Перейти к содержимому


  




(2) Рассказывает мастер Касе...

Автор: clover, 21 Сентябрь 2013 · 1 570 views

(2) Рассказывает мастер Касе... Начало
(перевод clover)


Я впервые увидел мастера Касе на курсах в Лондоне в 1981 году, которые организовал Karate Union of Great Britain (KUGB). Я с интересом наблюдал, как он делает ката, слушал его объяснения бункай и о методах Тайсабаки. На курсах в Hasselt мы отрабатывали якусоку-кумитэ, но в основном, мы были сосредоточены на мастере Касе, нам было интересно, как он перемещается, как дышит, как защищается и контратакует. В начале первого дня курсов мы изучали особености перемещений в ката Сотин, работали с кимэ и «укоренением» стоп, и он пояснил, что в таком положении, мы должны чувствовать себя, «как будто стали весить 200 кг». Во второй день, мы изучали методы открытых рук (сюто), делая их сначала медленно и с согласованным дыханием - это напоминало практику в Годзю-рю - а затем быстро и с кимэ. Когда мы стали изучать техники блокирования, то мастер Касе объяснил, что на первом этапе обучения, блоки нужно делать с большим диапазоном движения, на втором этапе – большой диапазон движения должен быть уменьшен на половину, а на третьем этапе – диапазон выполнения блоков должен составлять всего несколько дюймов, но при этом на всех этапах следует сохранять максимальную силу. В бою у вас не будет времени, чтобы сделать широкий замах на блок, но даже с малоамплитудными блоками вы должны быть в состоянии причинять боль противнику, либо пробить его силой своего блока. Касе говорил ученикам, что в каратэ «эффективность достигается скоростью», а также пояснил, что в кумитэ вы должны быть способны достигать состояния эффективности «от 0 до 100%» в одно мгновение.

Касе подчеркивал своим последователям, что его каратэ – это «Будо Каратэ», и когда я беседовал, то был впечатлен тем, как много он знал о мастерах японского Будо. Он мог обсуждать кендо и дзюдо, он был лично знаком с такими известными дзюдоистами, как Kyuzo Mifune и Masahiko Kimura; он знал о мастере Морихэй Уэсиба и об его айкидо (которое он характеризовал кратко, как «Дайто-рю + синтоизм»); о таких легендарных личностях в БИ, как Yukiyoshi Sagawa, 90-летнем с лишним, мастере Дайто-рю, который умер несколько лет назад, и который имел некоторые идеи даже лучше, чем мастер Уэсиба (как сказал Касе, «поговаривали, что он был «вторым» Такэда). Когда его старший ученик, Dirk Heene, упомянул, что один его друг обучается Hakko-ryu Ju-jutsu, Касе смог объяснить происхождение Хакко-рю. Конечно, он был полностью осведомлен и о других стилях японского каратэ, и был знаком со многими из ведущих фигур японского мира каратэ; например, с мастером Mas Oyama, с котором он познакомился еще в послевоенные годы, когда они вместе непродолжительное время тренировались дзюдо.

При обучении мастер Касе всегда вежлив и доброжелателен. Понятно, что он не может уже напрягаться слишком сильно, но когда он показал пару техник, то был удивительно быстр, особенно с учетом его возраста - 71 год, и восстановления после сердечного приступа. Занятия были только для черных поясов, многие из которых имели свыше 20-30 лет стажа практики каратэ. Некоторые из них перешли из других организаций, часто после завершения своей спортивной карьеры, когда они поняли об отсутствии глубины и направленности в их подготовке. С мастером Касе, как говорили некоторые из них мне, они поднялись на новый уровень и обрели дальнейший способ повышения своего мастерства.

Я не практикую каратэ Сётокан, и я не могу рассуждать о каких-либо различиях организаций, преподающих его, но ученики мастера Касе очень преданны своему учителю, который стал для них примером очень качественного каратэ. После долгих и напряженных дней тренировочных сессии и экзаменов на даны, я предложил мастеру Касе отдохнуть за ужином, во время которого, мы смогли с ним в дружеской обстановке побеседовать. Он был прост и любезен, и охотно шутил. После завершения ужина, Dirke Heene отвез меня и мастера Касе с его супругой к нашим отелям. Незадолго до того, как мы стали подъезжать к моему отелю, мастер Касе спросил меня о британских каратистах, которых он знал с 1960-х годов... Bob Poynton, Andy Sherry, Terry O'Neill, Frank Brennan. «Продолжают ли они по-прежнему практиковаться в каратэ?» «Да», - ответил я, - «продолжают». «Это очень хорошо», - сказал он. Они теперь разошлись по различным организациям и ассоциациям, но все они, все еще продолжают оставаться единой семьей Сётокан.

Мы приехали к моему отелю. И я помню последние слова мастера Касе, когда я вышел из машины и попрощался. «Помни», - сказал он, - «если увидишь кого-либо из них - скажи им, чтобы они продолжали тренироваться!».


Интервью с мастером Касе

2001

(перевод clover)

B.I.: Как каратэ может помочь бороться с болезнью?

Т.К.: Когда у меня произошел тяжелый сердечный приступ, это стало для меня большой неожиданностью. Кроме того, врачи сказали мне, что у меня в легких скопилось много жидкости. Причины они не знают, возможно, по их мнению, это происходило в течение многих лет, но я просто не замечал этого, и думал, что у меня нет никаких проблем со здоровьем. С точки зрения моего выздоровления, мне важно иметь в виду опыт борьбы с болезнью Ёситаки Фунакоси. Даже когда его заболевание перешло в тяжелую степень, и большую часть своего времени он уже проводил в постели, вечерами он все же одевал свое кимоно и продолжал заниматься каратэ, тренируя свою силу и скорость, как если бы с ним ничего не происходило.

Во время моего периода восстановления, я много думал об этом, и решил принять вызов, чтобы показать, что с помощью каратэ можно преодолеть любые проблемы, включая - со здоровьем. Врачи постоянно твердили мне, что лучше было бы прекратить практику и преподавание каратэ, т.е., что я должен отказаться от него полностью. Но, в то время, когда я восстанавливался после болезни, я также вспоминал опыт мастера Эгами, одного из моих дорогих мне учителей, от которых я получил множество уроков. Мастер Сигеру Эгами был также очень болен, и перенес несколько операций, которые у него привели к проблемам с дыханием. Тем не менее, он продолжал преподавать, вместе со своим помощником, мастером Дзётаро Такадзи (Jotaro Takagi, текущий глава Nihon Karate-Do Shotokai, и исполнительный директор Mitsubishi Estate Co., Ltd.). Мастер Эгами делал паузы в тренировке и восстанавливал свое дыхание специальным методом, а затем говорил: «все в порядке, теперь продолжим», и он позволял нам атаковать его, а он защищался и контратаковал, так быстро и мощно, как будто был полностью здоров. Вот почему я решил последовать примеру моих учителей, и попытаться сделать то же самое. Т.е., хотя я не всегда может быть, буду чувствовать себя хорошо, но все же, в течение коротких практик, я смогу поддерживать свои кондиции, а затем, надеюсь, позднее, полностью восстановить себя, чтобы успешно продолжать тренировать своего сына.

B.I.: Кто преподавал вам каратэ?

Т.К.: Я начал свое ученичество в додзе Сётокан, главой которого тогда был мастер Гитин Фунакоси, а его помощником – Ёситака Фунакоси. Еще одним преподавателем, у которого я первоначально учился каратэ, был мастер Генсин Хирониси (Genshin Hironishi).Кроме занятий в додзё Сётокан, мы также посещали занятия в различных университских клубах каратэ. Раз в неделю, официальным образом, собирался технический совет Сётокай, в котором принимали участие: Гичин Фунакоси, Ёситака, Хирониси, Кавата (Kawata), Окуяма (Tadao Okuyama), Хаяси (Yoshiaki Hayashi), Уэмура (Wado Uemura), Кубота (Kubota) и другие.

Т.о., я не могу сказать, что у меня был единственный первый учитель, ибо мы учились сразу у нескольких инструкторов. Когда я начал обучаться в университете Сенсю (Senshu), то там преподавали тоже разные инструкторы.

B.I.: Вы упомянули мастера Тадао Окуяма, который, был, и остается до сих пор, очень таинственной личностью. Расскажите о нем, и почему вы так высоко цените его мастерство?

Т.К.: Для того, чтобы рассказать о мастере Окуяма, нужно вернуться к тем дням, когда пять университетов, связанных с додзе Сётокан, проводили совместные экзамены на даны. Экзамены состояли из ката, кихона и кихон-кумитэ, которые оценивала экзаменационная комиссия, состоящая из старших инструкторов. Экзаменующиеся проводили кумитэ, обычно с одним из экзаменаторов. Там среди экзаменаторов я и увидел впервые мастера Окуяма. И был потрясен, как и многие другие, его невероятной скоростью и энергией. Экзаменуемые не успевали даже хоть как-то среагировать на его атаки. Не было никакой возможности защищаться от ударов Окуяма, он бил кулаком в голову, прежде, чем человек успевал понять, что произошло. Все были поражены его способностями.

И, да, кстати! Это были экзамены в конце второй мировой войны (* ? 1944). Симамура (Shimamura), Дзётаро Такадзи, и я - были первыми, кто сдал экзамены на сандан (3-й дан). Это был первый экзамен, в котором было кумитэ. На этом же экзамене Мотокуни Сугиура (Motokuni Sugiura- главный инструктор JKA – сдал на сёдан (1-й дан).

B.I.: Расскажите о модернизации каратэ мастером Ёситака?

Т.К.: Когда я начал заниматься каратэ, старшие ученики рассказали нам, что сенсей Гитин Фунакоси был одним из первых мастеров, кто начал преподавать каратэ в Токио. Они также рассказали, что первоначальное каратэ мастера Фунакоси, было основательно изучено и усовершенствовано его сыном Ёситакой. В результате, каратэ стало более быстрым и эффективным. Для повышения мобильности, и, как следствие, эффективности, мастер Ёситака провел множество исследований. Он искал наилучшие методы для реального противостояния. Одним, из радикальных новаторств Ёситаки, по-новому меняющих концепцию каратэ Сётокан, стало введение технического раздела O-вадза (O-waza, методы сокращений больших дистанций, для перехода в ближний бой – Входы\Ирими), с максимальной скоростью и с перехватом инициативы. Это действительно концептуально важно, изучать O-вадза для того, чтобы сразу же оказываться в выгодном положении при Ko-вадза (Ko-waza, техника боя на короткой дистанции).

Мастер Гитин Фунакоси также повторял, что метод Seite (когда одна рука делает блок, а другая наносит контрудар) имеет гораздо меньшее значение, чем метод Hente (блок и контрудар одной и той же рукой). Метод Hente напрямую связан с практикой Ko-вадза. Но, чтобы выходить на короткую дистанцию боя Ко-вадза, нужно предварительно изучить методы и техники O-вадза.

Например, что для исполнения удара с расстоянии 1 метра требуется «X» времени. Ёситака постепенно увеличивал расстояние, доводя его примерно до 3 метров, пытаясь сделать удар за такое же количество времени. При этом, в ходе такой практики, Ёситака, определил наиболее эффективную для этого стойку - фудо-дачи.

Для древних самураев, участвовавших в боях на полях больших сражений, навыки в Ko-вадза (поединки на ближней дистанции) были черзвычайно важны, от этого во многом зависела их жизнь. Но вне «кучи-малы» на полях сражений, т.е. в мирное время, важное значение имеют также и навыки в O-вадза (входы на ближнюю дистанцию). Например, подобный технический раздел стал изучаться и в кендо (Ma-ai... There are three basic distances in Kendo: Chika-ma - short distance; To-ma - long distance; and Issoku-Itto-No-Maai - between these two.). Надлежащие навыки в О-вадза позволяют перехватить инициативу, взяв действия противника под свой контроль, и далее действовать в Ko-вадза наиболее эффективным образом.

Что касается стоек, то мастер Фунакоси (старший) предпочитал киба-дачи. Ёситака проанализировал эффективность этой стойки в различных ситуациях боя, и после некоторых экспериментов, перешел к использованию, как базовой стойки, к фудо-дачи, которая наилучшим образом подходила для его стремительных входов в ближний бой с длинных дистанций. Также, по его мнению, для методов и техник, связанных с концепцией тайсабаки и ирими (О-вадза), дзен-кутсу, в качестве базовой (нейтральной) не годилась, ввиду того, что вес тела в ней распределен неравномерно, что замедляло стартовый рывок в случае необходимости смены направлений движений (т.е. других, кроме движения вперед), и что, в свою очередь, приводило к снижению эффективности выполнения техник. Фудо-дачи, как базовая нейтральная стойка в камаэ идеально подходит к различным переходам в иные стойки и сменам направлений движений. Из фудо-дачи можно легко переходить в любые стойки, изменять направления с максимальной скоростью и устойчивостью, что не всегда бывает в случае других стоек. Например, как в связке ката эмпи: фуми-коми – соэ-аси; гэдан-цуки – сото-уке.

B.I.: Когда вы впервые увидили Ёситаку Фунакоси?

Т.К.: Это было в 1944 году. Обычно, тренировки начинающих вел мастер Хирониси, но, однажды, вместо него в зал пришел другой инструктор. Я не знал кто это, и когда спросил, мне ответили, что это Waka-сенсей (Молодой учитель), сын мастера Фунакоси. На том занятии мастера Ёситаки, мы практиковали мае-гери, медленным способом, «на весу», т.е. без опускания стопы на пол; потом то же самое с йоко-гери и маваси-гери. В конце тренировки мастер Ёситака сказал: «теперь я покажу вам, как эти удары обычно делаются нормально», и продемонстрировао нам все эти три удара ногами, которые были настолько стремительными, что я до сих пор помню, как мелькали «белой вспышкой» его ноги в кимоно, с короткими хлопками от шума ткани. Мы все были очень впечатлены его скоростью.

Когда старшие ученики обучали нас ката, то они приводили в пример Ёситака, и, все кто мог видеть его выполнение ката, рассказывали позднее, что испытавали при этом некое чувство тревоги, связанное со скрытой опасностью, исходящей от этого человека. Именно до такого уровня, говорили нам, следует доводить выполнение ката. Люди, наблюдающие со стороны, должны чувствовать или подмечать нечто, что явно указывает не только на глубокое техническое мастерство, но и на силу характера. Если наблюдатели ничего не ощущают, то ката выполняется неправильно, это просто внешняя форма (будзюцу), без внутреннего содержания (будо).

B.I.: Вы часто говорите о важности концепции Хара и правильности дыхания. Расскажите об этом подробнее?

Т.К.: Концепция Хара (Танден) возникла в будо под влиянием разных источников. Один из них – медитативные практики дзен. Мастера дзен открыли новый способ дыхания (подробно о его сути), который отличается от привычного нам способа дыхания. Это позволяет обрести «цельность тела» и улучшить «контроль» над внутренними процессами, связанными с двигательной активностью человека. Т.о. с помощью этого метода дыхания можно значительно улучшить качество движений. Другой источник - среда БИ, некоторые из мастеров поняли иной принцип, при котором вместо привычного нам способа генерирования усилий с помощью напрягания отдельных групп мышц, например, мышц плеч, они использовали Хара (Танден), как источник генерирования усилий всего тела (а не отдельной группы мышц), кумулятивный эффект от которого затем изливается (фокусируется) в точке выпуска силы, например, через кулак. Они поняли, что этот метод был более эффективным и имел более широкие возможности для достижения целей в бою. Тот же метод есть в кендо, дзю-дзюцу и пр. японских БИ, относящихся к будо.

Примерный принцип использования этого дыхания в поединке заключается в следующем: при вдохе, вы «давите» воздухом по направлению Хара, удерживаете его там, «концентрируя энергию» в этой точке, и далее – с выдохом, можете использовать эту дополнительную энергию для усиления мощи своих техник. Правильное дыхание от Хара позволяет развить мощную силу, которая имеет важное значение, например, в санбон-цуки, сандан-цуки, или в Hente (метод блоко-ударов одной и той же рукой). Это не может быть выполнено эффективно ни с «легким уровнем» дыхания, ни за счет напряжения только одной определенной группы мышц, например, плеч. Максимальная эффективность возможна только с той мощной энергией, которую порождает дыхание от Хара.

B.I.: Вы иногда говорите о некоторых весьма важных, но мало неизвестных методах, таких как например, TOATE. Могли бы вы дать простое объяснение его?

Т.К.: Toate – метод воздействия на противника, без физического прикосновения («Проекция ци» - Qi projection). Примерный принцип действия его таков: ментальная энергия атакующего блокируется еще большим количеством нашей ментальной энергии. Для этого требуется сильнейшая концентрация и правильное дыхание. Мастера Ёситака и Эгами, в свое время, уделяли много внимания и времени исследованию этого метода (видео: Тоатэ мастера Харада на моем семпае – Теэт Ильвес, 3 дан; еще видео). Что касается высшего мастерства в Toate, то существуют истории, будто бы некоторые мастера БИ или самураи в древности были способны дезориентировать небольших птиц и летучих мышей в полете. Они просто «захватывали» их, сосредоточив свой взгляд, используя специальное дыхание или киаи, чтобы поразить их стрелой...

B.I.: Что вы считаете наиболее важным в практике будо?

Т.К.: (! Это новая концепция обучения - "Вдумчивое обучение", разработанная Ёситакой, наряду с введением им новых методов и техник в каратэ - источник: интервью с мастером Харада) Одним из наиважнейших принципов в практике будо является проработка техник и приемов... Однако, все это не должно делаться бездумно. Например, если кто-либо повторяет определенную технику или движение 500, 1000 или 10000 раз, то он не контролирует свои внутренние ощущения, поэтому лучше сделать технику 2-3 раза, но по максимому правильно (скорость, сила, точность) и эффективно. И только такие 2-3 повтора позволят вам прогрессировать в технике, об этом следует помнить. Т.о., важно быть очень внимательным, чтобы прочувствовать тот момент, когда мы все сделали правильно, проанализировать внутреннюю работу тела, и зафиксировать эти ощущения в нашем сознании. После этого вы должны спросить себя: чем это отличалось от того, что я делал ранее? Прогресс заложен не в количестве, а в качестве, это то, что действительно важно в процессе обучения - идти от одного уровня к другому. В следующий раз, когда вы будете практиковать эту технику или движение, вы должны попытаться вспомнить ощущения, которые были в предыдущих случаях, и после этого выполнять технику или движение еще более лучшим образом. Т.о., вместо того, чтобы тратить время на 100 бессмысленных повторов, можно сделать 2-3, но правильно и прогрессивно. Опыт внутренних ощущений и создает ту базу, которая позволяет добиться правильного выполнения техник и движений. Это один из ключей к успеху. Можно делать тысячи повторов одной и той же техники или движения и 30, и 40, и даже 50 лет, не замечая того, что происходит внутри тела. Для достижения высшего мастерва одних лишь многократных повторов мало. Этого явно не достаточно, вы должны «прочувствовать внутри себя» правильную технику или движение, и работать над дальнейшим их прогрессом, исходя из своего личного опыта ощущений.

B.I.: Есть ли в каратэ-до, или вообще в будо, какие-то таинственные, фантастически эффективные техники?

Т.К.: Нет, все «фантастические» техники, которыми владеют некоторые мастера будо, являются только результатом долгосрочной практики. Как мне кажется, я сам достиг в кое-чем большого мастерства, но при этом считаю, что есть еще немало того, чего я не добился. По этой причине любой может прогрессировать в будо, при условии, что он следует правильной методике обучения, с переходами от одного уровня к другому (СуХаРи). Это то, что в действительности отличает одного практика будо от другого. Очень важно не количество лет сколько вы занимаетесь, а следование правильной практики в течение этих лет. Это единственный путь для продвижения к мастерству. Иногда меня спрашивают, почему мы практикуем так много ударов, и я отвечаю, что экспериментирование с ощущениями, необходимыми для ударов, поиски генерирования усилий, для начальной практики проще, чем изучать тоже самое для защиты. Когда нам удается выполнять эффективные удары, мы должны спросить себя, а сможем ли мы отражать удары с такой же быстротой и мощью.

B.I.: И в заключении, чтобы вы посоветовали практикам каратэ?

Т.К.: Мой совет для учеников каратэ очень прост. Вы должны всегда помнить, что говорил мастер Фунакоси - «Karate Ni Senti Nashi» (каратэ - это самооборона), и применять эту идею, «и к уму, и технике». Вы должны сделать все возможное, чтобы у потенциального противника не было поводов напасть на вас (* первая заповедь мастера Фунакоси – каратэ начинается и заканчивается вежливостью), либо дать ему почувствовать, что ему лучше на вас не нападать (* как у Ёситаки: «Люди, наблюдающие со стороны, должны чувствовать или подмечать нечто, что явно указывает не только на глубокое техническое мастерство, но и на силу характера»). Глубинный смысл «Karate Ni Senti Nashi» заключается в том, что каратист никогда не должен - доводить дело до банальной драки, или провоцировать людей своим агрессивным поведением на ответную реакцию, либо говоря проще – быть культурным и безконфликтным человеком.

К несчастью, мастер Тайдзи Касе «ушел от нас за радугу» в ноябре 2004 года; мы будем хранить память о нем вечно.

Та же статья в другом переводе