Перейти к содержимому


  




Краткая история популяризации каратэ

Автор: clover, 26 Сентябрь 2013 · 1 904 views

Краткая история популяризации каратэ Краткая история популяризации каратэ



Technical material by Gary Goldstein and Alex Sternberg; historical material by Randall G. Hassell* (* В основном информация взята из журнала Black Belt, oct. 1965 "A New Day of Karate")


(сокращенный перевод clover)

История распространения каратэ за пределы Окинавы фактически началась в 1917 году, с поездки Гитин Фунакоси в Киото, в Бутокудэн, где каратэ было продемонстрировано в Японии впервые. Эта демонстрация прошла успешно, и у японскмх специалистов БИ возник большой интерес к нему, но не было никакой возможности, чтобы сразу же приступить к массовому преподаванию этого окинавского искусства в Японии. Во многом мешало и то, что в те времена (* пропаганды «исключительности» Японской империи) в японском обществе не воспринимались или принижались культурые ценности других народов, в т.ч. и окинавского, поэтому многие японцы высокомерно рассматривали каратэ, как разновидность «окинавской забавы» для развлечения топлы. Такое высокомерное отношение к каратэ могло стать концом для него в Японии, если бы не случайное событие, которое произошло 6 марта 1921 года. В этот день, наследный принц (будущий император Хирохито, фото сентябрь 1921) Японии посетил Окинаву на пути в Европу. Стремясь произвести впечатление на принца богатой культурой Окинавы, Департамент образования Окинавы попросил Фунакоси провести демонстрацию каратэ в главном зале замка Сюри. Принц был так впечатлен этой демонстрацией каратэ, что взволнованно говорил о нем на протяжении всего остатка дня пребывания на Окинаве. Пользуясь случаем, Министерство образования Окинавы официально попросило принца разрешить им провести демонстрацию каратэ на первом фестивале национальных видов спорта (National Athletic Exhibition) в Токио. Принц согласился, и, конечно же, для этой демонстрации министерством был выбран мастер Фунакоси.

В тот же день, демонстрации каратэ для принца, к Фунакоси подошли члены семейства Sho, прямые потомки Shotai, последнего правителя Окинавы, и поздравили его с таким успехом. Фунакоси был потрясен и вдохновлен этим, перед своим отбытием в Токио. В Токио, от Дзигаро Кано, основателя дзюдо, пришел запрос Фунакоси о демонстрации каратэ в Кодокан, хонбу-додзе дзюдо. Фунакоси ответил согласием, и в качестве своего помощника он попросил ему помочь Shinkin Gima, студента из университета Tokyo Shoka Daigaku, который достиг высокого уровня мастерства в каратэ на Окинаве (ученик Кенцу Ябу). На этой приватной демонстрации для мастера Кано и некоторых членов Кодокан, Фунакоси исполнил ката канку-дай, а Gima - найханти (тэкки). Кано был настолько впечатлен этой демонстрацией, что предложил Фунакоси задержаться ненадолго в Токио, и дать ему несколько уроков базовой техники каратэ. Фунакоси действительно учил Кано некоторым основным блокам, ударам руками и ногами, и Кано позднее включил некоторые из них в «продвинутые» ката дзюдо.

Демонстрация на первом фестивале национальных видов спорта, а также авторитет и мнение мастера Кано в японском спортивном эстеблишменте (*Кано был президентом довольно влиятельной Japan Amateur Athletic Association), вскоре привело к тому, что к Фунакоси с официальными просьбами об уроках каратэ обратились Императорская военная академия(* там же преподавал и Морихей Уэсиба, старый пропагандистский ролик про академию), Токийская ассоциация адвокатов (Tokyo Bar Association) и Исследовательствое общество при Высшей школе физического воспитания (Society for Research in High School Physical Education). Это были весьма лестные предложения, но одновременно с этим Фунакоси испытывал и другие чувства, он скучал по дому, думал о своем долге перед семьей, а также оценивал перспективы и последствия потери работы, связей и своего социального статуса на Окинаве (* после присоединения Рюкю к Японии, в среде юкатчу на Окинаве была большая безработица). После переписки с женой, в которой она дала свое одобрение (* все же у них росли дети, и столичные возможности в плане перспективы их дальнейшей жизни были явно побогаче, чем на Окинаве), Фунакоси все же решил остаться в Японии и исполнить то, что, по его мнению, под конец жизни (* ему было 53 уже года) было его кармой: добиться признания каратэ таким же достойным искусством, как и другие японские БИ (* Окинава не имела своего представительства Бутокукай).

В то время японское общество вообще не желало признавать ничего-либо ценного с Окинавы, что перед Фунакоси, ставило чрезвычайно сложную задачу, тем не менее, он взялся за ее решение, и мудро приступил к ее реализации, начав с «окучивания» представителей высшего сословия (* надо сказать, что Морихей Уэсиба проделал то же самое, он начал популяризировать айки-до со «сливок» военного общества). В результате, ему удалось добиться того, что менее чем за 9 месяцев, каратэ стало увлечением в среде японской интеллигенции (* в предисловии к его первой книге (1922) напишут свои мнения: «Marquis Hisamasa, the former governor of Okinawa, Admiral Yashiro, Vice-Admiral Ogasawara, Count Shimpei Goto, Lieutenant General Oka, Admiral Kanna, Professor Higaonna, and Bakumonto Sueyoshi of the Okinawan Times»).

В июле 1922 года Фунакоси создал свой первый клуб «Meisei Juku» – «кузницу первых инструкторов каратэ» при общежитии студентов с Окинавы, которое располагалось в токийском районе Suidobata. Чтобы иметь средства на жизнь, он нанялся в качестве служащего в этом общежитии, весь день убирал помещения, помогал на кухне и ухаживал за садом и газонами (* получал за это 10 иен), а по вечерам (* каждый день, с 15.00 до 17.00) - подрабатывал обучением, в основном, студентов того же общежития каратэ в небольшой общей комнате общежития размером в 20 татами (* за что платил 15 иен аренды; заниматься в нем одновременно могли 3-8 человек).

Следуя далее своим планам, в ноябре 1922 года, он написал свою первую книгу по обучению каратэ «RyuKyu Kempo: Toudi», опубликованную издательством Bukyo-sha (* теперь – коллекционная редкость; есть у нашего сенсея Харады ; для сравнения, цена книги 1932 г.). Книга стала бестселлером, весь тираж ее был очень быстро раскуплен, но допечатать ее не удалось, поскольку гранки книги были уничтожены во время «Великого землетрясения в Канто» 1 сентября 1923. Однако, на основе материалов этой книги, Фунакоси написал другую – «Rentan Goshin Toudi-jutsu», которая была издана издательством Kobundo в 1925 году.

Землетрясение принесло за собой и другие несчастья - многие ученики во время него погибли, пострадало здание общежития, и Фунакоси был вынужден искать другую работу, поэтому нанялся младшим служащим в Daiichi Sogo Bank, располагавшийся в районе Kyobashi, где ему и пришлось поселиться поблизости (* в 1923 году к нему присоединился его третий сын – 17-летний Ёситака). Поскольку у Фунакоси было новое местожительства в другом районе, да и здание Meisei Juku было разрушено, то его знакомый, чрезвычайно влиятельный в кругах японских БИ мастер Shindō Munen-ryū kenjutsu, сенсей Hiromichi Nakayama любезно предложил Фунакоси преподавать каратэ в его собственном зале (Yushinkan Dojo). Это был довольно многозначительный жест и беспрецедентный случай, поскольку в те времена еще не было принято позволять в зале для кэндо практиковать другие виды БИ, да еще и «иностранные». (* Тогда же, в 1923 году Фунакоси ввел систему данов в своем каратэ в каратэ. )

12 апреля 1923 года было учреждено Общество изучения Тоуди (Toudi Research Society), и мастер Фунакоси стал его председателем. В 1924 году, от имени Общество изучения Тоуди Фунакоси представил проект в Tokyo Invitational Prize Contest for Athletes и в результате Общество получило финансовую поддержку для дальнейшего разавития каратэ в Японии.

С 1923 и до начала 1930-х годов Фунакоси преподавал каратэ в додзе Накаяма. Количество учеников постоянно увеличивалось, его авторитет в среде БИ вырос, и он получил официальное приглашение провести демонстрацию каратэ для императорского двора на фестивале БИ в Saineikan додзе (Saineikan Dojo (済寧館道場 ): расположен на территории императорского дворцового комплекса в Токио, и служит, в основном, для тренировок императорской охраны.).

В 1924 году, профессор кафедры немецкого языка и литературы университета Кэйо Shinyo Kasuya попросил Фунакоси обучать группу студентов. Вскоре после получения одобрения от руководства университета клуб был организован. Т.о. клуб университета Кэйо стал первым студенческим клубом каратэ в Японии, и существует до сих пор. В 1926 году открылись клубы каратэ при Токийском университете, а затем, в начале 1930-х, при университетах Такусеку, Тюё, Сёдай (сейчас Хитоцубаси), Гакусу-ин, Хосей, Нихон, Мэйдзи и прочих. В наше время существует более 200 студенческих клубов каратэ по всей Японии. Кроме студенческого каратэ, тогда открылось множество частных клубов, например, Торгового департамента Токио , Токийской компании железных дорог, Торгового департамента Matsuzakaya и т.д.

Популярность каратэ в Японии в 1930-х годах значительно выросла, стали открываться залы по изучению и других стилей каратэ, например, мастер Тёдзун Мияги стал преподавать годзю-рю, мастер Кенва Мабуни - сито-рю, а в 1935 году, один из самых лучших учеников мастера Фунакоси, Хирониси Оцука, учредил новый стиль и назвал его «вадо-рю». Появилось множество и других стилей каратэ, но, все же, четыре стиля -сётокан, годзю, вадо и сито – стали наиболее популярными. Тогда, на раннем этапе распространения каратэ в Японии, между лидерами различных школ еще не возникало никаких склок, мастера считали совершенно приемлемым, что различные мастера обучали по-разному, поскольку, в конце концов, все они были объединены единой целью: «совершенствование посредством каратэ-до».

В 1935 году, группой практиков каратэ был учрежден специальный комитет «Сётокай», который собрал деньги на строительство додзе для каратэ в токийском районе Zoshigaya. Строительство здания додзе на улице Toshima, которое началось в середине 1935 года, было завершено весной 1936, и мастер Гитин Фунакоси, в возрасте 68 лет, стал его первым главою. Как дань уважения к мастеру Фунакоси, додзе было названо учениками «Сётокан», где Сёто» было литературным псевдонимом мастера Фунакоси, а «кан» означало – «зал».

К 1940 году, когда Япония уже развязала свою империалистическую войну, додзе Сётокан был полон молодых энергичных мужчин. А после нападения японцев на Перл-Харбор, додзе Фунакоси был так переполнен, что тренировки учеников нередко происходили на соседних улицах и дворах. Поражения Японии во Второй мировой войне привело к временному прекращению практики всех БИ, но только на короткое время.

К 1944 году студенческие клубы, клубы старших учеников Фунакоси (Олд Бойз) и частные додзе были уже по всей Японии.

После войны, в 1949 году студенческие клубы объединились в Нихон Каратэ Кёкай (Japan Karate Association, Японская ассоциации каратэ, или JKA), в которой 89-летний мастер Фунакоси получил почетную должность главного инструктора (Гитин Фунакоси никогда не был реальным главой этого союза студенческого каратэ. В JKA могли состоять только студенческие клубы, поскольку JKA был зарегистрирован (10 апреля 1957, т.е. за пару недель до смерти Фунакоси 26 апреля), как студенческое объединение в Министерстве образования Японии: «On April 10, 1957, the JKA became a legal entity when Japan’s Ministry of Education (now Ministry of Education, Science, Sports, and Culture) officially recognized the JKA as an association of members for the promotion of karate and the spread and enrichment of actual karate practice.», поэтому клубы «Олд Бойс», которые уже были далеко в нестуденческом возрасте, не могли состоять в этой организации. Т.е. более старые мастера находились в Нихон Каратэ-До Сётокай, которое не было «студенческим каратэ», поэтому до самой своей смерти Фунакоси оставался главой Nihon Karate-Do Shotokai, а после его смерти эту должность унаследовал его старший сын – Гией. Поэтому, когда JKA решил организовать похороны О-сенсея, без участия Сётокай, Гией Фунакоси, возмущенный этим, им решительно отказал.), Исао Обата из клуба Кэйо стал председателем (это престижный университет, и кроме того он был богатым человеком являясь президентом собственной торговой компании). Первым президентом JKA был избран Kichinosukе Saigo (* внук Сайго Такамори, что, по видимому, очень льстило мастеру Фунакоси, который давно еще до войны, был близко знаком с Сайго, и имел портрет этого легендарного самурая (фильм «Последний самурай»), подаренного ему Китиноскэ Сайго (инфа из книги воспоминаний Фунакоси); фото Фунакоси и Сайго 1935 г.) , который был крупным и влиятельным политиком тех дней. Однако, эти люди не имели ни времени, ни желания управлять делами такой большой и быстро растущей организации, поэтому Совет директоров JKA сразу же принял решение нанять оплачиваемый персонал на полный рабочий день, который будет заниматься административными и организационными делами JKA. Т.о. Масатомо Такаги, по образованию бизнес-менеджер, и обладатель 5 дана, был нанят в качестве генерального секретаря организации. Масатоси Накаяма был назначен главным инструктором, на которого возлагалась ответственность за организацию ежедневных тренировок в хонбу-додзе. Кимио Ито был назначен управляющим директором, Хидетака Нисияма - главой комитета инструкторов.

Чтобы понять, что произошло далее с JKA и, и как каратэ стало «вывозиться на экспорт» в другие страны, необходимо знать, что в японском обществе значительное значение имеют социальное происхождение человека, а также его финансовая состоятельность; кроме того, следует учитывать традиционную «корпоративность» японского общества, что приводит к такому явлению, как «клановость» у работников различных коммерческих фирм, но особо «клановость» типична для выпускников различных колледжей и университетов. Даже сегодня, богатство семьи и определенное положение в обществе, в значительной степени определяет то, в каком университете дети будут учиться, а шансы на успех выпускников сильно зависят от престижа их университета.

«Большая тройка» японских ВУЗов, с точки зрения социального и политического престижа, это Кэйо, Васэда и Хосей. Все эти три университета, а также университет Такусёку имели лучшие клубы каратэ в Японии того времени.

NB! Мастера каратэ из университета Такудай (Такусёку):
Однако, Такусёку не был частью университетского «истэблишмента». После войны Такусёку был реформирован и переименован в Takudai, поскольку он был создан до Второй мировой войны специально для целей обучения администраторов для имперских колоний. После войны Takudai стал специализироваться на обычной экономике, торговле и международном праве. Т.о., после войны, из-за того, что обучение в Такудай (Такусёку) являлось менее престижним, и его выпускники имели слабые перспективы в плане работы, как следствие, в JKA это привело к тому, что возникло немалое количество «трений» в среде «Олд Бойз» (* старших учеников, еще начавших свое обучение до войны, учеников Фунакоси) между мастерами из клубов каратэ престижных университетов и мастерами клуба Takudai (Такусёку). Споры возникали по всем сферам: о концепции каратэ, о внутренней политике организации и о методах обучения. Сложности с обустройством на работу у выпускников университета Такудай после войны характеризует тот факт, что у многих членов администрации JKA, в т.ч. Такаги и Накаяма, не было никакой иной работы, кроме как в JKA.

В апреле 1955 года администрация JKA открыла свое первое коммерческое додзе (* т.е. другое, кроме хонбу-додзе) в здании киноцентра Kataoka Movie Center и одновременно провела крупную рекламную кампанию по набору новых учеников. Реакция последовала незамедлительно. Многие Олд Бойз, придерживающиеся старой традиции обучения по линиям мастеров (рюха), а больше всех среди них - Исао Обата из университетского клуба Кэйо, считали, что это было абсолютно неприемлемо, чтобы ставить обучение каратэ-до «на коммерческий поток». И даже те из Олд Бойз, которые обычно придерживались более-менее либеральных взглядов, не могли сдержать свое возмущение откровенной «торговлей каратэ». В знак протеста Олд Бойз из клуба каратэ университета Хосей (Обата) первым вышел из членов JKA, его примеру последовал и клуб Кэйо.

Не обремененные консервативными взглядами Олд Бойз из Такудай (Такусёку) видели перспективы развития каратэ по-своему, и не удивительно, что с учетом их обучения в «колониальном» университете, они избрали стратегию для распространения искусства каратэ за пределы Японии (* до войны, идея «выноса» каратэ за пределы Японии была немыслемой. Япония готовилась к мировой войне, и это «оружие» ей было нужно самой). И, в соответствии с этой стратегией, для распространения каратэ на международном рынке, по мнению Олд Бойз Такудай (Такусёку), лучшим способом было перевести каратэ на «спортивные рельсы». При этом надо учесть, что дзиу-кумитэ уже проводилось до войны, когда примерно, начиная с 1936 года (т.е. с момента создания Сётокай), клубы каратэ различных университетов стали проводить совместные кейко (kokangeiko – возможность попрактиковаться с другими учениками, из других клубов, а не только со своими. Это было сделано с целью, чтобы «сглаживать» ту разницу в методах и техниках, которые со временем стали проявляться в разных университетских клубах) , в которых они проверяли свои навыки друг против друга на свободной основе, т.е. – поединки без правил, поэтому они были весьма реалистичными и отличались большой жестокостью и травматичностью. Но Олд Бойз не считали дзиу-кумитэ на кокан-кейко какими-то «соревнованиями», поэтому считалось, что такие «практические тесты» не противоречили принципам каратэ, которое преподавал им мастер Фунакоси. Тем не менее, администрация JKA и ряд лидеров других стилей каратэ, ввели дзиу-кумитэ в регулярную практику в своих додзе, экспериментируя с ним, обсуждая его, и, наконец, открыто рекламируя его. К 1950 году, практически во всех основных стилях каратэ в Японии уже на обычных тренировках практиковалось дзиу-кумитэ.

Чтобы «вписаться в каноны спорта», нужно было уменьшить травматизм на соревнованиях каратэ, поэтому в августе 1956 года JKA учредил правила, состоящие из 3 глав и 16 пунктов, превратив тем самым свободный поединок дзиу-кумитэ фактически в ограниченный - «якусоку-кумитэ» (обусловленный поединок). После принятия правил, JKA сразу же приступил к подготовке соответствующих судей, а также стал проводить открытые соревнования по каратэ, пропагандируя это возможностью для практиков «испытать свои силы» (* естественно, что объективность результатов таких «испытаний» была сильно ограничена правилами). Такая бурная деятельность привела к тому, что 20 октября 1957 года JKA провел свой первый Всеяпонский чемпионат по каратэ-до (* т.е. фактически сразу же после смерти мастера Фунакоси 26 апреля 1957 года).

Годом ранее, в 1956 году, т.е. одновременно с популяризацией спортивного каратэ, JKA разработал и учредил программу по подготовке тренеров (JKA kenshusei training program). В обучение принимались только молодые люди, которые имели высшее образование, а также не менее 2 дана в каратэ. В этом, по сути колледже физической культуры, студентам, кроме методик обучения каратэ, преподавались такие дисциплины, как психология, основы физической культуры, анатомия, бизнес-менеджмент, история и философия физической культуры и спорта и др. (Об обучении на этих 2-летних курсах можно прочитать здесь. «Атмосфера» обучения на этих курсах полностью походила на «комнаты» сумо – см. интервью с Баруто) . По окончании программы обучения пишется курсовая работа, и в случае положительной оценки, студенту присваивается 3 дан, после чего он проходит еще одногодичную стажировку.

Первыми тренерами – выпускниками курсов JKA, прибывшими в США в 1961 году, были Hidetaka Nishiyama (Лос-Анжелес) и Teruyuki Okazaki (Филадельфия). Позднее - Takayuki Mikami – двукратный чемпион JKA (Канзас-сити, затем Нью-Орлеан), Yutaka Yaguchi (Лос-Анжелес, и вскоре - Денвер), Hirokazu Kanazawa – двукратный чемпион JKA (Гавайи). Masataka Mori «осел» в Нью-Йорке, не желая отправиться на Гаваи вместе с Тецухико Асаи. Shojiro Sugiyama, который не заканчивал курсов JKA, основал большую организацию в Чикаго. Еще позднее в США прибыли Masaaki Ueki и Shigeru Takashina (Флорида), Katsuya Kisaka (Нью-Джерси) и Shojiro Koyama (Аризона). К середине 1970-х годов, американцы сами стали учиться на курсах JKA. Самым старшим и успешным среди них был Robert Fusaro из Миннеаполиса. Другими были: Robert Graves из Орегона, Greer Golden из Огайо, Ray Dalke, Frank Smith и James Yabe из Калифорнии и Gerald Evans из Филадельфии.

All America Karate Federation (ныне American Amateur Karate Federation) закрыла свои двери перед выпускниками курсов JKA в конце 1960-х (Black Belt, стр. 25), но было слишком поздно, чтобы спасти американское каратэ от его «поглощения» JKA. Когда внутренняя борьба в JKA привела в 1970-х годах к расколу этой организации, мастер Окадзаки вышел из JKA и возглавил отдельную организацию - International Shotokan Karate Federation (ISKF). JKA и ISKF продолжают процветать, но нет никаких признаков намерений для их воссоединения.

Кроме США, JKA имело своих представителей и в других странах. В Европе: Taiji Kase во Франции, Hideki Ochi в Германии, Hiroshi Shirai в Италии, Keinosuke Enoeda в Великобритании, Tanaka в Дании, Satoshi Miyazaki в Бельгии. Кроме того: Higashino в Бразилии, Ishiyama в Венесуэле, Stan Schmidt (первый неяпонец JKA с 5 даном) в ЮАР, Hideki Okamoto в Сирии и Ливане, Sasaki на Филиппинах, Hiroshi Matsaura в Мексике и т.д. В результате, каратэ JKA в настоящее время практикуют примерно 5,000,000 человек почти в каждой стране в мире.

Further reading:
1. The Way of Karate, Beyond Technique, Shigeru Egami, 1976.
2. Shotokan Karate: Free Fighting Techniques, K. Enoeda and C.J. Mack, 1974.
3. Karate Do Kyohan, Gichin Funakoshi, 1973.
4. Karate Do, My Way of Life, Gichin Funakoshi, 1977.
5. Karate: The Art of Empty Hand Fighting, Hidetaka Nishiyama and Richard Brown, 1959.
6. Shotokan Karate, Peter Ventresca, 1970.
7. Kick Illustrated, Oct. 1981 Jan. 1982.
8. Best Karate, H.Nakayama, 1978 (8 vols.).
9. Black Belt Karate, Jordan Roth, 1974.


Ёситака Фунакоси
Kenkojuku: мастер Томосабуро Окано – ученик Фунакоси
Краткий обзор истории Сётокан и Сётокай by Master Mitsusuke HARADA
Рассказывает мастер Kaсe...