Перейти к содержимому


  




Ёситака Фунакоси

Автор: clover, 20 Декабрь 2013 · 2 446 views

Ёситака Фунакоси Ёситака Фунакоси
(1906-1945)

Создатель японского каратэ-до

(перевод clover)

Даже несмотря на то, что Ёситака Фунакоси или Гиго (смотря как читать кандзи его имени), третий сын мастера Гитин Фунакоси, умер относительно молодым, немногим не дожив до своего 40-летия (осень 1945), его деятельность в далекой перспективе отразилась на современном каратэ.

В то время, как его отец придавал большее значение философской составляющей (образ жизни) каратэ, Ёситака, в свою очередь, был ответственным за разработку и модернизацию методов и техник каратэ своего отца, которые окончательно отделили японское каратэ от первоначального окинавского искусства, придав ему совершенно иной, более традиционный японский вид.

Ёситака начал обучаться каратэ примерно с 12 лет, но еще до этого, в гораздо более юном возрасте, он уже был вхож в мир известнейших мастеров каратэ. Мастер Фунакоси в своей книге Karate-do: My Way of Life, писал, что он нередко брал своих сыновей с собой, когда ходил заниматься у своих учителей Y. Itosu и Y. Azato, где они могли видеть, как он практикуется в ката, а его мастера иногда предлагали им их повторить.

Ёситака не обладал какими-то выдающимися физическими данными от природы, тем не менее, он обладал способностью генерировать чрезвычайно мощные усилия. Он действительно смог достичь феноменального уровня мастерства в каратэ-до, не смотря на свой относительно молодой возраст. В свое время Ёситака считался, и до сих пор считается многими мастерами, непревзойденным мастером всех времен, по крайней мере, технически и физически, например, мастер Shigeru Egami называл его гением каратэ. Эгами также рассказывл, как Ёситака тренировался на макиваре: «его удары были потрясающими; он использовал стойку типа киба-дати, при этом он мог бить по макиваре из позиции свободно опущенных вниз рук, «выстреливая» ими в цель, с почти с полным отсутствием скручивания бедер. Мощь его ударов исходила не из плечевого пояса, она генерировалась всем телом, «фокусирующим» энергию в кулак. Он был способен ударом сломать макивару. Мы очень старались подражать ему и с жесткой силой били по макиваре, тоже пытаясь сломать ее.» ("The Way of Karate, Beyond Technique", Shigeru Egami). Есть множество удивительных историй о Гиго, но сегодня уже очень сложно отличить правду от легенды.

В возрасте 7 лет Ёситаке был поставлен диагноз – «туберкулез», которой в те времена являлся смертельным заболеванием, поскольку еще не было эффективных антибиотиков для его лечения, и по прогнозам медиков, он едва ли бы дожил до 20 лет. Возможно из-за такого фатального диагноза Ёситака тренировался с удвоенной энергией, чтобы успеть достичь в каратэ как можно большего до прихода своей смерти.

Достигнув определенного уровня мастерства, Ёситака начал исследовать возможности модернизации каратэ. Гиго смог преуспеть в этом намного больше, чем его отец, он стал создателем современного каратэ. Например, в старом Тодэ, акцент в техниках делался, в основном, на использовании рук. Ёситака стал также использовать различные техники ног: Mawashi Geri, Yoko Geri Kekomi, Yoko Geri Keage, Fumikomi, Ura Mawashi Geri [хотя, по некоторым сведениям, техника Ura Mawashi Geri была разработана мастером Казе] и Ushiro Geri. Все эти техники уже имелись и ранее в огромном арсенале различных старинных окинавских стилей. Но Ёситака стал бить ногами намного выше уровня колена, чем это было в старинных стилях, а также больше вкладывать силу бедра в удар. Другой модернизацией стало положение тела полубоком (hanmi) в момент выполнения ударов и блоков, а также стремительное скручивание тела по вертикальной оси посредством резкого толчка отставленной назад ноги, так, чтобы тело поворачивалось легко и цельно. Ёситака использовал перемещения в довольно низких стойках, а также применял различные методы, предназначенные для входов с длинных дистанций, что также существенно отличалось от принципов окинавского каратэ.

Он также подчеркивал крайнюю важность отработок oi zuki и gyaku zuki. Тренировки Гиго были очень изнурительными, во время них ученики должны были заниматься с удвоенной энергией, и в психологическом состоянии, наиболее приближенном к условиям реального боя (* что и понятно, если учесть, что все этой происходило перед самой войной в чрезвычайно милитаризированном обществе).

Мастер Гитин Фунакоси полностью одобрял деятельность Ёситаки, даже не смотря на то, что иногда изменения каратэ Ёситакой входили в противоречия с каратэ его отца. Гиго всегда был почитаем и уважаем своими учениками, поэтому отец никоим образом не препятствовал изменениям, вносимым Ёситакой в так называемый, стиль Сётокан, он вообще, никогда и ничем старался не провоцировать конфликты между мастерами и учениками.

Самые большие изменения в каратэ Гиго осуществил примерно в 1930-35 гг. Самым революционным стало привнесение в методику обучения практики различных видов кумитэ, в то время как методики обучения его отца в большей мере основывались на практике ката. Гиго модернизировал не только техники каратэ, но и привнес изменения в стратегию боя, а также подвел под это соответствующие методики обучения. Он создал gohon-kumite (пятишаговый спарринг), а также перенял многое другое из кэндо** (** Прежде всего Ёситака взял из кэндо концепцию "Ирими" - контратакующих входов, тактика, на которой строятся все методы и техники в Сётокай. Но не только Ёситака, Морихей Уэсиба также заимствовал концепцию "Ирими" из кэндо. См. статья Стэнли Пранина: "... Я хотел бы обратить внимание, что множество терминов Айкидо заимсвовано из кендзюцу. Такие слова, как "тегатана", "шомен учи", "екомен учи" и "шихонаге" в чистом виде отражают основу знаний фехтования. Т.о., основная характеристика техники движения тела в Айкидо "ириминаге" базируется на тычковом (колющем) движении и входе с мечом. Существующий факт, что полная концепция ирими или входа заимствована из техники меча."), которое он также в свое время практиковал у одного из великих мастеров Nakayama Hakudo (* когда его отец вел тренировки в додзе Хакудо, любезно предложенным им, когда у Фунакоси стало очень много учеников), мастерством которого он был вдохновлен на последующую модернизацию каратэ. В 1933 году Гиго создал Kihon Ippon Kumite (одношаговый спарринг), за которым последовал Jiyu Ippon Kumite, такой же как Kihon Ippon Kumite, но с произвольной техникой (Ёситака очень любил этот вид кумитэ), а затем, на их основе, добавил в методику обучения кихонное ката - Ten-no-Кata. Этот процесс он завершил в 1935 году, включением в методику обучения практики свободного спарринга – Jiyu Kumite.

Среди учеников Ёситаки, которые принимали участие в его модернизации каратэ были Shigeru Egami и Genshin Hironishi.

В 1936 году была опубликована книга мастера Гитина Фунакоси Karate-do Kyohan, в которой он изложил основные виды методов и техник, но самое главное, в ней были опубликованы ката, которые имели изменения в рамках недавно реформированного Ёситакой каратэ. Эта книга может считаться своеобразным моментом рождения каратэ, как нового вида японского боевого искусства, которое выросло из наследия Окинавы, и на это также указывает изменение значения кандзи «Кара», а также переименование ката на более «благозвучные» японские имена.

Ёситака и Гитин Фунакоси в 1943 году опубликовали еще одну книгу Karate-do Nyumon, в которой, как говорят, Ёситака написал технический раздел, а его отец вступление и исторический раздел.

К сожалению, как известно, в результате очень непростой жизни, включающей тяжелый период войны, а также с учетом тяжелых и изнутрительных тренировок, которым Ёситака подвергал себя (даже когда у него началась уже последняя стадия туберкулеза) имея неизлечимое заболевание, которым он заболел еще в раннем детстве, все это привело к тому, что пламя жизни Гиго постепенно угасло.

Можно только предполагать, каким бы было каратэ, если бы Ёситака не умер в столь молодом возрасте. Эгами размышлял об этом в своей книге The Spirit of Karate: мы видим достаточно удручающее состояние современного каратэ, в котором больше превалируют интересы в получении чемпионских званий на турнирах, чем непрерывное изучение науки боя и самосовершенствование духа посредством искусства каратэ в течение всей жизни. Если бы мой Семпай продолжал бы жить, то наверняка мир каратэ был бы совершенно иным, в нем не произошло бы разделения на Сётокан/Сётокай и т.п., в нем не было бы места для каратэ, как спорта.

Но одни лишь разговоры не являются истинной памятью об Ёситаке Фунакоси. Можно сказать со всей уверенностью, что его каратэ будет всегда источником вдохновения для всех практиков Сётокай. Его наследие будет с нами, в каждом базовом методе, в каждой технике, в практике Тен-но-Ката, в различных видах кумитэ. Посредством нашей практики он будет продолжать жить среди нас, внутри каждого из нас, пока мы будем следовать его каратэ.

Hakkeyoi!! Waka Sensei. (фотки Ёситаки)

(по теме: KARATE-DO, JAPANESE OR OKINAWAN?)





Отрывок из биографической книги «KARATE MASTER: Mitsusuke HARADA» by Dr. Clive LAYTON


Харада очень хорошо запомнил тот момент, когда впервые увидел в додзе «Сётокан» легендарного Ёситаку Фунакоси, который пришел в зал во время одной из его тренировок. Один из черных поясов сказал ученикам, что сегодня придет «Вака Сенсей», и все ждали его с нетерпением. Ёситака (Гиго) был третьим сыном Гитина. Его иногда по-дружески называли просто 'Вака Сенсей' (молодой мастер), в отличие от его отца, которого обычно называли 'O Сэнсэй' (старый мастер). Ёситака был главой додзе «Сётокан» и первым помощником своего отца после смерти предыдущего главы Такеси Симода. Тогда еще не было очень эффективных средств лечения, и Симода скончался через несколько дней от пневмонии в 1934 году. Ёситака также получил титул «ренси» от Butokukai, и имел 4 дан. К тому времени, из всего Сётокан каратэ, только один Ёситака имел титул «ренси». Он был женат и жил со своей семьей рядом с домом его отца (в конце войны, как рассказывал Харада, мать Ёситаки переехала к ним с Окинавы). Ёситака обожал своего отца, а старый мастер очень верил в своего сына. Они часто вместе обсуждали техники и методики обучения каратэ, и как вспоминал Харада, старшие ученики рассказали ему, как, однажды, Ёситака сказал им в шутку: «не берите пример с моего отца - он уже слишком стар», но все понимали, что он сказал это несерьезно.

Первые впечатления Харады о Ёситаке, были как духовные, так и физические. Когда Ёситака приходил на тренировки в додзё, атмосфера в зале сразу же менялась, столько было в нем позитивного настроя, в нем ощущалась уверенность и чувство собственного достоинства. «В этом заключалась харизма его личности», - рассказывал Харада. Он обладал также неплохой внешностью: «у него были красивой формы кисти рук, выразительный взгляд и слегка видимая «Хара» (* живот – место сосредоточения жизни человека согласно японскому поверью. В Японии считается, что мужчина в возрасте за 30 должен иметь слегка заметную «Хару», что является признаком окончательной зрелости и солидности)». И что было особенно удивительно в нем, так это то, что при полном отсутствии у него каких-либо выдающихся атлетических данных, он был способен на то, что создало ему репутацию ужасающих способностей и навыков. В свои 36 лет, Ёситака был намного крупнее своего отец, его рост был примерно 163 см (*говорят, у Гитина рост был около 150). Мастер Харада различает три типа практиков каратэ. По его мнению, Ёситака относится к типу «номер один» - относительно небольшой группы людей, которые сильны, как психологически, так и физически, т.е. отличаются и отличной техникой, и прекрасным характером.

Днем Ёситака работал техником-радиологом в одной из лабораторий министерства здравоохранения, располагавшейся в здании Токийского императорского университета. Он стал радиологом после изучения технического курса фотографирования в Tokyo Higher Technical School (東京高等工業学校) (после войны был переименован в «Токийский технологический институт». Очень известный довоенный японский мастер фотографии Masao Horino заканчивал тот же институт; фото студентов на занятиях). Во время тренировок в додзе он не участвовал в процессе обучения, а занимался самостоятельно в углу. Слева от входа в зал висело большое зеркало, и Ёситака, тренируясь очень внимательно следил за своим отображением в нем. Харада и другие ученики делали то же самое перед началом тренировки. В конце тренировки Ёситака выбирал одного из черных поясов, и отрабатывал с ним защиту от определенных заранее видов атак (якусоку-кумитэ). Он всегда предлагал атаковать его в полную силу. Также иногда он практиковался в защитах от любого произвольного вида нападения (иппон-кумитэ). Его излюбленная стойка в камаэ была фудо-дати, она позволялп ему сохранять максимальную устойчивость, а также с ее помощью он мог быстро переходить от защиты к атаке. По словам Харада, эта стойка была создана Ёситакой на основе усовершенствования стойки киба-дати из ката «Тэкки». Он противодействовал черным поясам с такой силой (контролируемой), что не все из них испытывали энтузиазм поработать с ним в паре. Ёситака также отрабатывал защиту от вооруженных атак, бокеном и бо. Его навыки в тай-сабаки были великолепны, он всегда предпочитал уклонения вместо простого встречного размена ударами, тем не менее, как вспоминал Харада, мастер Эгами говорил ему, что у него от ударов Гиго нередко бывали различные ушибы и большие гематомы.

Ёситака занимался только с черными поясами, которых он выбирал, исходя из их старания на тренировках. Например, Харада рассказывал, что однажды, будучи еще только учеником средней школы, он отправился на тренировку, в конце которой он самонадеянно попросил Ёситаку немного поработать с ним. Ёситака, который был всегда очень выдержанным (в отличие от его отца, который, случалось, мог иногда и вспылить) и вежливым, ответил: «как-нибудь в другой раз». Другой случай: как-то раз в додзе было чрезвычайно много народу, поскольку изредка в тренировке принимала участие и женская группа, так что в тот день вместо одного ряда спаррингующих пар, их было два. Отрабатывали технику ударов ногами. Молодой Харада старался изо всех сил, нанося удары ногами по возможности выше, на уровне головы. В какой-то момент, от старания ударить повыше, он потерял равновесие и упал - достаточно неприлично, почти по середине зала, прямо перед алтарем. Ёситака подошел к нему, и с добродушной улыбкой сказал: «очень хорошо, значит стараешься». Возможно, если бы к тому времени Харада уже имел черный пояс, то ему вероятно была бы оказана честь поработать с Ёситакой. Харада также вспоминал, что отец одного из его школьных друзей (он не занимался каратэ) по фамилии Ushiama, был близким другом Ёситаки.

Как-то раз все снова ждали, когда Ёситака придет на тренировку, но он не пришел, а позднее стало известно, что он очень болен. Это было неожиданно, потому что Ёситака, как всем казалось, находился в очень хорошей форме. Все тревожились и очень надеялись на его скорое выздоровление, но мастер Хиронисисказал, что с «Вакой Сенсеем» - все очень плохо. Ёситака умер в ноябре 1945 года. Харада сказал, что он умер не от туберкулеза, как часто говорят (это заболевание было диагностировано у Ёситаки в возрасте 7 лет, и врачи не надеялись, что он доживет до 20 летнего возраста) или от лейкемии (тоже иногда говорят), а от гангренозного абцесса легких (гангрена легких). Это очень мучительное заболевание несомненно было спровоцировано туберкулезом Ёситаки, а также тяжелыми условиями жизни в послевоенной Японии. Когда возникает некроз легких, человек очень страдает от удушья, а его дыхание имеет тяжелый запах разложения.

Как вспоминал Харада, сложно описать те чувства, которые они испытали в те дни после ухода Ёситаки, это стало огромной катастрофой для всех учеников «Сётокан». И не только для них, последствия этой катастрофы в долгосрочной перспективе сказались на всем мировом сообществе Сётокан. По мнению Харада, если бы Ёситака не ушел так рано, то руководство JKA (Японская ассоциация каратэ) представляли бы совсем иные люди. Ёситака имел достаточно большой авторитет в каратэ, чтобы расставить всех по своим местам, и никто бы не посмел ему перечить. Он был мастером огромного масштаба, талантливым и трудолюбивым. Он был непререкаемым авторитетом для всех университетских клубов каратэ того времени... И своего авторитета он добился не самохвалебными речами, а реальными навыками в каратэ. Еще добавил Харада, что если бы был жив Ёситака, он никогда бы не позволил проводить спортивные мероприятия по каратэ.

Харада в последний раз видел Ёситаку в феврале 1945 года, а затем он узнал об его смерти (Гиго было 39 лет), из небольшого некролога, который был опубликован в нескольких газетах. Похороны состоялись 24 ноября 1945 года, менее чем через 3 месяца после капитуляции Японии.

В настоящее время уже мало кто помнит о Ёситаке, его образ в истории японского каратэ постепенно размывается. Мастер Харада — один из немногих, ныне еще живущих людей, которые действительно встречались с ним. Ёситака был не только великим «технарем», но и активной, творческой личностью, всегда готовый к различным инновациям, благодаря которым японское каратэ приобрело свой современный динамичный вид. Он стоял у истоков Сётокан практикуемого сегодня. Если бы он не умер в довольно молодом возрасте, то он, безусловно, продолжил бы свою модернизацию каратэ. Возможно, благодаря своему упорству характера, он смог добиться не только выдающихся успехов в каратэ, но и пережить те сроки жизни, которые первоначально предрекали ему врачи. Но теперь в мире о нем мало кто помнит. Харада, один из старейших мастеров современности, которому теперь уже более 80 лет, рассказывая о нем, по прежнему называет его Ёситака-сан – «господин» - вместо обычного Ёситака-сенсей.

Наиболее важным наследием от Ёситаки для нас стало: принцип слитности всего тела на скоординированной основе; принцип генерирования силы на основе релаксации, позволяющей легко и быстро скручивать тело; принцип тщательного контроля равновесия на основе наиболее устойчивых стоек, которые стали ниже и шире (как делал Симода). Гиго перемещался, как тигр, с легкостью и грацией этой крупной кошки, и с ощущением способности к огромной мощи. Он сыграл ключевую роль в создании маваси-гери, который делал в сочетании с цумасаки (кончиками пальцев), усиро-гери, ёко-гери и фудо-дати, которую он создал, как сочетание киба-дати и дзенкутсу-дати. Создание новой базовой стойки является фундаментальной вещью, и кроме того, это означало полный разрыв со старой традицией.

Многие удивлялись, как Ёситака мог своим гьяку-цуки ломать макивару, нанося его из совершенно расслабленного состояния: он вставил перед макиварой в киба-дати, затем с переходом в фудо-дати, которая позволяла ему сместить массу всего его тела вперед, создавал мощность, которая генерировалась за счет стремительного скрута тела. История каратэ не знает иных имен мастеров каратэ, которые ломали бы макивару с одного удара.

От ворот ограды - слева располагался дом Фунакоси, а справа - здание додзе «Сётокан».Вдоль дорожки, ведущей к додзе, были врыты три макивары. Макивары в то время делались довольно гибкими, верхний конец имел толщину всего в полдюйма, книзу они утолщались. и у основания достигали толщины 12х12 сантиметров. Харада неоднократно видел, как Ёситака тренируется на макиваре. Он снимал ведро, которое защищало соломенную обмотку от непогоды, и клал его на землю. Затем работал с большим усердием, а потом вновь закрывал макивару. Гитин Фунакоси также тренировался на макиваре у додзе «Сётокан», но Хараде ни разу не удалось это увидеть. Говорят, что «Старый мастер» ежедневно делал 1000 ударов по макиваре поочередно правой и левой рукой, сопровождая это выдохом с тихим проговариванием «хой». Харада рассказывал, что позднее он видел, как мастер Фунакоси атакует, и хотя с виду удары казались «невпечатляющими», на самом деле они были очень мощными.

Также Харада вспоминал, что мастера Хирониси, Уэмура и Ёситака были очень хорошими преподавателями, очень вежливыми и добродушными, готовыми всегда приободрить учеников, если это необходимо, чего нельзя было сказать о мастере Ёсиаки Хаяси, который также имел 4 дан. Высокий, сухой и очень техничный (Хаяси работал в офисе химической компании; после войны он стал ее директором), он никогда и не за что не хвалил учеников. Однажды, Харада делал ката Тайкиоку, Хаяси не понравилось его исполнение, и он сказал громко на весь зал, что он сделал это ката, как девчонка, и что Хараде следует лучше тренироваться. Харада был очень расстроен такого рода замечанием, потому, что оно было довольно оскорбительным, и по его мнению, такой преподаватель испытывал нехватку уважения к своим ученикам, которые старались изо всех сил. Позднее Харада отнес Хаяси к личностям «номер два» - те, кто обладают высоким техническим уровнем, но при этом слабы духовно. Причем подобное отношение к ученикам Хаяси демонстрировал не только к ученикам мужского пола, но и к женщинам, которые тренировались вместе с мужчинами. Тогда в додзе на тренировки приходили две-три женщины, которые имели черные пояса. Особенно Хараде запомнилась Akiko Heibino, она единственная из женщин носила доги на тренировках. Он видел, что Акико практиковалась не только в ката, но и в кихоне.

Мастер Хирониси вел тренировки в додзе «Сётокан» почти каждый вечер, но иногда вместо него в зал приходили Уэмура, Хаяси и Ёситака. Для учеников это всегда был знак, что будет хорошая тренировка. Ёситака занимался только с черными поясами, а остальным ученикам Уемура и Хаяси очень подробно разъясняли методы и техники.

Во время войны тренировки в зале «Сётокан» проходили 3-4 раза в неделю, но никогда в нем Харада не видел мастера Гитина Фунакоси. Также ему известно, что Хаяси, Уэмура и Ёситака принимали участие в подготовке книги мастера Фунакоси Karate-Do Nyumon (1943).

Поздно ночью, между 2 и 3 часами, 10 марта 1945 года (а не 29 апреля, как часто указывается) додзе «Сётокан» и дом Фунакоси были полностью уничтожены пожаром, последовавшим за налетом более 300 американских бомбардировщиков B-29, который был совершен около полуночи. Весь центр Токио, около 40 квадратных километров, был сожжен (видео горящего Токио). Это была одна из наиболее жестоких бомбардировок за всю историю человечества. От додзе «Сётокан», выстроенного полностью из дерева, осталась лишь кучка пепла, и разбитые расплавившиеся от жара осколки оконных стекол. В ту ночь был сильный ветер, поэтому его порывы быстро разнесли огонь по городу. Мастер Фунакоси позднее писал, что постройка додзе «Сётокан» была одним из самых счастливых мгновений в его жизни. А Эгами писал, что уничтожение зала «Сётокан» стало страшным ударом для Ёситаки.

Скан книги Хирониси в PDF (ката - бункаи) на яп. (богато иллюстрирована, много фото Ёситаки Фунакоси и Сигеру Эгами)


Старые видео: Ёситака Фунакоси и Сигеру Эгами

Род Фунакоси
Мастер Генсин Хирониси
Полная биография мастера Харада
Мастер в тени: Tadao Okuyama
Мастер Харада: Краткий обзор истории Сётокан и Сётокай
Рассказывает мастер Kaсe...
Гитин Фунакоси: «Рассказы о каратэ» (1935)