Перейти к содержимому


  




Эволюция ранговой системы в каратэ-1

Автор: clover, 28 Ноябрь 2013 · 2 050 views

Эволюция ранговой системы в каратэ-1 The Japanese Evolution of Karate Rank – an Extract:
Compiled by Pat Zalewski & edited by Bob McMahon


(сокращенный перевод Clover. ! Перевод очень сложный, поскольку текст изложен очень «коряво», возможно надиктован (некоторые имена мастеров были искажены до неузнаваемости), т.е. по сути это чьи-то черновые записи, местами очень запутанные, но затронутая тема в этих черновиках (местами спорная) очень интересна)

Все началось с Фунакоси

Возникновение в каратэ ранговой системы началось с мастера Гитин Фунакоси, который взял за аналог систему дзюдо, включая и цветные пояса. Фунакоси представил об этом соответствующий рапорт для членов Butokukai, руководящого органа БИ Японии того времени, в котором он среди прочего указывал, что преподавал Дзигоро Кано, основателю дзюдо, методы и техники каратэ, а также ката Naihanchi.

Система преподавания каратэ на Окинаве до начала 20 века, обычно основывалась на личной передаче знаний и навыков разрозненных учителей отдельным единичным ученикам, но с момента, когда Фунакоси начал преподавать в различных японских университетах, количество его учеников нередко превышало 30 и даже более учеников. Т.о., он начал разрабатывать методику для массового обучения учеников, которая стала следующим этапом популяризации каратэ после этапа внедрения его преподавания в систему окинавских государственных школ, которое было осуществлено в самом начале века.

По словам Obata, одного из ранних учеников мастера Фунакоси, решение о присвоении первых черных поясов семи ученикам (* Gima Shinkin, Hironori Otsuka, Yasuhiro Konishi, Genshin (Motonobu) Hironishi, Ambun Tokuda, Masahiro (Shinyo) Kasuya, Akiba, Toshiyuki Shimizu и Hirose) было принято Фунакоси (который был тогда президентом Karate Research Society) без всяких обсуждений, так сказать, «за темными шторами». Только через несколько дней состоялась официальная церемония сертификации (* сертификат), на которой первые «черные пояса» получили «сёдан», за исключением Tokuda, которому был присвоен «нидан».

Как минимум, двое из этих первых «черных поясов», Tokuda и его двоюродный брат Makato Gima, обучались каратэ еще на Окинаве у мастера Yabu. Gima был ассистентом (ката Текки) Фунакоси (ката Канку-дай), когда они проводили демонстрацию каратэ в Токио, в центральном додзе дзю-до Kodokan для мастера Кано. Т.о. стаж ученичества для получения «сёдан», в ту эпоху раннего каратэ, составил всего около двух лет. Фунакоси начал преподавать каратэ в Японии с 1922 года. Первые черные пояса «сёдан» были присвоены 12 апреля 1924.

Через несколько лет Фунакоси заявил, что в его стиле (Сётокан) 5 дан будет высшим. Kenwa Mabuni также установил 5-дановую систему в Сито-рю. Почему они сделали 5-й дан высшим - неизвестно (объяснение "почему 5 данов" здесь). Некоторые историки полагают, что они это сделали по аналогии с ранговыми системами стилей дзю-дзюцу, которые были зарегистрированы в Butokukai в то время, подчеркивая тем самым, что окинавское, относительно новое (для Японии) БИ, должно быть таким же, как и японские БИ.

Не смотря на то, что Фунакоси, Мабуни, Мияги и другие мастера окинавского каратэ, преподававшие в Японии, имели хорошие отношения с Butokukai, каратэ не имело статуса члена Butokukai вплоть до 1937 года. До 1937 года, Фунакоси, также, как Мияги и Мабуни, были неофициально главами своих стилей. Butokukai пытался довольно долгое время «не замечать» каратэ, но вопреки этому оно довольно быстро завоевало популярность во многих японских университетах, к тому же, многие ученики каратэ имели даны и в других стилях БИ, которые были признаны Butokukai.

К началу 1930-х годов, некоторые ведущие мастера каратэ, как в Японии, так и на Окинаве, стали носить черные пояса для обозначения своего статуса, в определенной степени подражая стилям, которые были признаны Butokukai. Например, одним из первых в Японии был Choki Motobu. Его фотография, на которой он впервые запечатлен с черным поясом, датируется 1926 годом. Также есть фотографии, сделанные в конце 1920-х годов на Окинаве, где Chosin Chibana, Chomo Hanashiro и Shiroma Shimpan носят черные пояса.

Постепенно и другие, менее известные мастера, стали носить черные пояса, даже несмотря на то, что во многих стилях не было еще никаких ранговых систем (т.е. просто для обозначения своего статуса «главный мастер»).

В окинавском Годзю, а также в некоторых додзе Сёрин, учителя стали носить черные пояса примерно с середины 1930-х годов, может чуть ранее. Некоторые из них считали, что ранговой системы быть не может, раз каратэ не признано Butokukai. Однако, ранговая система в Сётокан, установленная Фунакоси в 1922 году, успешно функционировала в Японии, и большинство мастеров каратэ знали о ней, поскольку она была такая же, как и в дзю-дзюцу (и поначалу в дзю-до). Но, на Окинаве в 1920-х и 30-х годах не было ранговых систем в каратэ. Ношение черного пояса просто дифференцировало учителей от учеников.

О ранге Ямагути

Еще в 1929 году, т.е. до того времени, как Butokukai официально признал каратэ (1937), Ohtsuka, с одобрения мастера Фунакоси, покинул Сётокан и сформировал свой собственный стиль - «Вадо-рю». В более поздние годы Оцука рассказывал, что ему потребовалось еще 10 лет прежде, чем то, что он хотел, было практически реализовано в виде Вадо-рю, т.е. в том виде, который мы знаем сегодня. Но к 1929 году, он имел стаж в каратэ 8 лет, и ему было 38 лет.

Годом ранее (1928), Мияги начал (в периоды приездов с Окинавы) преподавать каратэ в Imperial University, в Киото, где он также познакомился с молодым студентом Gogen Yamaguchi и его другом, Jitsuei Yogi. Ямагути был студентом другого университета Ritsumeikan (тоже в Киото), и он пригласил Мияги преподавать там тоже.

Ямагути родился в 1909 году, и в своей автобиографии он писал, что когда ему было 10 лет (1919), он увидел демонстрацию каратэ окинавца по имени Murata, поэтому через 10 лет, когда поступил в университет Ritsumeiken, он стал заниматься вместе со своим другом с Yogi в клубе каратэ (1929). По словам Ямагути, это он пригласил Мияги приехать в Японию, чтобы преподавать там (но, Мияги приехал в Японию в 1928 – возможно Ямагути просто запамятовал дату). На самом деле, все что связано со сроками обучения Ямагути у Мияги является горячо обсуждаемой темой, однако большинство признают, что он тренировался у него до примерно 1931 года.

Ямагути утверждал, что когда Мияги убедился какого уровня мастерства достиг этот 22-летней молодой японец (он сам к 1931), то он предоставил ему полномочия главы окинавского Годзю-рю (позже - Годзюкай) в Японии. Однако, мало кто из историков верит в эту историю, поскольку Мияги совершал свои поездки в Японию эпизодически, и сроком не более 3 месяцев, поэтому Ямагути, во время своего 2-летнего периода тренировок у Мияги, обучался у него только во время его наездов в Японию.

Историк БИ, Graham Noble, также в своей статье, опубликованной несколько лет назад и посвященной Ямагути, выражал сомнения в том, что возможно изучить всю систему Годзю в такой короткий период времени. Сын Ямагути также рассказывал, что его отец часто занимался в одиночку, самостоятельно без учителя. Кроме того, в одном из редких интервью Paul Babladelis с Meitoku Yagi (10 дан Meibukan, окинавское Годзю), который является преемником Мияги, вспоминал, что в марте 1978 года, Ямагути (вместе с Kani Izumigawa – учеником Seiko Higa) приезжал к нему на Окинаву, чтобы получить от него инструкции по ката.

Яги пояснил, что ему было сказано Ямагути и Идзумикава, что причиной их приезда к нему на Окинаву была цель сравнения их японской версии ката Годзю с вариантами ката окинавского Годзю, причем Ямагути для этого несколько раз приезжал на Окинаву.

Кроме того, когда Яги сам ездил в Токио, то Ямагути просил его обучать своего сына и дочь. Яги также добавил, что когда он давал уроки высшего мастерства Годзю в ямагутинском додзе, то они происходили за «закрытыми дверями», т.е. персонально только для самого Ямагути и Идзумигава. Возможно это будет очень большой неожиданностью для некоторых узнать, что Яги очень твердо заявил, что Мияги сам никогда никаких данов не имел (он имел титул «кёси» от Бутокукай), до самого конца своей жизни (1953).

В организации Ямагути, IGKF, ее члены излагают другую версию преемственности Ямагути от Мияги. В их памятном буклете о Ямагути, они открыто заявляют, что Мияги выдал Ямагути сертификат 10 дана в 1951 году, который теперь вывешен на почетном месте в штаб-квартире IGKF в Токио. Кроме того указывается, что в нескольких случаях, произошедших за последние 30 лет (в присутствии множества членов Годзюкай в Токио), Ямагути выдавались сертификаты Shihan, Hanshi (9 дан) и Judan, якобы подписанные Мияги, которые также вывешены на почетном месте в штаб-квартире Годзюкай, в подтверждение заявленному в памятном буклете. Однако, эти сертификаты, похоже, то вывешиваются, то снимаются, в зависимости от того, кто приходит в гости в штаб-квартиру IGKF.

Если, на самом деле, Мияги не присваивал Ямагути никаких данов, то несомненно, и все другие последующие его сертификаты данов являются фальшивками, возможно за исключением сертификата «сихан» или иных каких-либо сертификатов, которые не касаются подтверждения уровня мастерства.

Большую часть начального обучения Ямагути предоставлял проводить Yogi, сам он выступал, в основном, в роли помощника Мияги, когда тот приезжал в Японию и давал уроки для старших учеников Ямагути (не смотря на то, что есть фотографии, на которых Ямагути запечатлен, обучающим их). Нет сомнений в том, что основная часть старших учеников Ямагути обучалась Годзю посредством Мияги.

Совещания окинавских мастеров

Искусство окинавского Te или Toudi Jutsu, вероятно, первым начал «японизировать» Hanshiro Chomo (который также на протяжении ряда лет преподавал в Японии), когда в 1905 году он опубликовал небольшой буклет под названием «Karate Kumite». Фунакоси впервые использовал термин «каратэ» в своей книге в 1935 году, Мабуни - позже. В те времена японское общество было пропитано духом национализма, Япония уже вторглась в Китай, аннексировала Тайвань и некоторые острова Тихого океана.

Большинство окинавских мастеров, проживавших и преподававших в Японии, предпочтительно называли свое искусство просто «каратэ», и под этим названием оно было зарегистрировано в Butokukai. Название БИ - «каратэ» было акцептовано Butokukai в конце 1933 года. Однако, были проблемы с мастерами на Окинаве, многие из которых не желали, чтобы их искусство преподавалось массово, либо выступали против его «японизации». В связи с этим Butokukai стал игнорировать тех окинавских мастеров каратэ, которые препятствовали или критиковали тех мастеров, которые выступали за активное его преподавание в Японии.

Butokukai, со своей стороны, активно поддерживал мастеров, переезжавших в Японию, чтобы преподавать там каратэ, при этом он также поддерживал мнение, что наименование этого искусства (тэ – «китайская рука») не соответствует духу времени, поэтому оно должно быть изменено (на «пустую руку»). Это было важным не столько для мастеров на Окинаве, сколько для тех, кто его преподавал в Японии. Поэтому в 1933 году руководство Butokukai акцептовало новое имя БИ - «каратэ», а мастер Мияги был признан в качестве официального представителя этого искусства в Butokukai. После этого события, Мияги, уже будучи официальным представителем каратэ в Butokukai, отправился на Окинаву, чтобы попытаться убедить окинавских мастеров изменить имя. На Окинаве он провел встречу, на которой изложил свои аргументы, но в результате окинавские мастера ограничились лишь разговорами, не придя ни к какому единому решению.

Тогда следующим шагом руководства Butokukai стало убеждение окинавцев путем политического давления. «Демонстрируя свою добрую волю», Butokukai, начиная с 1935 года, стал выдавать официальные ранги преподавателям каратэ в Японии (shōgō system). В 1936 году, на Окинаву прибыли официальные лица из Японии, которым, в конечном счете, удалось организовать встречу с ведущими представителями окинавского каратэ, на которой, все-таки было принято решение об изменении имени.

Вопрос о признании соревнований по каратэ оставался открытым, хотя, японское Годзю, а также некоторые другие стили в Японии, такие как Вадо-рю, начали экспериментировать с соревнованиями, уже в 1935 году.

После признания имени «каратэ» в 1933 году, в следующем, 1934 году, Butokukai выдвинул требование о необходимости отдельной регистрации в Butokukai каждой школы или стиля. Одновременно с этим, Butokukai, для мастеров этого нового искусства ввел титул «ренси». Также после того, как Butokukai исследовал иерархию титулов в каратэ, которая возникла в период 1920-1940 гг., он утвердил титул «сихан». В результате мастера Фунакоси, Мабуни и Мияги первыми получили титульные сертификаты. Еще один такой сертификат получил мастер окинавского кобудо Taira Tenshin. По словам историка БИ, John Sells, эти сертификаты не были документами, подтверждающими уровень мастерства (даны), они подтверждали лишь то, что человек закончил курс обучения и может преподавать. Новшеством было и то, что такой «курс обучения» мог быть пройден человеком не обязательно у одного только мастера (как в старину), а и у нескольких учителей. К сожалению, некоторые люди, в последующие годы, сильно исказили истинное значение титула «сихан», произвольно трактуя, что он «автоматически» равен 10 дану.

В 1937 году Butokukai, наконец, признал каратэ и Тёдзюн Мияги (49 лет) был присвоен титул «кёси» (мастер-учитель). Следующим титул «кёси» получил Ясухиро Кониси (44 года) (бывший ученик Фунакоси и Мабуни), основавший Ryobukai. Он начал обучаться каратэ примерно с 1920 года (как раз перед приездом Фунакоси в Японию) и имел стаж 17 лет в каратэ, когда ему был присвоен «кёси». Со стажем 17 лет, Кониси, вероятно был наиболее опытным японцем в каратэ, однако, это было меньше, чем по крайней мере 25 лет у таких мастеров, как Мабуни и Мияги, или у многих других их соотечественников на Окинаве.

Титул «кёси», согласно довоенного Бутокукай, не являлся подтверждением права возглавлять стиль (если кто не знает), поскольку он был учрежден, после признания Butokukai каратэ полноправным членом (1937), в целях градации уровня преподавателей. В более поздние годы, в ранговой системе FAJKO, титул «кёси» был «привязан» к достижению 7 или 8 дана.

Не смотря на то, что некоторые мастера отвергали новую концепцию - «стиль каратэ», они все же были вынуждены смириться с этим, чтобы получить регистрацию в Butokukai.

В 1939 году Ueshima (Kuyshin ryu, которому было примерно 50 лет) получил от Butokukai титул «кёси». Другие получили «ренси»: Кенва Мабуни (50 лет), Гиго Фунакоси (примерно 40 лет) и Гитин Фунакоси (71 год). «Ренси» был довольно почетный титул от Butokukai, который означал примерно - «признание высоких достижений», но все же он было меньше, чем «кёси», поэтому считался «лицензией для более низкого уровня преподавания». Позднее, в FAJKO, «ренси» был «привязан» к достижению 4-6 дана, и были некоторые, которые заявили, что их статус «ренси» позволяет им возглавлять стиль.

Однако, статус «ренси», присвоенный довоенным Butokukai (* когда он был еще государственной организацией Японии), не равнозначен статусу «ренси», присвоенному в гораздо более поздние годы FAJKO, поскольку в FAJKO он автоматически связан только с достижением определенного уровня данов. Учитывая какие большие мастера до войны получили титулы «ренси» от Butokukai, можно сказать, что в то время, вне всякого сомнения, этот статус позволял им возглавлять стиль.

Получение «кёси» или «ренси» (с учетом японского шовинизма, преобладавшего в обществе тех лет в Японии, в результате которого, например, окинавцы не получили статуса «кёси») зависело во многом от общественного положения человека или от его происхождения, поскольку до войны в Японии все еще действовала монархическая система. Butokukai применял аналогичную политику в отношении мастеров и других видов БИ.

Единственным окинавским мастером, который получил статус «кёси» был Мияги. Предполагается, что помимо его мастерства, свою роль сыграло и то обстоятельство, что он был связан с семьей очень богатых коммерсантов.

В 1940 году, титул «ренси» был присвоен: Nagamine из Сёрин-рю (35 лет), а также Гогену Ямагути (?) (32 года) и Сейко Хига (42 года) из Годзю-рю.

В 1944 году, Butokukai присвоил Гитину Фунакоси, Мабуни и Оцука титул «Tasshi». Значение этого титула является загадкой, но большинство историков полагают, что он занимал уровень где-то между «кёси» и «ренси». Вообще, титул «тасси» был старым, который со временем был заменен на «кёси». Похоже, что руководство Butokukai должно было присвоить Фунакоси статус «кёси», но не очень-то это хотело делать, поэтому ему дали титул «тасси», отождествляя его с титулом «кёси». Этот титул присваивался, по-видимому, каждый раз, если по каким-то идейным соображениям Butokukai не желал давать человеку титул «кёси». Рискну предположить, что, возможно, Фунакоси и Мабуни могли бы, «имея своих людей в нужных кругах», добиться получения от Butokukai титулов «кёси», но им вероятно пришлось бы заниматься «закулисными играми» с различными влиятельными людьми, чего они, очевидно, просто не захотели сделать. Да, и присвоение титулов «тасси» Мабуни и Фунакоси отлагалась Butokukai до 1944 года, хотя подобные титулы стали выдаваться несколькими годами ранее.

Также в этом же году (1944) Sakagami (который в 1952 году, создал свою версию Сито-рю под названием Itosukai) Butokukai был присвоен титул «ренси» (в 40 лет). Сакагами начинал изучение каратэ в 1934 году у мастера Yabiki, затем, в 1937 году, он перешел в Сито-рю к Мабуни. Т.о., к моменту получения им титула «ренси» его стаж в каратэ насчитывал в общей сложности всего 10 лет, тем не менее, титул «ренси» позволил Сакагами открыть свой додзе Gembukan. Т.е., Сакагами, по мнению Butokukai, достиг того же уровня, что и его учитель Мабуни.

К 1941 году Мабуни получил титул «сихана» от Butokukai, имея 5 дан в Сито-рю. Пятый дан в каратэ в те времена был наивысшим (до войны, 5 дан имели только 5 мастеров). Титул «сихан», полученный Мабуни от старого Butokukai, по статусу значительно превосходил титул «сихан» послевоенного FAJKO.

Список обладателей титулов от довоенного Butokukai в каратэ (некоторые имеют по два титула):

Kyoshi

Chojun Miyagi 1937
Yasuhiro Konishi 1937
Sannosuke Ueshima 1937


Tasshi

Hironori Ohtsuka 1941
Totakichi Inagaki 1941
Kenwa Mabuni 1944
Gichin Funakoshi 1944


Renshi

Toshikyu Shimizu
Kenwa Mabuni
Massahiro Kasuya
Hironori Ohtsuka
Takehiko Eto
Gichin Funakoshi
Gigo Funakoshi
Toshiyasu Niizato
Kazuya Nozawa
Toyosaku Sodeyama
Takeshi Shimoda
Masaji Kushihashi
Nuinosoke Yammato
Torakichi Inagaki
Kazuo Miura
Kotaro Namiki
Jitsuro Ueno
Shujiro Kihara
Rysuho Sakagami
Kanemon Kinjyo
Ryusuke Kawarahuki.
Shosin Nagamine
Seiko Higa
Sanemi Yamaguchi (Gogen?)


В целом, история признания Butokukai каратэ полна полуправды. Довоенный Butokukai был учрежден правительством Японии в 1895 году, и с того времени довольно быстро признал многие новые японские виды БИ, но признание окинавского каратэ он рассматривал довольно долго. Butokukai являлся главным органом того времени, присваивающим мастерам различные титулы в БИ, и внешне выглядел авторитетно, но на самом деле, с самого начала он изнутри был погрязшим в различного рода сутяжничестве, внутренних интригах и кумовстве.

Butokukai в большей степени присваивал титулы не на основе мастерства, а на основе всяческих знакомств и связей с руководством Butokukai, а также важности для организации награждаемых лиц. Присуждение титулов «кёси» только трем мастерам каратэ (1937: Chojun Miyagi, Yashiro Konishi, Sannosuke Ueshima) (из которых только Кониси и Мияги в действительности соответствовали уровню «кёси») за почти десятилетний период говорит о том, что Butokukai продолжал игнорировать окинавское каратэ и только сделал несколько странное исключение в отношении присвоения мастерам каратэ титула «ренси» (см. выше список). К 1937 году, не только три мастера каратэ были достойны титула «кёси», но и по крайней мере, еще около 30 человек, но по каким-то причинам их стаж обучения каратэ на Окинаве Butokukai не учитывал. Японцы, которые имели по 10 лет стажа в каратэ, а нескоторые даже по 5 лет, получили от Butokukai титулы «ренси», тогда как окинавцы, некоторые из которых имели стаж, превышающий стаж японцев более, чем в 2 раза, были проигнорированы.

Кроме того, и окинавцы, которые преподавали каратэ в Японии, тоже игнорировались Butokukai. Например, Фунакоси, который от Butokukai не получил ничего выше титула «ренси». Но его опыт в каратэ, как и Мабуни, превосходил опыт любого преподавателя-японца. Но это еще не все, японцы-мастера каратэ линии Фунакоси, которые начали заниматься у него еще в 1922 году, например, Обата, также были проигнорированы Butokukai. Любое исследование генеалогии мастеров каратэ, как японцев, так и окинавцев, в период 1920-1940 гг. будет подтверждением этому. Можно сказать, что в целом, дух Butokukai был насквозь пропитан кумовством, благосклонностями и сделками «в награду за различные услуги», заключенными за закрытыми дверями.

Теперь уже невозможно точно разобраться и понять, кто и за что получал титулы от Butokukai, и кто в чем виноват, однако, человеком, который возглавлял Комитет Butokukai по присвоению титулов или права преподавания в каратэ был Кониси. Кониси получил титул «кёси» от секции «Дзюдо» Butokukai, после чего был избран на эту должность, причем не известно, как ему удалось столь стремительно достигнуть такого высокого положения в Butokukai. Поскольку Кониси был бывшим учеником Фунакоси, то его назначение на пост председателя Комитет каратэ Butokukai было воспринято мастерами каратэ, мягко говоря, не однозначно. Даже Мабуни был не сдержан, и дал свою оценку реальным достижениям и месту Кониси в боевых искусствах.

Чтобы представить какого высочайшего уровня были мастера каратэ на Окинаве в 1937 году, достаточно взглянуть лишь на список участников той исторической встречи, на которой обсуждалось использование имени «Каратэ». Кроме Мияги, в ней приняли участие: Choki Motobu, Chitose, Yabu, Hanashiro, Chibana, Shiroma, Kyan, Higa, Nakasone (представлявший Toyama), Shigeru Nakamura и Taira. И никто из них, за исключением Seiko Higa и Мияги, не был удостоен титулом Butokukai.

Butokukai был хорошо осведомлен о положении дел на Окинаве и оказывал всяческое давление на окинавцев, стараясь принудить их к признанию решений, принятых Butokukai. Любой из этих перечисленных окинавских мастеров имел достаточно опыта, чтобы получить титул «кёси». Мияги, в отчете 1934 года «Outline of Karate do», который он подготовил для Butokukai, конкретно перечислял следующих мастеров: Yabu Kensetsu, Hanashiro Choma, Kyan Chotoku, Yabiki Moden, Chibana Chosen, Kiyoda Juhatsu, Oshiro Chodo, Tokuda Anbum, Gusukuma Shimpan, Higa Seiko, Shinzato Jinang, Kamiya Jinsei, Nakasone Kamato.

В своем отчете 1936 года для Butokukai Мияги вновь указал имена почти все тех же окинавских мастеров. Кроме того он добавил к этому перечню имена мастеров, находившихся в Японии: Funakoshi Gichin, Motobu Choki, Miki Nisaburo, Sakai, Sawayama Masura, Mabuni Kenwa. Очевидно и то, что те мастера, которые преподавали в Японии, имели больше шансов получить от Butokukai титулы, чем преподаватели на Окинаве. Даже список 1934 года Мияги является далеко не полным. Не смотря на то, многие мастера из списка Мияги имели больше оснований для получения титулов от Butokukai, все-таки в основном титулы получали японцы, не смотря на то, что они были обучены окинавскими мастерами.

На Окинаве иерархия мастеров исторически определялась, как правило, по величине опыта. Это был критерий, по которому они сами оценивали друг друга. Так, например, Кэнва Мабуни считался более опытным, чем Мияги, даже несмотря на то, что Мабуни был на год моложе Мияги, потому что Мабуни изучал не только Сёрей, как и Мияги, но также и Сёрин.

Следующий список включает мастеров, которые были достойны получения титулов «кёси», причем некоторые из них были намного старше Мияги (среди них его учителя), и в середине 1930-х были еще живы, когда Мияги получил титул «кёси» от Butokukai. Это интересно сравнить с вышеприведенными списками. Я указал годы рождения, чтобы можно было представить, какой стаж они могли иметь. Этот список является далеко не полным, в лучшем случае - обобщенным. Есть, по крайней мере, еще 15 мастеров, которых можно было бы добавить в этот список, но информации о них крайне мало, поскольку они предпочитали обучать в стиле личной передачи, что нередко совершалось с соблюдением всяческих тайн, хотя, их имена были достаточно известны другим мастерам уровня подобного Мияги. Эти 15 окинавских мастеров, будучи намного старше, чем «кёси» Мияги и Кониси, имели гораздо больший авторитет в каратэ, чем эти двое, хотя, они также были безусловно очень талантливы.

Yabu Kentsu (1863-1937)
Yamada Gishi (1866-46)
Hanishiro Chomo (1869-1945)
Kubo Koho (1870-1942)
Motobu Choyu (1865-1927)
Funakoshi Gichin (1868-1857)
Kyan Chotoku (1870-1945)
Choki Motobu (1871-1944)
Kojo Sekyo (1873-1941)
Kanbun Uechi (1877-1948)
Kina Shosei (1882-1981)
Kojo Shoren (1885-1935)
Chibana Chosen (1885-1969)
Nakasone Genwa (1886-1978)
Yahiki Moden (1888-1945)
Kanken Toyama (1888-1969)


KankenToyama (на Окинаве его звали Oyadamari) хотел организовать свою ассоциацию каратэ (All Japan Karate-Do Federation (AJKF)) в противовес деятельности Butokukai. Однако, реализовать задуманное ему удалось только после войны (1946), когда он получил некоторую правительственную поддержку для этого. Тояма не получил никаких титулов от Butokukai, он получил их только от после войны от AJKF. Тояма, как помощник Itosu, в 1907 году, был одним из всего лишь двух человек, которые получили титулы «shihanchi». Это свидетельствует о том, что он был достаточно важным учеником Itosu. Хотя, на самом деле, «shihanchi» это не титул, но все же он означает очень высокое положение в линии Itosu. В 1930 году Тояма открыл свое додзе в Японии. После войны, став главой AJKF, он в 1950-60-х гг. присвоил титулы очень многим людям. Нижеприведенный список взят из его книги, и он слегка устарел, поскольку он выдал несколько больше титулов до момента своей кончины.

Титулы «ханси», выданные Тояма (те, кто учился непосредственно у него)

Iwasa Kahoya
Ito Mikihiro
Hanaue Toshiro
Watanahe Kenichi
Yoshikawa Hideo
Tamaki
Taruzaki Takeo
Korishima lchiro


Титулы «ханси-сихан», выданные Тояма тем, кто не учился непосредственно у него, но которых он признал

Izumikawa Hiroku
Katsurnura Maso
Kinjo Hiroshi
Higashioanna Hiroshi
Akamine (Shosuke Shihan)


Мастера - корейцы
Yun Byon In
Yun Uoi Byon

Появление JKA

К концу войны в Сётокан не было мастеров, имевших 5 дан (кроме самого Гитина Фунакоси). Гиго Фунакоси умер в 1945 году имея 4 дан. В 1949 году было принято решение об образовании Японской ассоциации каратэ (JKA). JKA, главным образом, объединял различные университетские клубы каратэ. Исао Обата был выбран ее председателем, Накаяма занимал пост главного инструктора вплоть до 1955 года, президентом был избран влиятельный политик того времени по имени Kichonosuke Saigo, генеральным секретарем стал Masatomo Takagi и Kimo Ito – административным директором. Все эти лица, представлявшие руководство JKA, за исключением Накаяма, имели в жизни работу, помимо их деятельности в JKA.

Накаяма был выбран из числа «олд бойз» главным инструктором потому, что в то время он не имел работы, а перебивался случайными заработками (например, торговым агентом, даже несмотря на то, что закончил университет Такусёку) - история его жизни весьма варьируется в зависимости от источников. Технически он вполне соответствовал своей должности, кроме того, он имел больше свободного времени, поскольку не имел постоянной работы, как другие. Тогда, после войны, Япония переживала бурный этап своего восстановления, и многие не могли тратить время, необходимое для выполнения обязанностей главного инструктора JKA. Накаяма до войны получил 2 дан, и после своего возвращения в Токио, обнаружил, что некоторые, кто начинал заниматься каратэ вместе с ним еще до войны, уже имели 3 и 4 даны.

Однако, многие из этих более старших мастеров были либо очень заняты, либо разъехались после окончания университетов, работая в компаниях по всей Японии и преподавая каратэ там. В начале деятельности JKA существовала огромная путаница в рангах. Не смотря на то, что Обата имел 4 дан, а Egami только 3-й, последний считался одним из лучших мастеров, занимавшихся еще в додзе «Сётокан». Между 1950 и 1953 годами ряд мастеров получили более высокие даны. Egami был повышен до 4 дана. Накаяма, в 1951, до 3-го. Вся информация носит отрывочный характер, но до 1953 года, похоже, никто не был повышен до 5 дана. Хотя у меня нет документов, подтверждающих эту информацию, но по некоторым сведениям, Накаяма сразу после 3 получил 5 дан. Как представляется, это произошло уже после конфликта (1952-53) в JKA. После этого Hironishi не был повышен до 5 дана.

Чтобы решить проблему низкого 3 дана, Накаяма был повышен до 5 дана (1955), как более приемлемого для его высокой должности главного инструктора в JKA. Быстрее него рос в данах только Nishiyama (1928 г.р.), который начал заниматься каратэ в 1943 году, в 1946 он получил 1 дан, затем в 1948 году – 2 дан и в 1950 году – 3 дан. Т.о. он за 7 лет достиг уровня 3 дана, т.е. в 22 года, что вообщем-то является своего рода рекордом (5 дан Нисияма получил в 1960).

Деятельность JKA началась с рабочих встреч ведущих мастеров, преподаваших в университетских клубах, на которых обсуждалась необходимость в определении набора ката и их стандартизации, поскольку одни и те же ката в некоторой степени отличались от университета к университету, а также некоторые университеты практиковали ката, которые не практиковали другие. После того, как JKA определил набор ката и провел их стандартизацию, была проведена работа по пересмотру ранговой системы, а также была принята программа по подготовке инструкторов. Во многих отношениях это была довольно прогрессивная деятельность.

Однако, нужно сказать, что в свое время, Гиго Фунакоси также внес огромный вклад в дело модернизации каратэ (* он ездил домой на Окинаву, где изучал новые ката каратэ и кобудо), и правда заключается в том, что Гиго сделал больше, чем позднее это сделали мастера JKA, некоторым из которых было немногим более 30 лет, а другим – хорошо за 40, таким как, например, Обата. Некоторые утверждали, что эти ката были личными разработками Гиго, но также было хорошо известно, что многие из этих «новых» ката были хорошо известны другим окинавцам.

В 1952-53 гг. в JKA произошел (продолжение...)