Перейти к содержимому


  




(1) Рассказывает мастер Kaсe...

Автор: clover, 21 Сентябрь 2013 · 1 690 views

(1) Рассказывает мастер Kaсe... Рассказывает мастер Kaсe...


(перевод clover)



by Graham Noble
Бельгия, апрель 2000



Я встречался с мастером Касе лет 20 назад (1981), и у меня была возможность поговорить с ним о развитии каратэ Cётокан. Это была увлекательная беседа, но к сожалению, она длилась всего 20 минут, и с тех пор я всегда хотел встретиться с ним, чтобы поговорить снова... о мастере Гитин Фунакоси, об его талантливом сыне Ёситаке, о старом додзе Сётокан, о послевоенном периоде, о поединках с представителями других стилей, об учреждении JKA ... У мастера Касе более 60 лет опыта практики в каратэ и будо. Чтобы это рассказать нужно много времени, и я думал, что недавний сердечный приступ у мастера Касе может помешать этому, но, когда он проводил семинар в Бельгии в мае 2000 года, я все же встретился с ним, и краткая суть нашей беседы приводится ниже.

Тайдзи Касе родился в 1929 году, и начал свой путь в БИ с изучения дзюдо (* а также чуть позднее – айкидо и кэндо) в возрасте 6 лет (* Его отец Nobuaki Kase, имел 5 дан в дзюдо). Однажды, уже будучи в 15-летнем возрасте (1944, в этом возрасте Касе уже имел 2 дан в дзюдо) , и учась в морском училище, он увидел книгу мастера Фунакоси Каратэ-До Кёхан, которая вызвала у него большой интерес. И он начал заниматься каратэ в додзе Сётокан мастера Фунакоси (в 1944 г., на год позже, чем Харада), располагавшемся тогда в токийском районе Meijiro (современный хонбу-додзе Сётокан - в районе Кикукава; церемония освящения зала; кейко Сётокай; одно из недавних официальных собраний(2013)). Там же, на одном из своих занятий, он впервые увидел мастера Ёситаку Фунакоси, который показал свои удары ногами Maegeri, Mawashigeri, Yokogeri. Молодой Касе был поражен этой демонстрацией, и еще более укрепился в своем решении изучать каратэ. В то время мастер Фунакоси-старший уже сам лично не вел тренировки, а передал эту функцию Ёситаке, своему третьему сыну. Ёситака, по-видимому, получил право на использование печати додзе, как аттрибута его официальной власти. Иногда Фунакоси-старший присутствовал на тренировках, где время от времени давал свои краткие указания ученикам. Мастер Касе вспомнил об одном таком случае, когда мастер Фунакоси-старший обратил внимание на форму его кулака. Эта форма кулака была изображена на одной из первых книг мастера Фунакоси, но к тому времени она уже редко кем использовалась. Потом и мастер Ёситака заметил необычную форму кулака, и спросил о том, кто научил его этому. Немного подумав, Касе ответил, что, вообщем-то, этой форме его «научил» ваш отец. «Когда это вы успели поучиться у моего отца?», - заметил Ёситака с улыбкой, и не дождавшись ответа, поправил кулак Касе, пошутив, что такая форма кулака выглядит слишком уж «по-деревенски» (* Inaka-te – «деревенский», т.е. малограмотный стиль). Ёситака вообще никогда не бывал груб, все поправки и объяснения он делал доброжелательным образом, и умел ценить незлобные шутки. Ёситака был главным инструктором в додзе Сётокан, но ему помогали и другие инструкторы из числа старших учеников: Genshin Hironishi (который вернулся домой с китайского фронта в 1942), Yoshiaki Hayashi (который есть на фотографиях с тен-но ката, первой публикации этого ката в книге Каратэ Нюмон, в 1943) и Wado Uemura. Мастер Shingeru Egami, еще один из корифеев каратэ в додзе Сётокан, тогда уехал к себе домой, на Кюсю, по делам семейного бизнеса. Тогда после войны, многие люди испытывали финансовые проблемы, а в годы войны у семьи Эгами была своя фирма, в которой работало почти сотня работников, поэтому Эгами был довольно богатым человеком. Во всяком случае, мастеру Эгами потребовалось вернуться обратно назад на Кюсю, хотя Касе надеялся, что он вскоре опять приедет в Токио; но, зато, ему представилась возможность потренироваться непродолжительное время у мастера Ёситаки.

Есть хорошо известная серия фотографий Эгами и Ёситаки, сделанная где-то в конце 1930-х. Я показал мастеру Касе некоторые из них, и он объяснил, что они были сделаны еще до того, как он начал заниматься в додзе Сётокан. Когда Касе впервые увидел Ёситаку, то тот был уже не только старше, чем на фотографиях, но и немного полнее, с небольшим «животиком». Он не был ни «расплывшимся», ни «накаченным», но он отлично владел своим телом, что делало его каратэ невероятно эффективным. Или говоря коротко, каратэ Ёситаки – это «эффективность, рожденная скоростью». И все же, хотя, Ёситака и выглядел внешне здоровым, у него был многолетний недуг - туберкулез, которым он заболел еще в детстве (* с 6 лет). Как пояснил Касе, врачи сказали родителям Ёситаки, что их сын едва ли переживет свой 20-летний рубеж, однако, ему удалось дожить до 20 лет, потом до 21...затем до 22, - чему сам Ёситака был довольно-таки удивлен, и считал, что возможно, это в какой-то мере был результат его занятий каратэ. Касе сказал, что, возможно, мысль о предсказанной ранней смерти, давлела над Ёситакой, он понимал, что в любой момент болезнь может перейти в тяжелую форму и он умрет. Ёситака продолжал преподавать в додзе Сётокан до самой своей смерти, но в эти последние годы своей жизни, как рассказывал Касе мастер Гэнсин Хирониси, ему было уже так тяжело, что приходилось проводить в постели весь день, чтобы сохранить силы для вечерней тренировки.

Мастер Касе также рассказал, что в среде учеников о мастере Ёситаке циркулировали различные «героические» истории. Например, некий мастер сито-рю славился своими «особыми» техниками, которые всегда обеспечивали ему победу в бою. Но, когда он попытался применить их в поединке с Ёситакой, он не только не достиг успеха, но и был отброшен Ёситакой на пол на несколько метров. Другой знаменитый мастер - Kanken Toyama, якобы обладал какой-то тайной, поразительной техникой, позволяющей «разрывать ткани тела». Ёситака предложил Тояма опробовать эту технику на нем. Тояма ухватился пальцами за кожу бедра Ёситаки и дернул, но ничего не произошло. Ёситака предложил ему повторить... Ничего. Касе усмехнулся, и добавил, что все эти истории – лишь байки младших учеников.

Было ли обучение в старом додзе Сётокан тяжелым? Да, потому что шла война, и отношение к тренировкам было очень серьезным. Мы много практиковалось в якусоку-кумитэ, в санбон- и гохон-кумитэ, а также в дзиу-иппон-кумитэ, т.е. серьезно изучали всевозможные методы нападений. Были и специальные методы для отработки нападений, например, санбон-кумитэ, которые выполнялись с максимальной скоростью, и целью которых было «загнать» и «добить» вашего партнера. Бывало ли больно и были ли травмы? О, да. Скидки на неопытность не делалось, поэтому, когда в зал приходили старшие ученики, они спарринговали с менее опытными учениками, и мы всегда очень опасались их, оказываясь с ними в кумитэ в одной паре.

В 1945 году после американской бомбежки додзе Сётокан сгорел, Япония вскоре капитулировала, и скончался Ёситака Фунакоси (* 24 ноября 1945 г. в возрасте 39 лет), и все это произошло в течение нескольких месяцев. На какое-то время после этого тренировки каратэ приостановились, но затем, постепенно вновь стали продолжаться. В 1947 (* а точнее - 13 октября 1947), в американском журнале Life (можно почитать здесь) была опубликована краткая заметка с фотографиями о каратэ в Японии «Gentleman's sport: The Upper Classes in Japan Revive Old Game of Bare-Fisted Violence», стр. 65 (* это была первая публикация в столь массовом журнале о каратэ в США, с этой заметки в Life начали свой путь в каратэ многие мастера, например, Анри Плие и Дон Дрегер), и когда я показал главную фотографию из нее Касе, то он сразу же узнал двух мастеров из клуба каратэ университета Васэда, изображенных на ней - Hiroshi Kamata* (* капитан клуба каратэ Васэда, с которым впоследствии поссорился мастер Тадао Окуяма) и Gojuru Harada. Надо сказать, что каратэ в какой-то мере повезло, потому что американская военная администрация в Японии запретила практику дзюдо и кендо после войны. Как объяснил мастер Касе, каратэ помогло то, что при описании истории каратэ указывалось его «китайское происхождение», а не японское, и американцы оставили клубы каратэ в покое.

После войны Касе поступил в университет Senshu, где продолжил свое обучение в университетском клубе каратэ, и в последствии стал его капитаном. Преподавал изначально Касе в клубе каратэ Senshu мастер Генсин Хирониси, и учиться у него было очень тяжело. Когда Касе узнал, что мастер Сигеру Эгами преподает в университетском клубе каратэ Chuo, он стал посещать тренировки и в том клубе тоже (изучать его «очень острый стиль – «very sharp technique»). Молодой Касе был очень увлечен изучением каратэ, и когда я показал ему фотографию 1951 года, он указал на кого-то в первом ряду (надо признаться, я не успел заметить кого именно) и сказал, что это знаменитый мастер Тадао Окуяма. Касе посчастливилось познакомиться с этим человеком поближе, потому что он действительно хотел учиться у загадочного Окуяма.

Существуют факты истории каратэ, которые почти забыты. Когда мы разговаривали о Сётокане периода войны, мастер Касе упомянул, что группа Ёситаки была привлечена к обучению военных специалистов. «Вы про школу Накано?», - спросил я. И Касе ответил, что - да, и при этом он подчеркнул, что военные сами обратились к Ёситаке с предложением о преподавании каратэ. Но, добавил он, реально тренировки в школе Накано вел не сам Ёситака, а некоторые из старших учеников, среди которых был и Тадао Окуяма. На Ёситаку Фунакоси было возложено общее руководство по обучению каратэ в школе Накано, и он, возможно, преподавал там - иногда, но в основном большую часть обучения вел Окуяма. «И чему он учил?», - поинтересовал я. «Как убивать!», - ответил Касе. Касе посчастливилось обучаться у мастера Окуяма в послевоенный период, и он рассказал мне, что Окуяма владел методами, которые делали его технику очень «особенной». Когда я попросил его рассказать мне подробней об этом, он просто покачал головой и улыбнулся. Окуяма был действительно очень особенным, и снова глядя на эту старую фотографию, с различными мастерами Сётокан, Касе сказал, что по его мнению, из всех них, Окуяма был «самым лучшим». В свое время он ушел в горы, чтобы совершенствоваться, и потом вернувшись, он стал участвовать в деятельности синтоистской секты Омото-кё, той же самой, в которой участвовал и Морихей Уэсиба. Окуяма стал телохранителем главы секты Омото-ке и жил в штаб-квартире группы, поэтому он был довольно труднодоступен для контактов с ним. Кредо Ёситаки Фунакоси было постоянное совершенствование искусства каратэ, и Окуяма смог довести эту идею до полного раскрытия потенциала каратэ – «Исследования, Развитие, Совершенствование», сказал Касе. Окуяма не верил в сотни механических повторений, он всегда искал варианты повышения эффективности техник, и добавил Касе, Окуяма владел «особым методом генерирования усилий, не за счет напрягания мышц, т.е. кимэ, а как-то по-другому». Что интересно, сказал Касе, что возможно мастер Сигеру Эгами смог понять этот способ генерирования усилий Окуямой. «Он не просто понял как это делается», сказал он, «но и нашел методы обучения этому».

В те, послевоенные годы различные группы каратэ иногда собирались вместе для совместных практик (кокан кейко), и нередко эти встречи были очень физически тяжелыми, особенно, если на них проводились поединки. Также мастер Касе вспоминал, как в 1949 году, в Киото был проведен турнир между университетами Восточного побережья Японии, которые были представлены клубами Сётокан, и университетами Западного побережья - Ritsumeikan, Doshisha, Kansoi и пр., которые, в основном, были представлены клубами Годзю-рю, и может быть, пара - Сито-рю. Как рассказывал Касе, до начала турнира, старшим ученикам Сётокан было сказано, что поединки должны проводиться «без контакта!». Но что это в точности значит, объяснено не было. Т.е. в результате у каждого участника турнира было свое представление о «без контакта!». Поскольку старшим ученикам Годзю-рю было сказано ровно столько же, поединки быстро превратились в кровавое побоище, при этом некоторые из участников были травмированы или вообще нокаутированы, многие лишились зубов. Организационный комитет турнира сделал предложение участникам прекратить турнир из-за происходящего, но как сказал Касе, обе стороны решили его продолжить. Во всяком случае, было решено, что капитаны университетских клубов должны провести свои поединки, так Касе (как капитан клуба Сенсё) пришлось сразиться с капитаном Ritsumeikan, которого ему удалось свалить на пол. «Он получил травму?», - уточнил я. К счастью, нет. И он был очень хорош, я едва успел уклониться от его хайто в голову – мастер Касе провел рукой по своим волосам, стиженным «ёжиком». Ученики Годзю вели бои жестко, продолжил вспоминать Касе, но особенностью стиля Сётокан является ведение поединка с дальней дистанции, и йоко-гери и маваси-гери хорошо работали против их атак. Они хорошо действовали в бою на близкой дистанции, но при этом редко использовали удары ногами. Хотя, гери-вадза с того времени, стала больше изучаться в Годзю-рю.

После войны различные клубы стиля Сётокан не были объединены в одну организацию, в т.ч. студенческие клубы каратэ университетов Keio, Hosei, Waseda, Taushoku, Chuo и Senshu. Когда Касе получил свой 3 дан в 1949 году (вместе с ним сдавали экзамены также Jotaro Tagaki из университета Chuo и Shimamura - из Takushoku), это произошло еще до того, как университетские группы каратэ объединились в одну организацию (JKA). Конечно, все группы, практикующие стиль Сётокан, объединить в одну организацию не представлялось возможным, поскольку между ними были технические различия, в т.ч. и между теми мастерами, которые в течение 30-40 годов находились в Японии, и теми, кто уехал из нее, например, в Китай, Маньчжурию или в другие части Японской империи. Например, когда мастер Masatoshi Nakayama (мастер Касе рассказывал мне про это еще в 1981 году) вернулся после войны в Японию, и впервые увидел, что младшие ученики тренируют йоко-гери, маваси-гери и т.д. «новые техники Ёситаки», он заявил что: «Это не каратэ Сётокан!». В данной нашей беседе, мастер Касе вновь подтвердил эту историю, дополнив ее тем, что мастер Накаяма сказал еще: «Не согласен, не согласен» ("Not accept, not accept"). Конечно, с того времени эти новые техники Ёситаки переняли многие стили каратэ, и вскоре после этого случая, и сам Накаяма включил эти техники в свои демонстрации.

В 1950-х годах произошел раскол в Сётокан (Сётокан\Сётокай), мастер Касе присоединился к JKA в качестве одного из ее старших членов. Почему к JKA? Касе, после завершения обучения в университете, жил в одном из пригородов Токио. Там же рядом проживал и Hidetaka Nishiyama, который настойчиво предлагал Касе присоединиться к деятельности JKA. Касе колебался, он хотел остаться в каратэ линии Ёситаки Фунакоси (Сётокай), и многие ученики из группы Хирониси пытались убедить его остаться, говоря о том, что скоре вновь отстроят додзе Сётокан, под крышей которого все снова объединятся и будут продолжать тренироваться (* новый додзе Сётокан будет открыт только в январе 1976). Но этого не произошло, и Касе присоединился к JKA, который предоставил ему возможность продолжать развивать свое каратэ, как ему хочется.

Я спросил мастера Касе, каким было JKA того времени, как был открыт додзе в Yotsuya, и если учесть, что в нем преподавали мастера только из университетского клуба каратэ Такусёку, не было ли у него проблем, исходя из того, что сам Касе был из университетского клуба Senshu? Нет, ответил он, и это было обусловлено, главным образом, из-за внутренней политики мастера Масатоси Накаяма. Накаяма имел доброе сердце и хотел, чтобы все работали вместе, так что у меня не было никаких проблем. Действительно, мастер Касе был очень важным членом JKA. Он был одним из его директоров, принимал участие в разработке первых правил соревнований каратэ, и был старшим инструктором, а это означало, что он отвечал за обучение международных инструкторов с самого первого выпуска. Среди них были такие известные в последствии мастера, как Hirokazu Kanazawa, Keinosuke Enoeda и Hiroshi Shirai. В 1965 году, эти три первых чемпиона JKA, провели мировое турне вместе с мастером Касе, проводя демонстрации. Terry O'Neill, бывший капитан британской команды каратэ, видел одну из этих первых демонстраций, и рассказывал мне, что каратэ мастера Касе было блистательным. «В этих демонстрациях мастер Касе выделялся своим мастерством?», - спросил я Терри. «О, да», - ответил он, - «определенно».

JKA начал посылать инструкторов за рубеж около 1960, и мастер Касе сам присоединился к этой деятельности, спустя несколько лет. Некоторое время он преподавал в ЮАР, а затем переехал с женой и дочерью во Францию, где он преподавал в течение 30 лет. Переезд мастера Касе во Францию во многом произошел случайно. Анри Плие (Henry Plèe) – один из пионеров французского каратэ, пригласил провести семинар по каратэ в St. Raphael мастера Hiroshi Shirai. Но, по какой-то причине, мастер Сираи не смог сам приехать, и предложил Плие вместо себя замену, и это был мастер Касе. Плие никогда ранее не встречался с Касе, но видел его фотографии в брошюре Roland Habersetzer о каратэ из серии «Marabout»,поэтому он не имел особых представлений о качестве каратэ мастера Касе. Но, он согласился на замену инструктора, и в ходе семинара понял, что не ошибся. Касе быстро наладил хорошие отношения с учениками, а его каратэ «было грандиозным». В конце семинара было решено, что мастер Касе будет преподавать в знаменитом додзе Анри Плие, расположенном в 5-м округе Парижа ... и Плие также сразу же опубликовал ряд восторженных фотографий с мастером Касе в журнале «Budo Magazine Europe», озаглавив их «Dangers Sur Les Interpretations Des Photos De Karate».

Мастер Касе в кихон и ката был очень каноничен, но в кумитэ его техника была гораздо свободней. Он много работал над таймингом, перемещениями и генерированием силы в нужный момент времени. Tommy Morris, известный шотландский мастер, который обучался в додзе Плие, рассказывал мне, что в кумитэ мастер Касе «был действительно очень быстр». Я видел короткое видео демонстрации на британском чемпионате, где он показывает защиту от двух нападающих, которых он с легкостью разбрасывает, а также выполнение ката Meikyo на чемпионате IAKF несколько лет спустя. В отличие от практики ката сегодняшних дней, Касе делает Meikyo без преувеличенной «театральности», его техника малоампитудная, но мощная, движения текучие, т.е. без остановок при переходах от одного приема к другому, т.е., можно сказать, что в его ката виден его опыт зрелого мастерства.

Я переписывался с Анри Плие долгое время, и когда я был в Париже пару лет назад, мы с ним беседовали о различных японских сенсеях, которых он приглашал преподавать в своем додзе в течение 1950-1960-х годов: Hiroo Machizuki, Tetsuji Murakami, Tsutomu Ohshima, Mitsusuke Harada, Taiji Kase. Анри сказал, что он часто испытывал «на прочность» этих инструкторов в спарринге, вскоре после их прибытия. Например, ему удалось оставить шишку на лбу мастера Murakаmi. А как прошло кумитэ с Касе? О, да. Анри много лет занимался дзюдо, поэтому он попытался сделать бросок. Но безуспешно, Касе не сдвинулся с места – «он был незыблем, как гора», - а затем, когда Анри отпустил свой захват и отступил назад, Касе резко прошел с боку с ударом. «Отлично», - сказал Kасе, «теперь я знаю, кто из нас сильней». Я спросил об этом случае у мастера Касе, он усмехнулся. Да, было такое дело. Плие занимался дзюдо, причем он был уже довольно опытным дзюдоистом, но в «данном случае уровень японского дзюдоки оказался выше».

Плие в своем постоянном авторском разделе французского журнала «Bushido» писал: «не смотря на то, что мастер Касе не слишком высок ростом, однако, он сумел постичь высокий смысл боевого искусства. Он обладает исключительно ценными знаниями и опытом как в практике боя, так и в методах преподавания каратэ. В поединках мастер Касе придерживается простой стратегии: он «читает» намерения своего противника, «видит» моменты его уязвимости в действиях, и обладая безупречным таймингом поражает его. В основе эффективности его каратэ лежит опыт множества контактных боев. Я видел несколько тренировок мастера Касе вместе с мастерами Сираи и Эноэда, где они практиковались в кумитэ. Эти тренировки, поверьте мне, были потрясающими! Они помогли мне понять, что в любом поединке нужно действовать, как в реальном бою, даже если этот поединок ограничен определенными правилами. Также, по моему мнению, опыт мастера Касе в дзюдо очень помогает ему. Он в полной мере обладает навыками контроля над равновесием. Он знает, когда противник может или не может атаковать, т.е., когда противник находится в процессе перемещения своего равновесия, и в этот момент он уязвим, и его можно атаковать. Выбирая именно такие моменты, мастер Касе делает свои знаменитые глубокие выпады (* контратакующие входы - ирими). Я думаю, что дзюдо присутствует в его методах боя. Я помню, когда он прибыл во Францию, французские каратисты под влиянием стиля Shukokai, делали в камаэ, со смещением веса на переднюю ногу, и, конечно же, это обстоятельство позволяло мастеру Касе легко бросать их. Но почти нереально бросить его самого, это все равно, что пытаться вырвать дерево с корнями. В разное время, я приглашал преподавать в моем додзе всяких мастеров. Имея некоторый опыт в дзюдо, мне иногда удавалось бросать их. Но только не мастера Касе, его мне не удалось ни разу бросить. Он как «железобетонная пирамида». Для меня он является лучшим мастером, которого я когда-либо видел. Он любит сражаться и никогда не отказывается от поединков. Расскажу одну историю. Не знаю, помнит ли нынешнее поколение французских каратистов такого мастера, как Baroux [Примечание: Patrick Baroux был двухкратным чемпионом и один раз призером чемпионатов Европы по каратэ.]. Мне он очень нравился, и я был весьма тронут его смертью. Он был великим чемпионом. Однажды, на тренировке (уже после чемпионата Европы, где он стал чемпионом), он сказал мне. «Я думаю, что я смогу победить мастера Касе. Я хотел бы попробовать». Я сказал об этом Касе, и он ответил: «Нет проблем, в любое время, когда он захочет». Поединок состоялся сразу же, у додзе, недалеко от входа. Мастер Касе отступал от надвигающегося Baroux на два или три шага назад, а затем резко шагнул вперед ему навстречу. А далее, при желании, он мог бы превратить Baroux в отбивную котлету, также, как он это делал и с другими. Позже, Baroux сказал мне: «Это фантастика! Каков же уровень мастерства у этого человека!».

После того, как мастер Касе прекратил преподавать в додзе Анри Плие, он начал обучать каратэ уже не только во Франции, но и по всей Европе. Он все еще являлся членом JKA, и поддерживал с ней формальные связи, вплоть до внутриполитических проблем JKA 1980-х годов, после чего он прекратил свое членство в ней, и создал свою собственную организацию. Как рассказывал Анри Плие, мастер Касе никогда не был активным организационным функционером или интриганом. Он просто хотел заниматься каратэ, и выход из членов JKA позволил ему делать то, что он считал нужным. Касе не имел своего хонбу-додзе в течение долгих лет, предпочитая путешествовать по Европе и преподавать курсы, в основном для черных поясов. Даже в 70 лет, он все еще продолжал преподавать, почти каждые выходные, пока с ним не произошел сердечный приступ в прошлом году (1999). Конечно, это был неожиданный «подарок судьбы», но мастер Касе восстановился в течение примерно 9 месяцев, и вернулся к преподаванию, проведя в феврале курсы в Париже, в которых приняло участие 200 черных поясов. Через пару месяцев после этого, состоялся семинар в Hasselt (Бельгия), где я и встретился с ним.

(продолжение ...)