Перейти к содержимому


  




Биография мастера Мицкэ Харада (KDS)

Автор: clover, 18 Июль 2013 · 2 305 views

Мицкэ Харада родился 16 ноября 1928 г. в г. Дайрен (Далянь\Дальний) на юге Маньчжурии. Его родители Yutaka и Haru Harada переехали в Китай, когда отца перевели на работу в управление компании «Южно-Маньчжурская железная дорога». Еще до окончания Второй мировой войны, семья Харада вернулась в Японию, в Токио. Интерес к боевым искусствам возник у Мицкэ еще в Маньчжурии, при занятиях тайцзи-цуань.


(Перевод - clover)

Master Mitsusuke Harada – A Teacher of Orthodox Shotokan

Shotokan Karate Magazine, No 64, 2000

By Jonathan de' Claire, BSc (Hons), PGCE


Можно ли мастера Харада считать истинным носителям традиции Karate-Do Shotokai (KDS)? Безусловно – можно. Рассмотрим его долгую историю на «пути Сёто».

Заниматься каратэ 14-летний Мицкэ Харада начал в ноябре 1943 года, в додзе «Сётокан» мастера Гитин Фунакоси, располагавшемся в токийском райне Zoshigaya. Следует отметить, что сам мастер Фунакоси к тому времени уже не был бессменным тренером в этом зале. В додзё «Сётокан» преподавали такие известные мастера, как Гэнсин Хирониси (Genshin Hironishi, 4 дан), Вадо Уэмура (Wado Uemura) и Ёсиаки Хаяси (Yoshiaki Hayashi).

Обучение состояло из практики ката, кихона, кумитэ и тен-но ката (кихон-ката). Тренировка длилась 2 часа. Поскольку в то время Япония находилась в состоянии войны, то из-за авианалетов окна в зале по вечерам плотно занавешивались. После нескольких первых довольно тяжелых тренировок молодой Харада был принят в додзё.

Додзё «Сётокан» был первым залом в Японии, предназначенным для занятий каратэ. Деньги для его строительства были собраны учениками мастера Фунакоси, для чего был учрежден финансовый фонд, названный «Сётокай» («Ассоциация Сёто», с использованием поэтического имени «Сёто» мастера Фунакоси). В «Сётокан» Харада впервые увидел легендарного мастера Ёситаку Фунакоси. Когда Waka («Молодой») появлялся в зале, ученики приветствовали его восторженным гулом. Ёситака был третьим сыном мастера Фунакоси. Он стал главным инструктором «Сётокан» и первым помощником у своего отца после внезапной кончины* мастера Такеси Симода (Takeshi Shimoda; * пневмония) в 1934 году. Ёситаке было присвоено звание Ренши (статус инструктора) Бутокукай. Он жил по соседству от додзё вместе со своей семьей. Харада вспоминал, что когда Waka входил в зал, атмосфера в нем мгновенно изменялась, ставясь «восторженно-энергичной». Все с восхищением отмечали его удивительные способности. В то время Ёситаке было 36 лет, он имел рост 5 футов и 5 дюймов, был более крепкого телосложения, чем его отец, стижен «ежиком», с проницательным взглядом и с очевидной «Харой» (hara). Харада вспоминал, как Ёситака тренировал «черные пояса»,он был способен отразить любую атаку, стоя в камаэ в низкой фудо-дачи (его любимая), с открытыми ладонями. Он также демонстрировал защиты от ударов боккеном (деревянный меч) или бо (шест). К сожалению, не смотря на прекрасную физическую форму, он был серьезно болен, и в 1945 году скончался от гангрены легких. Это была воистину величайшая утрата не только для его отца, но и для всего «Сётокана», поскольку Ёситака посвятил немало лет исследованиям и совершенствованию каратэ своего отца, он был очень инновационным, энергичным и креативным человеком. Ёситака искал и привнес массу усовершенствований в техники и методы каратэ.

29 апреля 1945 года, после бомбардировки Токио, «Сётокан» сгорел. Через некоторое время после этого события, Харада написал письмо мастеру Фунакоси с просьбой возобновить обучение. Мастер Фунакоси, который жил со своим старшим сыном Yoshihide в токийском районе Koishikawa, предложил ему тренироваться у них дома. После поступления Харады в престижный университет Васэдав 1948 году (который закончил и его отец), на экономический факультет* (* на том же факультете ранее учился и основатель Вадо-рю мастер Хиронори Оцука), Харада продолжил свое обучение в клубе каратэ «Васэда». Харада вспоминал, что когда ученики в клубе узнали, что он до этого тренировался в «Сётокан», многие «черные пояса» желали его «испытать». Кроме занятий в клубе «Васэда», Харада принимал также участие в различных тренировочных лагерях и недельных курсах. В то время капитаном клуба «Васэда» был Тосио Камата (Ватанабэ) (Toshio Kamata (Watanabe)).Вместе с Харада в клубе занимался и другой, позднее очень известный мастер - Цутому Осима (Tsutomu Ohshima). Харада рассказывал, что ему нередко поручалось съездить на такси к мастеру Фунакоси, чтобы сопроводить его в додзё «Васэда», когда он там вел тренировки. В т.ч. и 1 мая 1949 года, когда состоялось собрание по поводу учреждения Nippon Karate Kyokai, или Japan Karate Association (JKA), капитан клуба Дзёдзи Такеда (Joji Takeda) поручил Хараде привезти мастера Гитин Фунакоси на заседание в здание Iomiuri Shimbum Hall. Мастер Хирониси был одним из инициатов проведения этого заседания, на котором планировалось обсудить необходимость объединения различных мастеров каратэ после завершения войны на Тихом океане. Это была последняя просьба Ёситаки к Хирониси, чтобы попытаться сохранить «путь Сёто», если бы это было вообще возможно. Мастер Харада вспоминал, что на демонстрации в тот день, он впервые увидел исполнение ката Канку-Дай мастером Гитин Фунакоси. Впоследствии он видел исполнение мастером Фунакоси и других ката, но особенно ему нравилось его исполнение ката Старого мастера с будо-сай (Budo sai). В то время мастер Фунакоси пытался предпринять меры по предотвращению выхолащиванию методов и техник каратэ, а также той духовной пустоты, которая воцарилась у душах людей после войны. Когда не стало сына Ёситаки – главной надежды на будущее каратэ, задача мастера Фунакоси еще более усложнилась. С момента поступления в университетский клуб каратэ, у Харады возникло больше возможностей, чтобы пообщаться со Старым мастером. Фунакоси всегда был очень деликатен, любил пошутить, и как многие старики, часто вспоминал свою про молодость на Окинаве и своих первых учителей. Когда Харада спросил о методах старых мастеров, мастер Фунакоси ответил, что, в основном, техника была «мягкой, естественной и незакрепощенной» („soft, relaxed and unfocussed“).

С 1949 по 1952 годы, Харада имел возможность тренироваться непосредственно у Старого мастера. Свою тренировку мастер Фунакоси проводил, как правило, по субботам, с 12.00 до 13.30. По своему обычаю, он преподавал главным образом ката, так как считал, что ката - это душа каратэ. К сожалению, многие ученики предпочитали кумитэ, поэтому посещаемость тренировок у мастера Фунакоси была довольно низкой. Харада вспоминал: «Мы не понимали важности ката, а мастер Фунакоси нам этого не объяснял, что, по-моему мнению, было не совсем правильно. Мы, ученики, видели все лишь «в двумерном измерении», а он (Фунакоси) говорил о «трехмерном» (We, the students, were concerned with the second dimension, he (Funakoshi) spoke in the third.). Когда в зале присутствовал и наблюдал за тренировкой О-Сенсей, то в те минуты, когда старшие ученики практиковали кумитэ, он внутренне отстранялся, и больше смотрел в окно, чем на занимающихся. Так безмолвно он выражал свое несогласие».

Не смотря на 70-летний возраст, мастер Фунакоси был «достаточно ловок, и имел ясный дух». На первом кейко, которой прошел зимой 1949 года, с виду хрупкий старый мастер, решил проверить свои навыки с Тосио Камата в иппон-кумитэ. Камата тщательно сосредоточился и изо всех сил обрушился на мастера Фунакоси с ои-цуки. Старый мастер выполнил одну из своих любимых техник - гедан-барай (нижний блок): блокировал удар Каматы так, что тот упал на землю (gedan-barai (a low block), simultaneously grabbing the attacking arm and countering, and Kamata fell to the ground). Это удивило учеников. Сомнения Харады тоже были развеяны – оказывается методы и техники у Старого мастера были вполне эффективными! Его регулярная практика ката позволила ему сохранять свою боевитость не смотря на такой преклонный возраст.

В клубе «Васэда» Харада также занимался у двух других выдающихся мастеров, оба из которых глубоко повлияли на его жизнь – Сигэру Эгами и Тадао Окуяма (Shigeru Egami и Tadao Okuyama).

Эгами начал свой путь в БИ с дзюдо и кендо в школе, как это было принято учебной программой в те времена. После этого он поступил в университет Васэда, где получил степень бакалавра в области экономики, так же, как и Харада. Сначала в университете Эгами изучал айкидо. В 1931 году Эгами участвовал в создании клуба каратэ университета Васэда. Его главными учителями были Гитин Фунакоси и его помощник – Такеси Симода (Takeshi Shimoda). Кроме того, он много тренировался с Ёситакой, которого считал прекрасным человеком и высококлассным мастером. Сам Эгами также считался хорошим мастером, имевшим один из лучших ударов в «Сётокан» – ои-цуки. Во время войны он был инструктором в военной школе «Накано» (Rikugun Nakano Gakkō), предназначенной для подготовки специалистов для особых заданий (ссылка в школе Накано на инструктора каратэ Эгами - «Пустая рука Эгами Шигеру инструктора»). Харада получил предложение от мастера Эгами пройти у него дополнительный курс обучения (у Эгами были и другие индивидуальные ученики), после того, как мастер Эгами оценил его старания. Т.о., в течение 18 месяцев, Харада каждый день тренировался у мастера Эгами. Ему некоторым образом повезло, т.к. период его обучения у мастера Эгами совпал со временем разнообразных инноваций и исследований Эгами. Именно в этот период мастер Эгами изучал методы для усиления выброса силы. Поэтому Хараде повезло видеть и пробовать результаты этих исследований, на своих 3-часовых тренировках с мастером Эгами, на которых они также обсуждали множество иных тем, связанных с каратэ. Харада считает, что тренировки у мастера Эгами были для него просто бесценным подарком судьбы. Мастер Эгами менял в то время концепцию – переход от жесткой техники, которую он практиковал в течение последних 25 лет, к более мягкой. По его мнению, жесткое исполнение техники имело серьезные недостатки. Переход к мягкому исполнению был довольно революционным решением. Но мастер Эгами пришел к выводам, что закрепощение тела не позволяет высвободить силу всего тела, а также снижает эффект проникновения удара. Насчет проникновения, мастер Эгами был прав, т.к. не смотря на 4 мата, Харада все равно чувствовал боль от удара. Защита мастера Эгами были не менее эффективной - после любого варианта удара Харада равно казывался на полу. В результате перехода мастера Эгами на мягкий стиль, его техника стала более соответствовать естественности, она стала более удобной, быстрой, а это, в свою очередь, привело к увеличению мощи. Мастер Эгами много времени проводил со Старым мастером, вплоть до самого его момента скончания, поэтому поиски Эгами в совершенствовании методов и техник каратэ всегда проводились в соответствии с ожиданиями его Старого учителя. Однако, позднее мастер Эгами заболел, и был не в состоянии передать свои новые знания множеству учеников. В этом отношении Хараде повезло, он был одним из учеников мастера Эгами, которым он успел передать свой опыт и знания.

На одном из первых летних кейко «Васэда», Харада впервые увидел выдающегося мастера 3 дана Тадао Окуяма (Tadao Okuyama). Позднее Харада тренировался у него каждый день в течение 2 лет, пока однажды, после жесткого спора* (* о гедан-барай) Окуямы с Камата на одном из летних кейко, Окуяма внезапно «исчез». Говорили, что он отправился совершенствоваться во внутреннем мастерстве на гору Цукуба (Tsukuba), примерно в 50 милях к северо-востоку от Токио (преф. Ибараки). Вернулся он в Токио только через несколько лет, где возобновил тренировки только с мастером Эгами. Мастер Эгами сообщил Харада, что Окуяма сильно изменился, и исполнение техник у него стало другим, поэтому ему – Хараде, было бы полезно убедиться в этом самому. В 1955 году, когда Харада должен был покинуть университет Васэда, ему представился случай сразиться с мастером Окуяма. Харада вспоминал: мастер Окуяма, в кимоно, и с длинными распущенными волосам, производил некое мистическое ощущение: «Мне было лишь достаточно встретиться с ним взглядом, чтобы понять, насколько я слаб. Было что-то невыразимо отличительное в нем». Не успев даже и наполовину завершить удар, Харада уже был повержен. «Я был в шоке, это было так быстро – метнувшаяся рука – бац и все!» Мастер Окуяма нанес ему упреждающий удар в лоб открытой ладонью. «При этом, даже не было заметно, что он напрягался, но я почувствовал в его ударе такую тяжесть, как никогда в жизни». Этот удар Харада запомнил на всю жизнь. Мастер Окуяма не был стиснут в рамках традиций прошлого каратэ, он, как и многие его современники, был обеспокоен будущим ... как улучшить, как развиваться! Самым главным реформатором каратэ считался талантливый ренси Ёситака, но мастер Эгами позже сказал Харада - уровень Окуяма был выше, чем у Ёситаки, поскольку он мог делать то, чего мало кто мог достичь.

После получения степени бакалавра в области экономики в 1953 году, Харада получил степень магистра в 1955 году. В период, когда он учился в аспирантуре, он помогал Хироси Ногути (Hiroshi Noguchi) из клуба «Васэда», а также мастеру Масатоси Накаяма (Masatoshi Nakayama) обучать американских военнослужащих. Примерно в это же время, Харада посчастливилось впервые воотчую увидеть О-сенсея Айкидо, мастера Морихэя Уэсиба (Morihei Ueshiba), на кейко в клубе «Васэда», о котором он позже всегда отзывался, как о «Грандиозного масштаба мастере БИ». Кроме того, Харада также повезло увидеть последнюю демонстрацию мастера Уэсиба в Кодокан в 1969 году, т.е. всего за несколько месяцев до ухода из жизни этого одного из Величайших мастеров в истории БИ. Харада рассказал мастеру Эгами о виденной им способности мастера Уэсиба опрокидывать противника без прикосновения* (* тоатэ). Мастер Эгами подтвердил Харада, что много лет назад, когда он был еще студентом, он тоже имел возможность сам воотчую уведеть эту удивительную способность у мастера Уэсиба. Тогда же, мастер Эгами запомнил слова мастера Уэсиба, и это повлияло на всю его оставшуюся жизнь: «Вы должны стремиться к тому же, чтобы достигать такого же эффекта с техникой каратэ» (You must endeavour to produce this effect with karate technique).

В 1955 году Харада принял предложение о работе в Сан-Паулу, в бразильском филиале одного из японских банков. Он должен был отправиться на борту судна «Africa Maru».Мастер Эгами (с которым Харада накануне отъезда занимался до глубокой ночи), Мотохиро Янигасава (Motohiro Yanisagawa – ученик мастера Эгами из университетского клуба Chuo) вместе с сыном Дайске (Daisuke) пришли проводить Харада в порту. Когда судно прибыло в Лос-Анджелес, Харада имел возможность посетить своего старого друга по клубу каратэ «Васэда», Цутому Осима, который обосновался в Калифорнии. По прибытию в Бразилию, Харада приступил к своей новой работе в банке. Менеджер по персоналу, узнав что их новый сотрудник занимается каратэ, попросил Харада провести демонстрацию для коллег. После этой демонстрации, один из молодых сотрудников изъявил желание заниматься каратэ, но тренироваться было негде! Однако, этот молодой энтузиаст нашел додзе дзюдо, и они приступили к занятиям в октябре 1955 года. Вскоре к их тренировкам присоединился племянник ученика, а затем пришли и некоторые из его друзей, т.о. очень быстро образовался «додзе», в котором было примерно 30-40 учеников. Вполне возможно, что это был самый первый клуб каратэ в Южной Америке. Т.о. Харада, как и его учитель Гитин Фунакоси, может считаться одним из миссионеров каратэ в мире. Харада хотел аффилировать свой бразильский клуб в Сётокай Японии, поэтому написал письмо мастеру Гитин Фунакоси. Когда тот ответил, Харада был в шоке от содержания письма: мастер Фунакоси изъявил твердое убеждение, что Харада должен начать деятельность по созданию национальной организации Сётокай в Бразилии. Причиной этому было по его мнению то, что то искусство, которое он «привез» на «материк», т.е. Японию, было в значительной степени выхолощено или искажено. Вдали от Японии, как предполагал мастер Фунакоси, возникает шанс для каратэ, чтобы начать заново, отстранившись от дрязг и бюрократии, которые стали настолько распространенными в Японии. Таковы были предпосылки для возникновения Бразильского Каратэ-До Сётокай. В качестве подтверждения оказанного доверия, мастер Фунакоси присудил довольно молодому, 28-летнему Харада 5-й дан. После этого, Харада никогда не стремился получить следующий дан, считая, что это бессмысленно. Ну кто, в конце концов, может иметь более высокий дан, чем у О-сенсея (5 дан)? Поэтому 5 дан в Каратэ-До Сётокай стал наивысшим.

В апреле 1957 года Харада получил телеграмму от мастера Эгами, который сообщал ему, что мастер Фунакоси тихо скончался в больнице 26-го числа того же месяца. Эгами позднее писал в письмах к Харада, что он оставался у постели своего Старого учителя до самого последнего вздоха. Как он присматривал за Старым мастером, поэтому имел возможность узнать от него еще много нового, а также сообщал, что он сам (Эгами) тоже настолько болен, что не может вести групповые тренировки. Были и другие проблемы. В частности, семья Фунакоси возразила против участия в похоронах одной небезызвестной ассоциации (особенно против одного из ее функционеров) (??? Specifically, Funakoshi's family objected to a particularly well-known association (and one bureaucrat of that organisation in particular) arranging the funeral.). Как была сформирована почетная группа для проводов Старого мастера, и возглавил ее старший сын О-сенсея - Ёсихиде Фунакоси (Yoshihide (Giei) Funakoshi). Что эту группу в основном представляли члены Сётокай* (* мастер Гитин Фунакоси был первым председателем Сётокай (1937-1957) + главный инструктор хонбу-додзе «Сётокан» (1939-1945); вторым председателем, до самой своей смерти, был Гией Фунакоси (1957-1961)).

В то время Сётокай был очень небольшим, но для этой организации некоторые его члены сделали очень многое, особенно мастера Хирониси, Эгами и Янисагава(Yanisagawa). Во всяком случае, организация Сётокай обладала доверием семьи Фунакоси и стала исполнителем по завещанию.

После похорон О-сенсея, Сётокай не прекратил своего существования, а даже наоборот, под руководством д-ра Нобумото Охама (Nobumoto Ohama – 7-ой президент университета Васэда (1954-1966)) клуб каратэ «Васэда» (организован в 1931 г.) присоединился к Сётокай. Позднее к нему присоединились также клубы каратэ университетов Chuo, Senshu, Toho, Gakushuin и Tokyo Noko. На тот момент, в этих клубах не было никаких технических различий - все они преподавали Сётокан. Харада с его тесными связями с мастерами Фунакоси и Эгами, впоследствии также стал членом Сётокай.

Между тем, среди учеников Старого мастера постепенно начались склоки на тему перспектив развития каратэ. Сётокай придерживался позиции сохранения прежних методов и технических разделов в каратэ, какие были у мастера Фунакоси, в т.ч. и мастер Эгами, который считал, что целью развития должно быть совершенствование методик преподавания каратэ стиля О-сенсея. Здесь также можно напомнить, что мастер Фунакоси не одобрял изменения некоторых целей каратэ, избранных в его время некоторыми старшими учениками Сётокан.

Находясь Сан-Паулу, Харада видел мастеров бразильского боевого искусства «Капоэйра». Однажды, в его додзе пришел интересующийся каратэ человек. Он был совершенно не известен Харада. Но один из учеников узнал его, и предупредил Харада, что это один из местных мастеров кароэйры. Харада провел тренировку, за которой наблюдал его потенциальный соперник. После тренировки, он подошел к капоэристу и сказал, что он знает кто тот, и был бы счастлив принять его вызов в любое время. Но мастер капоэйры ничего не предложил и ушел. Другой случай был более серьезным. Это произошло в университете Рио-де-Жанейро, и на этот раз вызов был принят. Как объяснял потом Харада, он заметил, что противник дышит в ритм музыки, поэтому он надвигался на своего соперника каждый раз, когда тот вдыхал, постепенно оттесняя его в угол. «Зажав» его в углу окончательно, он обозначил технику, которая ясно показывала, чтобы случилось, если бы он захотел, чтобы «человек потерял лицо». Не смотря на эти случаи, Харада все же познакомился с некоторыми мастерами этого энергичного и акробатического бразильского боевого искусства, с его широкими подсечками и амплитудными вращательными движениями ног, и даже пересмотрел свои методы каратэ. По его мнению, эти изменения были полезны, поскольку расширяли возможности каратэ, делая его еще более скоростным и эффективным. Т.о. Харада начал развивать свой путь на основе собственного опыта.

Тогда же, во время работы в банке, Хараде было предложено стать телохранителем членов японского императорского дома – принца Микаса (Mikasa) и его жены, принцессы Юрико (Yuriko) – во время их визита в Бразилию в июне 1958 года. Для обеспечения их безопасности, было решено нанять японцев, чтобы избежать каких-либо дипломатических инцидентов. Кроме Харада, телохранителями также были выбраны мастера дзюдо (Kodokan): г-н Кихара (Kihara), 7-й дан, г-н Катаяма (Katayama), 6-й дан, г-н Фукая (Fukaya), 4-й дан. Их служба продолжалась две недели, т.е. в течение всего срока визита принца и принцессы.

В конце 1959 года, мастер Цутомо Осима, имевший к тому времени тоже 5-й дан, приехал в Бразилию на несколько недель, чтобы посетить своего старого друга Харада. Мастер Осима провел кейко в его додзе. Кроме того, в это же время, они оба, мастер Харада и Осима, познакомились с мастером Масахико Кимура (Masahiko Kimura), известным дзюдоистом из университета Такусёку, который совершал тур по Южной Америке в качестве профессионального рестлера.

К 1963 году, в додзе мастера Харада насчитывалось 16-17 черных поясов, все, по его словам, 1 дана. Обладателем первого черного пояса стал г-н Ясуда (Yasuda), который был сослуживцем из банка. Со временем в Бразилии появились и другие преподаватели каратэ, и началось обычное мелкое соперничество, и тогда Харада решил, что пришло время двигаться дальше.

Позднее, в том же году, Харада был приглашен в Париж. Во Франции слышал о нем, и собрали достаточно средств для оплаты билета на самолет, чтобы он мог посетить их. Харада ушел со своего поста в банке, чтобы в течение года путешествовать, а потом снова вернуться. В Париже Харада преподавал в додзе мастера Тетсудзи Мураками (Tetsuji Мurakami), 3 дан Yoseikan, который ранее приехал во Францию по приглашению мастера Анри Плие (Henri Plee). В то время мастер Харада преподавал еще ортодоксальный стиль каратэ Сётокан. Практика, в основном, состояла из ten-no kata, кихона (базы) и самбон-кумитэ (3-шаговый спарринг). Постепенно он начал изменять методы и принципы каратэ, которое изучал ранее в клубе «Васэда», основываясь на результатах исследований, о которых узнал от мастера Эгами. При этом, мастер Харада знал, что подавляющее большинство мастеров Сётокан пытались развивать методы и техники каратэ в сторону еще большей жесткости. Но, в отличие от многих своих современников, мастер Харада видел перспективы развития каратэ в ином направлении. Он не оставался пассивным наблюдателем того, что происходит, а стал преподавать свой естественный и мягкий стиль. Примерно в это же время мастер Харада был связан с другим мастером БИ, вьетнамцем Хоан Нам (Hoang Nam). Но, опять же со временем, по мере «насыщения рынка» все новыми мастерами различных направлений, разрослось мелкое сутяжничество и ревность, поэтому мастер Харада решил переехать в другое место. На этот раз он отправился в Великобританию, куда его пригласил знаменитый дзюдоист мастер Кенсиро Аббэ (Kenshiro Abbe). Мастер Аббэ обладал высокой репутацией, он имел не только 8-й дан в дзюдо, но и 6-й - в айкидо (он учился непосредственно у мастера Уэсиба), а также даны в кюдо (стрельба из лука), дзюкен-дзюцу (штыковой бой) и кендо.

Первая публичная демонстрация каратэ в Великобритании мастера Харада состоялась 23 ноября 1963 года. Это произошло на национальном чемпионате по дзюдо, проходившем в престижнейшем Альберт-Холле. Кроме Харада (с помощником), на том же мероприятии демонстрировали свое мастерство мастер кендо Томио Отани (Tomio Otani) и мастера айкидо Масахиро Накадзоно (Masashiro Nakazono) и Масамити Норо (Masamichi Noro). После этого мероприятия, британский журнал «Jūdō News» (Vol. 1, Nо 2. 1964(на обложке мастера: M. Noro, H. Michigami, K. Abbe, M. Harada, M. Nakazono, M. Otani) опубликовал статью Харада «Сущность каратэ» (The Essence of Karate), в которой он изложил свои идеи о перспективах каратэ. В отношении совершенствования методик обучения, мастер Харада писал, что важно исходить из трех наиважнейших целей – нужно повышать скорость, выносливость и мощь. Методы достижения этих целей, по его мнению, заложены в формировании соответствующих технике и моменту времени структур тела, в способностях раскрепощения тела, навыках своевременной концентрации, а также в скорости, рождаемой простотой естественности. Кроме того, он представил свое мнение о перспективах развития каратэ в Европе, среди прочего указав, что по его мнению, европейские каратисты вполне успешно могут достигать уровня мастерства наравне с японскими, если основы и принципы каратэ будут поняты.

После демонстрации каратэ в Альберт-Холле, и после проведения кейко в додзе мастера Аббе, которое состоялось 7-8 ноября 1963 года, мастеру Харада предложили провести ряд семинаров и демонстраций по всей Великобритании. После этого, с 1964 по 1968 годы, мастер Харада чередовал преподавание между Великобританией и Бельгией (в Брюсселе). Особенно быстро его организация набирала популярность в англоговорящей среде.

В одной из таких поездок в Брюссель, мастер Харада встретил г-на Дзётаро Такаги (Jotaro Takagi). Такаги, будущий 3-й президент* (* на 2013 – все еще действующий) Каратэ-До Сётокай в Японии, был выпускником университета Chuo, и он тогда находился в Европе в командировке. Г-н Такаги рассказал мастеру Харада о тревожном положении, сложившемся с Каратэ-До Сётокай дома, в Токио, поэтому Харада, примерно через 6 месяцев, т.е. к концу 1967 года, вернулся в Японию для выяснения ситуации. Харада многое узнал еще до возвращения в Токио, поэтому в целом чувствовал, что это будет не очень хорошая поездка. Мастер Харада был уверен в том направлении, которое избрал Сётокай, и считал, что нужно было быть очень ограниченным, чтобы не понимать этого. По приезду, он отправился к своему старому другу и учителю мастеру Эгами, чтобы узнать о ситуации с Сётокай и Синва-Тайдо (Shinwa Taido). Но мастер Эгами не был с ним откровенен, он уклонялся от ответов на прямые вопросы. Вообщем, эта встреча оставила в душе Харада тягостное впечатление. Однако, одно дело ему удалось уладить, он нашел мастера, который согласился заменить его в додзе Бразилии. Это был Аринобу Исибата (Arinobu Ishibata), выпускник университета Chuo. Т.о., мастер Харада был свободен, и мог оставаться в Великобритании.

Первые летние кейко проходили в весьма спартанских условиях Farm Grange. В это же время, мастер Харада, как представитель группы мастеров каратэ, был избран членом Международного совета по Будо (International Budo Council – IBC), но когда мастер Аббэ уехал обратно в Японию в 1966 году, Харада подал в отставку с поста IBC, т.к. был не согласен с внутренней политикой IBC. Именно тогда он решил сформировать свою собственную организацию – «Каратэ-До Сётокай» (Karate-Do Shotokai – KDS). Первоначально в нее входило не более десятка клубов из разных районов Великобритании. Сам он вел большую часть своего обучения в додзе мастера Кеннета Уильямса (Kenneth Williams), расположенного в лондонском пригородном районе Хиллингдон (Hillingdon). За это время мастер Харада заработал репутацию, как бескомпромиссного учителя, всегда готового продемонстрировать свои идеи, с большим риском для себя, во имя прогресса.

После возвращения Харада из Японии, многие из его старших учеников отправились в Японию, в поисках новых идей для себя. В 1971 году Харада взял другое направление, возвращаясь к тому ортодоксальному стилю, который он изучал ранее в клубе университета «Васэда». И тут особенно ценными стали те полтора года, когда он тренировался под руководством мастера Эгами. Многие ученики эту идею возврата восприняли с энтузиазмом, но были и те, кто хотел продолжать свою практику в рамках направления, избранного техническим советом Сётокай в Японии. Это привело к неизбежному игнору школы Харада в Сётокай в Японии. Но мастер Харада уже не был скован ограничениями из Японии. Проведя 3-4 года в более или менее удачных экспериментах, он выбрал направление, которое достаточно соответствовало направлению, выбранному техническим советом Сётокай в Японии.

Как только мастер Харада окончательно определился с направлением развития своего каратэ-до, он медленно, но неуклонно начал привносить изменения. Например, он отменил счет вслух, поскольку, по его мнению, это приучает учеников ориентироваться больше на слух, чем на визуальные действия противника. Поэтому он начал использовать визуальное восприятие в качестве «триггера». Кроме того, практика мастера Харада начала развиваться в сторону большей расслабленности и текучести для повышения динамической проникающей силы. Следуя в этом направлении, KDS, как организация, значительно выросла, и теперь, иногда в выходные бывает по 2-3 кейко в разных клубах по всей Великобритании.

В 1988 году, в KDS, в результате несогласия с внутренней политикой организации, произошел еще один крупный раскол. В результате количество ее членов уменьшилось почти вдвое, многие мастера ушли после долгих лет интенсивных практик. Горько разочарованный, мастер Харада сначала хотел оставить преподавание и вернуться в Японию. Но, все же решил остаться вместе с остатками своих преданных учеников, и снова инвестировать свои усилия и энергию в развитие каратэ KDS. Постепенно KDS стал вновь расширяться и превращаться в уже международную организацию, члены которой весьма лояльны во взглядах на внутреннюю политику организации. Кроме того, и те, кто остались в KDS, стараются просто тренироваться и совершенствоваться в каратэ, без каких-либо внутренних интриг. Т.о., вдохновленный энтузиазмом своих учеников, мастер Харада продолжил свои исследования в области новых методов обучения, поднимая, тем самым, эффективность каратэ на новый уровень.

В сегодняшний организации KDS, мастер Харада, посредством различных упражнений, обучает учеников понимать и воспринимать тело, а также раскрывать его скрытый потенциал. Например, много времени уделяется упражнениям, способствующим развитию культуры движения, знанию и умению держать дистанцию, развитию тонкой настройки на телесные реакции и движения противника, изучается выстраивание структуры тела. Навыки в незакрепощенности считаются наиважнейшими, поскольку это способствует увеличению мобильности тела и скорости его реакций. На основе этого естественного и расслабленного состояния, мастер Харада может производить динамическую скорость и силу, будучи даже в своем, довольно преклонном возрасте (1928 г.р.), что говорит о том, что его каратэ не подвержено с годами старению. Он является реальным образцом результатов собственных исследований каратэ и работоспособности в жизни. «Возраст и физические данные в каратэ-до не имеют значения», - говорит мастер Харада, и многие его коллеги, разного возраста или более крупные, могут подтвердить верность этих слов!


В октябре 1998 года, после многих лет игнорирования, мастер Харада, наконец-таки, получил приглашение от Nihon Karate-do Shotokai для демонстрации своего каратэ в хонбу-додзе «Сётокан» в Японии. Nihon Karate-do Shotokai отмечал 60-летие додзе «Сётокан» и 130-летие мастера Гитин Фунакоси, в связи с чем организовал международную встречу в Токио. Мастер Харада со своими лучшими учениками, по его словам, произвели «огромное впечатление» (a huge impact) на участников встречи, как из Японии, так и из Европы и Южной Америки. Т.о., мастер Харада «прошел полный круг». Начав заниматься каратэ в додзе «Сётокан» в конце 1943 года, и покинув его на долгие годы, он теперь вернулся в родные стены, со своей группой учеников KDS, признанный истинным мастером каратэ в Японии, как его наставниками, так и коллегами.

Ссылки

1. For more on the Nakano School, see Louis Allen, "The Nakano School,"Japan Society Proceedings , 10, 1985, 9-15 and Graham Noble, "Master Funakoshi's Karate," reprinted in Patrick McCarthy, Karate-do Tanpenshu (Brisbane, Australia: International Ryukyu Karate Research Society, 2001), 111-117.

2. Egami's writings include The Heart of Karate-Do (Tokyo: Kodansha International, 1980). An extract appears online

3. For more on the development of karate in Brazil, see Ubaldo Alcantara and Antonio Rodrigues, "Karate in Brazil: An Overview," Journal of Combative Sport, December 2000.

Мицусукэ Харада – мастер Сётокай
Мастер Харада: Краткий обзор истории Сётокан и Сётокай
Интервью с мастером Мицкэ Харада
Интервью с мастером Мицусукэ Харада-2