовестно возвращаются, а воры наказываются до смерти. Если какой-нибудь русский солдат или злоумышленник, дезертируя, стремился укрыться от наказания, кое он заслужил бы, за китайской границей, он немедленно схвачен и возвращен в то место, откуда сбежал.

Но зато китайское правительство настаивает на строгом соблюдении той же дисциплины у нас в отношении своих границ, а малейшая оплошность тут вызывает ряд серьезных объяснений, угрожающих каждый раз разорвать торговлю Кяхты.
(...)
Мы располагаем всеми возможными средствами для того, чтобы обеспечить себя самыми точными понятиями относительно Китая с помощью русского архиепископа, проживающего в Пекине, которого должны менять каждые 5 или 7 лет и который с позволения может привозить с собой, я думаю, 4 или 6 студентов, кои в состоянии просвещать себя в китайском языке. Но архиепископы и студенты всегда привозят только любопытные понятия, а мы имеем только очень мало этих же самых студентов, добивающихся того, чтобы служить переводчиками. Правительство не занимается достаточно нашими отношениями с Китаем, и вследствие этого нет ни выбора, ни соперничества у этих студентов. Вскоре не останется даже более повода отправить их в Пекин, наши священники, не хлопоча должным образом или не имев надлежащего руководства для того, чтобы удержать в нашей религии раскольников из русских, содержавшихся в плену и устроенных в Пекине, обосновали учреждение монастыря греческого обряда следованием терпимости, которая является одним из основополагающих законов Китая. Этими заключенными, пристроенными в Пекине, являлись 7 или 8 сотен казаков (! забайкальские казаки) защищавшими город Албазин, воздвигнутый завоевателями Сибири на берегах реки Амур. Эта горсточка храбрецов защищала это новое поселение в течение 10 лет против бесчисленных сил, коих китайское правительство вооружило на земле и на воде: жестоко, что мы не узнали почти никаких интересных подробностей осады, выдержанной русскими на краю империи против сил наших богатых и многолюдных соседей.
(...)
От силы сотня бурятов сопровождала генерала, нам показали подле их храма зрелище в виде одного военного упражнения; они сели на лошадей, которые, несмотря на свой очень малый рост, слишком проворны, а они владеют луком и саблей с большой сноровкой (бурят в окрестностях Урги, 1913 года; фотка взята отсюда). Определенно буряты того же происхождения, что и монголы, на которых они похожи внешним обликом, платьем, обычаями и вероисповеданием, в отношении которых они питают, впрочем, невероятную ненависть. Они служат на нашей границе сообща с нашими казаками, и если когда-либо мы имели бы наступательные или оборонительные действия против Китая, буряты принесли бы нам самую большую пользу.

Опубликованное фото


История чайной торговли России с Китаем

(сокращенно)

История чайной торговли тесно связана с историей российско-китайских отношений 14-19 веков. Первые сведения о Руси и русских появились в Китае в период правления монгольской династии Юань, когда Китай являлся колонией Монголии. Под Пекином из русских пленных солдат был сформирован «охранный русский полк» - соединение ханской гвардии, который отличался особой верноподданностью. В 1332 г. его численность составляла несколько тысяч человек, командовал им знаменитый полководец Боян. После падения в 1368 году династии Юань русский полк, вероятно, ушел с монголами на запад, после чего сведений о русских в китайских источниках периода династии Мин, сменившей монголов, не встречается. В русских летописях 14 в. есть только упоминание о Китае, как государстве, покоренном монголами. Связи Руси со странами Востока начали постепенно налаживаться только после изгнания с ее территории монголов. В 1472 году сведения о существовании страны «Хатай» и о возможности проникнуть туда из Индии сухим путем привез Афанасий Никитин.

Новым этапом в предыстории русско-китайских связей явился 16 век, когда интерес к Китаю сильно возрос в Европе и в России. Морской путь, пройденный ранее Марко Поло, был очень длинным, а географические познания о Китае, сопредельных с ним государствах и о сухопутной дороге из Европы в Китай были весьма скудны. Поэтому в Европе стали искать более короткий и менее опасный морской или сухопутный путь в Китай через Русь. Главная заслуга в продвижении на Восток - далее от Сибири к Тихому океану принадлежала русским служилым людям, и в первую очередь казакам-землепроходцам, которые собирали первые сведения об этой стране.

При царе Василии Шуйском в 1608 г. воевода Волынский отправил послов к Алтын-Хану, тогдашнему правителю северной Монголии и Джунгарии. Однако из-за войны между Алтын-Ханом и черными калмыками посольству не удалось доехать до места назначения. В 1616 г. было отправлено новое посольство во главе с атаманом Василием Тюменцем. Атаман достиг кочевья Алтын-Хана, установил с ним дружественные отношения, узнал много нового, но дальше не пошел и вернулся в Москву. В 1619 г. в Пекин было отправлена группа казаков во главе с Иваном Петлиным. Петлин привез подробные сведения о пути в Китай, «Чертеж Китайского государства» и грамоту от императора династии Мин.

С середины 16 века английская «Московская компания», получив от царя Ивана IV право свободной торговли с Россией, стала искать новые сухопутные пути на Восток и, одновременно, опираясь на северные русские порты на Белом море, пыталась найти северо-восточный проход, минуя Атлантический и Индийский океаны, контролируемые голландцами и испанцами. После присоединения к России Сибири (карта России еще без Сибири) англичане попытались добиться от русского правительства разрешения на поиск пути в Индию и Китай по сибирским рекам, однако проект английских купцов был отклонен русским правительством.

Поездки в Китай русских дипломатов во время правления царя Алексея Михайловича встречали благожелательное отношение китайских властей династии Мин, но после ее падения и воцарения династии Цин, это отношение изменилось. Молодое агрессивное государство Цин, распространяло свою экспансию в различных направлениях - против монголов, ойратов, Кореи. После присоединения к России значительной части Приамурья, им были предприняты попытки вытеснить русских с Амура, куда были направлены маньчжурские войска.

Продвижение русских пределов в Забайкалье и Приамурье вызывало тревогу китайских политиков по двум причинам. Это нарушало их внешнеполитическую доктрину о невозможности соседства с сильным государством, каким была Россия, с другой стороны это мешало реализации планов подчинения монгольских ханств. Императорский двор Китая демонстрировал свое стремление рассматривать Россию в качестве своего вассала, Россия же стремилась наладить добрососедские отношения и торговлю. В 1663 г. правительство России направило в Китай посольство с полномочиями представлять русского царя во главе с опытным дипломатом Николаем Гавриловичем Спафарием. Миссия была неудачной, но поездка Спафария имела огромное значение. Она обогатила науку, пополнив знания о цинской империи, дала возможность разработки дальнейшем методов и направлений внешней политики русского правительства в отношении Китая.

Одной из задач миссии была задача развития торговых отношений, чему китайские власти не препятствовали, и в 1666 г. из Москвы в Китай был отправлен первый торговый караван, во главе которого были поставлены боярский сын Иван Перьев и бухарский купец Сектула Аблин (при караване были казаки). Бухарские купцы часто выполняли роль посредников в торговых отношениях России со странами Востока. Несмотря на потери и большие торговые издержки, общий итог торговли Аблина в Китае оказался весьма выгодным для русской казны. Прибыль от торговли в Пекине составила почти 100%. Привезенные в Россию китайские товары дали прибыль более 300%. Это вызвало исключительный интерес к торговле с Китаем в России. В то же время на пути её развития стояли серьезные трудности - дальность пути через калмыцкие и монгольские земли, грабительские налёты на караваны кочевников.

Опорными пунктами, которые давали защиту караванам, и одновременно были торговыми центрами, стали остроги, строительство которых началось в Сибири и в Забайкалье. Особое значение стали играть Иркутский острог, Удинский острог (позднее город Верхнеудинск, ныне город Улан-Удэ - столица Бурятии) и Нерчинский острог (ныне город Нерчинск Читинской области). Первые русские торговые караваны начали проходить через Удинский острог с 1680 г., а после подписания послом России Федором Алексеевичем Головиным в 1689 г. «Нерчинского трактата» об установлении свободной торговли между Россией и Китаем, Удинский острог стал прикрывать от наступлений кочевников с Юга и Запада долину реки Уды, по которой пролегал главный путь в Нерчинский край.

В конце 17, в начале 18 веков этот путь шел по Ангаре, Байкалу, Селенге до города Верхнеудинска, дальше - по Уде до Еравнинских озер, а оттуда по рекам Читинке и Шилке в город Нерчинск, который стал главным центром торговли с Китаем. Этим путем долгое время велись торговые и дипломатические сношения России с Китаем. Кроме того, через Верхнеудинск по реке Селенге проходила дорога в Монголию, где в городе Урга (ныне город Улан-Батор – столица Монголии) велись торги. (цветные фотки Урги и ее жителей, 1913)

По этим двум путям двигались большие казенные караваны, ездило много служилых людей, а также купцов, которые вели частную торговлю. Торговля в Нерчинске не приобрела ожидаемого размаха, поступление товаров с обеих сторон было не систематическим, торговля прерывалась из-за частых стычек с местным населением, кроме того, ей противодействовали манчжурские власти. В связи с этим в 1719 г. в Пекин было направлено посольство, во главе которого был министр, капитан гвардии Лев Измайлов. Егo сопровождал секретарь Лоренц Ланг, который в результате поездки собрал интересные материал по истории русско-китайских отношений, а так же написал труд «Описание государства Китайского». Была составлена также новая, более подробная карта пути. В Пекине Измайлов был встречен с большими почестями, имел 12 аудиенций у императора, поднес подарки, но, кроме разрешения оставить Ланга в качестве торгового агента и возобновления торговли, ничего не добился.

Такое положение дел не устраивало русское правительство. В 1727 г. императрицей Екатериной I был отправлен в Китай посол Савва Лукич Владиславич-Рагузинский. После продолжительных переговоров у речки Буры, он заключил с Китаем новый трактат, ратификация которого в несколько измененном виде, была совершена 1728 г. на речке Кяхте. Кяхтинский договор установил границу между государствами, началось строительство города Троицкосавска (старое фото) , от которого, в расстоянии 3 верст образовалась русская торговая слобода Кяхта и китайский торговый город Маймачен. С этого времени Кяхта стала главным центром российско-китайской торговли. Город Маймачен существовал вплоть до 20 в., затем был снесен. Ныне на этом месте проходит российско-могольская граница и стоят города Алтан-Булак (Монголия) и Кяхта (Россия).

Казенные караваны, направляемые в Китай, имели довольно сложную организацию. Караван возглавлялся доверенным купцом, к которому приставлялись правительственный комиссар, 4 целовальника, гвардейский офицер с военной охраной в составе 100 казаков. Общая численность администрации и охраны казенного каравана достигала 200 человек. Караваны организовывались 1 раз в 3 года, их движение в одну сторону занимало 1 год. Распродажа русских товаров и закупка китайских товаров занимали несколько месяцев.

Государственная монополия на торговлю с Китаем существовало более 60 лет, но не дала большой прибыли, вследствие чего, императрица Екатерина II, в 1762 г. запретила посылать в Китай казённые караваны и сделала торговлю в городе Кяхте свободной для купцов. Это стало поворотным пунктом в российско-китайской торговле. Вместе с тем, казенные караваны способствовали установлению постоянных контактов между правительствами России и Китаяи давали возможность попутно с торговлей решать политические вопросы. В это время в Сибири большое развитие получило купеческое сословие, многие сибирские купцы были широко известны и отмечены правительством.

Основными товарами, перевозимыми из России в Китай были: пушнина, кожи, мануфактура, галантерея, трикотаж, сукно, пенька, бакалея, тюменские ковры, томская крупчатка, мед, масло, мороженая рыба (стерлядь, сиг, нельма), стеариновые свечи, мыло, железные изделия, скобяной товар и прочее. Из Китая ввозилось золото, серебро, жемчуг, драгоценные камни, дорогие шелковые ткани и хлопчатобумажные ткани, продовольствие и другие товары. К этому времени Китай становился крупным мировым поставщиком чая. В России же чай сначала потреблялся лишь местным населением Сибири и Прикаспия. Но постепенно чай стал в России самым популярным напитком, вытеснившим традиционный квас, поэтому основным товаром русско-китайской торговли стал чай. Благодаря чаю торговый путь был назван «Великим чайным путем», город Кяхту в то время называли «русской столицей чая». Кяхта была единственным в мире «городом миллионеров». Торговый оборот ее достигал в некоторые годы 30 миллионов рублей.

Опубликованное фото
(еще фотки)

Русское правительство, для которого чайная торговля была весьма выгодной, стремилось поддержать высокий уровень ввоза чая и поощряло реэкспорт китайского чая в Западную Европу. В середине 19 в. на долю чая приходилось около 95% стоимости русского импорта из Китая. Интерес Китая к русскому рынку особенно возрос после того, как Англия стала успешно развивать чайные плантации в Индии и Цейлоне. Был проложен торговый морской путь из Гуанчжоу до Одессы, заключен Петербургский договор, в результате которого объемы торговли значительно возросли. Через Россию чай и другие китайские товары проникали не только в Россию, но и на Ближний Восток и в Западную Европу. Кяхта стала центром продажи стекавшейся сюда из Сибири, Камчатки, Аляски русской, и иностранной пушнины, прибывающей из Норвегии, Канады, США.

География Чайного пути очень обширна. Путь имел множество сухопутных дорог, волоков, водных путей, от него отходили ответвления в разные российские губернии. На пути работало более 20 больших торговых ярмарок и 96 малых. Наиболее известные из них: Кяхтинская, Верхнеудинская, Иркутская, Енисейская, Нерчинская, Мангазейская, Тарская, Сургутская, Туруханская, Ирбитская, Макарьевская (Нижегородская), Московская.

Общая протяженность пути составляла 9-10 тысяч километров. Движение караванов шло по следующему пути: Москва, Переславль-Залесский, Ярославль, Кострома, Вологда, Устюг Великий, Нижний Новгород, Ирбит, Соликамск, Екатеринбург, Верхотурье, Туринск, Тюмень, Тобольск, Томск, Омск, Ишим, Новосибирск, Красноярск, Канск, Енисейск, Илимск, Нижнеудинск, Иркутск, Верхнеудинск, Селенгинск, Кяхта; Китай: Сайшана, Урга, Эрн-Хото, Калган, Пекин . По этому же пути двигались караваны из Пекина в Москву (фильм). В Пекине действовала русская купеческая фактория, которая играла большую роль в развитии торговли.

На протяжении 19 в. Москва была, хотя и не единственным, но доминирующим торговым центром чая в европейской части России. В Санкт-Петербург чай завозили из Москвы. До середины 19 в. в Петербурге был 1 чайный магазин, в то время как в Москве было свыше 100 магазинов и более 300 чайных заведений.

Чайный путь, наряду с такими путями, как нефритовый, шелковый, солевой, коричный, оловянный, винный, невольничий, сыграл огромную роль в установлении торгово-экономических, дипломатических и культурных связей между народами. По объемам торгового оборота Чайный путь был вторым после Великого Шелкового пути. Чайный путь действовал более 200 лет и оказал огромное влияние на социально-экономическое и культурное развитие России, Монголии и Китая. Значительные средства государственной казны и крупные капиталы купцов вкладывались в строительство дорог и городов, в образование и культуру, в строительство церквей и в освоение новых земель. Расцвет чайной торговли с использованием сухопутного пути продолжался вплоть до конца 19 в. После строительства Суэцкого канала, удешевившего доставку чая в Европу, и с началом производства чая в Индии и на Цейлоне Чайный путь постепенно утратил свое значение, но не исчез.

(Чайный путь в Небеса - 3 фильма)

*****
В Кяхте даже появился особый язык общения между китайскими и русскими купцами. Это был русско-китайский пиджин: лексика практически вся русская (в основном из просторечия: женушеки (женщина), рюмашека (рюмка), черенеки (чёрный), беленеки (белый), грамматика — китайская, без какого-либо словоизменения; имелись, например, композитные слова на манер китайских корнесложных бамебуки-почивай (телесное наказание), перамо солово (правда, правду говорю), рюмашека кушаху (пьянствовать), сама воля (как хочешь, твоя воля), середеце-шило (жестокосердие), ума-конечайло (сумашествие), рука-сапоги (перчатка). Всем известное «Моя твоя понимай нету» — тоже оттуда.
******

Кяхта. 1865 год (Записки моего знакомого)

(записки Пржевальского) От Кяхты на истоки Желтой реки: Четвертое путешествие в Центральной Азии (1883-1885 гг.)

Владимир Афанасьевич Обручев. От Кяхты до Кульджи Путешествие в Центральную Азию и Китай (1892–1894 гг.) много иллюстраций!!!

  • stanis и Fang пользователям это нравится