Перейти к содержимому


  




Мой первый тренер каратэ – Прийт Кельдер

Автор: clover, 25 Июнь 2013 · 1 699 views

(Мой первый тренер – с 1978, «Динамо»)

Прийт Кельдер (Priit Kelder)– историк, искусствовед, архитектор, философ, публицист (у меня есть перевод его книги "Тайны самураев. Боевые искусства в феодальной Японии"), один из первых тренеров каратэ и один из первых тренеров тайцзи в Эстонии.

2 мая 1997
Газета «Вести – Неделя плюс» (Эстония)

Рубрика «Лица»

МЫ СВЯЗАНЫ СО ВСЕМ МИРОМ

На вопросы главного редактора журнала «Politsei» отвечает комиссар Эстонского национального центрального бюро Интерпола Прийт Кельдер.

- По случаю годовщины республики наряду с другими был награжден орденом Государственного герба V степени и работник полиции Прийт Кельдер. Кто такой Прийт Кельдер?

- Да, был награжден. На бумаге написано, что за заслуги перед Эстонским государством. И не его одного наградили, а еще шесть полицейских. И это свидетельствует о том, что высшее руководство страны осознало: полиция-таки существует и признания заслуживает. Это очень важно. Особенно, если учесть, что полицейских без конца шпыняют. Народ привык думать, будто полиция – репрессивный орган. Но в нашей работе очень много положительного. Каждую неделю мы задерживаем негодяев и преступников, доставляем их в Эстонию и отдаем под суд, возвращаем украденные автомобили. Орден – это не только награда мне за долгие годы службы, этим отмечены заслуги и всего нашего небольшого коллектива.

- Кто вы – Прийт Кельдер?

- Я не просто эстонец, я – мульк* (* юго-западная народность, которая наравне с островитянами-сааремаасцами, славится в Эстонии своей склонностью к шутливо-язвительной манеры речи – моё прим.), родился в Вильянди в 1945 году. Родители были учителями. В Вильянди я и среднюю школу окончил. Поступил в университет на теоретическую физику, но с первого курса меня забрали в армию. После армии пошел в уголовный розыск, паралелльно учился в университете – изучал историю, историю философии, восточные философии.

- Работал в угрозыске и изучал восточные философии?

- В университет я поступил до милиции. И не стал менять специальность.

- Как возник интерес к истории и восточным философиям?

- Да кто его знает, как он возник! Может быть, благодаря книге о Махатме Ганди, которую я в юности прочитал. Докторская у меня готова, но занимался я и практическими делами, например, каратэ.

- В те времена каратэ было ведь под запретом?

- Сперва. А потом разрешили. Я много раз ездил на всесоюзные аттестации тренеров по каратэ. Тренеров по легкой атлетике или волейболу каждый год не собирали, а нас собирали. Хотели держать под контролем. Мы с Кольком, который сейчас – начальник конманды-К, каждый год бывали в Москве или Минске. В то время во главе эстонской федерации каратэ стоял Эдуард Тинн. И он наслал на нас кагэбистов, которые поставили нам в вину то, что мы тренируемся с финнами. У нас были очень крупные неприятности. Теперь жизнь повернулась иначе, и хотя Тинн в ту пору поступил низко, я не исключаю, что сегодня он снова может возглавить наше каратэ. Несмотря на то, что навредил многим. У меня о нем сложилось очень дурное мнение.

- Ты сам тогда тоже занимался спортивным каратэ?

- Всю жизнь занимался и теперь занимаюсь. Хотя сейчас я, можно сказать, калека. Болел* (* автокатастрофа – моё прим.). Но вот поправился, уже без костылей и палки хожу. Совсем инвалидом я не стал потому, что до сих пор занимаюсь спортом, пытаюсь учить ребятишек. Между прочим, у меня есть черный пояс каратэ, первый дан. Думаю, большое счастье, что я этим видом спорта занимался и детей тренировал. Потом родители приходили и спасибо говорили, что их сын возмужал, умеет постоять за себя, защититься. И вести себя умеет. Я всегда подчеркивал, что каратэ – не только умение наносить удары и защищаться от них. Это, скорее, умение собраться. Без этого никакой задачи не выполнишь – ни умственной, ни физической. Самое главное – суметь мобилизоваться, а потом осуществить задуманное. Каратэ – это больше чем спорт, это – своего рода образ жизни.

- Владеешь ли ты искусством йоги?

- Я и для себя потихоньку упражнялся, и других учил и тренировал. В йоге много такого, чему европеец мог бы поучиться. Йога омолаживает. А что значит быть молодым? Это значит быть гибким. В мыслях, физически, в своих чувствах. Возможно, я чувствовал бы сейчас себя намного хуже, если б не старался благодаря йоге противостоять старению и болезням.

- Ты боишься старости?

- Это одна сторона дела. Гораздо страшнее было, когда меня резали... И случилось то, что нередко бывает, - началось заражение крови. Это ужасно, температура подскочила, и очаги поползли по ногам вверх. Еще чуть-чуть, и мне бы ноги отрезали. Когда я сказал врачу – меня тут же отправили на операционный стол. Очаги вырезали. Колени у меня просверлены. Мне стоило огромных трудов снова научиться ходить. Теперь палка не нужна, могу спускаться и подниматься по лестнице, но до сих пор больно. Меня могло бы уже и не быть – двенадцать дней я лежал в реанимации – между небом и землей.

- Ты и в больнице йогой занимался?

- Как только покинул палату интенсивной терапии... И сразу же надо было оправляться на Генеральную ассамблею Интерпола в Китай. Вместе с Сависааром должны были ехать. Секретарь Сависаара Вилья приходила в больницу узнать, как я. А вышло так, что в Китай я отправился один, да еще совсем больной. Из больницы я уехал и в больницу вернулся.

- Говорят, китайцы тебя с креслом-каталкой встречали и каждый день отвозили на заседания Интерпола?

- Видишь ли... Когда я очнулся после операции, я был полумертв полужив. И тогда я сказал врачу: «Милый доктор! Ты замечательный и добрый человек, но делать нечего, ты должен поставить меня на ноги! Сделай так, чтобы через месяц я был в Китае!» Доктор сказал, что я дурак. Я согласился, что дурак, но сказал: «Несмотря на это, поставь меня на ноги!»

Это фантастика, но ведь я съездил в Китай! А в Китае случилось так, что заместитель министра внутренних дел Китая, который является у них и главой Интерпола, - во всем мире статус Интерпола намного выше, чем у нас, в Эстонии, - так вот, этот заместитель министра приказал взять меня и насильно уложить в больницу. Ну и схватили, запихали в машину и увезли... На машине «скорой помощи», разумеется. Я сидел себе в гостинице, читал газету, собирался звонить в Эстонию – и вдруг полно китайцев и еще этот генерал. Успокойся, говорит, у нас машина внизу, отвезем тебя в больницу... И отвезли. Прицепили всякие трубки и зонды. И опять эта капельница. Сперва я, конечно, струхнул, а потом пришел в себя и стал сопротивляться. Ладно, я в больнице, но ведь идут заседания Генеральной ассамблеи Интерпола! И я такой там шум устроил... Взял у китайских ментов мобильник, позвонил заместителю министра и сказал, дескать, мил человек, я сюда, что, в больницу приехал? Нет, я приехал сюда на заседание Генеральной ассамблеи Интерпола – Эстонию представлять! Выпусти меня, или я вам тут такое устрою! Я уйду отсюда босой и без штанов, пройду по улицам вашего города, сообщу обо всем генеральному секретарю ООН и еще не знаю кому... Ну, тот «испугался» и выпустил меня из больницы. Даже китайца мне придали, чтобы толкал кресло на колесах...

Состояние мое тогда, конечно, было серьезное, до Китая я добрался едва живой. Попросил китайских врачей сменить мне повязку. А когда они увидели мои раны, то чуть в обморок не грохнулись.

И тогда они сказали, что я настоящий герой. И сообщили об этом министру внутренних дел. Тот, понятно, не хотел брать на себя ответственность – а вдруг какой-то там эстонец умрет на конгрессе Интерпола в Китае. Ну и отправил меня в больницу. Такая вот история...

- Сколько языков ты знаешь?

- Совсем немного. Русский, английский, немного финский... С английским тебе полмира открыто. Сейчас учу испанский. Испанский – один из четырех официальных языков Интерпола. В дополнение к английскому, французскому и арабскому. На арабском к нам, конечно, запросы не приходят, а на остальных – да.

- Сколько запросов вам приходится за сутки принимать?

- Мы связаны с Интерполом через международный центр связи, у нас есть связь со всем миром. За сутки к нам приходит сто, а то и сто пятьдесят запросов. Я все их просматриваю и решаю, какими из них заняться. Если, скажем, где-то в аравийской пустыне заблудился верблюд, то это меня не интересует. Или если разыскивается украденный в Омане автомобиль. Мы занимаемся теми делами, которые касаются нас. Например, задержан в Германии какой-то подозрительный тип. В записной книжке у него нашли пять телефонных номеров. Предполагают, что он связан с переправкой наркотиков. Может, за этими телефонными номерами скрываются его подельники. Или, к примеру, поступают заявления от финнов, которых у нас обокрали. Мы являемся в своем роде посредниками.

- А сколько сообщений вы сами отсылаете?

- Очень много. Наша корреспонденция весьма внушительна. В прошлом году мы отправили и приняли 20 000 сообщений.

- Какие достижения в работе эстонских интерполовцев вы бы отметили?

- Прежде всего, естественно, поимку за границей преступников, на которых в Эстонии объявлен розыск. Так, например, мы нашли Феоктистова, убившего в Эстонии нескольких человек и скрывавшегося в Канаде. Американцы выдали нам Белоконя. К нам обращается центральная уголовная полиция, мы высылаем запросы и ждем ответов. Начинают поступать разные сообщения, из которых вырисовывается более общая картина, пока, наконец, не выясняется, где находится разыскиваемый нами человек. Тогда мы отправляем туда уточнения и, если приходит подтверждающий ответ, то мы подаем прошение о задержании преступника. Дальнейшие акции проводятся уже по дипломатическим каналам.

- Случаются ли непредвиденные препятствия?

- Немцы задержали Рене Хендриксона – соучастника квартирных краж, в ходе расследования которых был убит комиссар Март Лаан. Все документы для выдачи уже подготовлены, однако, немцы медлят. Не так давно в еженедельнике «Ээсти экспресс» было напечатано обращение, составленное от имени членов Каарлиской церковной общины, в котором утверждается, будто в Эстонии с заключенными плохо обращаются. Группа анонимных верующих предложила немцам не выдавать Хендриксона. Похоже, это заявление свою роль сыграло, хотя немцы обязаны выдать нам Хендриксона.

- В Эстонии задерживались иностранные преступники?

- Да. Были норвежцы и датчане. Немцам мы выдали студента, который убил в Германии двух человек. Одного убийцу мы выдали и Швеции.

- Каким представляет себе комиссар Эстонского национального центрального бюро Интерпола будущее эстонской полиции? Каким требованиям должен соответствовать работящий, старательный и компетентный полицейский?

- Прежде всего он должен быть образованным человеком. Мы ведь не решимся доверять свою жизнь хирургу, если он всего-навсего студент четвертого курса медфака. Точно так же народ не может положиться и на полицейского-недоучку.

Мой тренер (выступает с лекцией по искусствам (архитектура, живопись и т.п. Китая.. в т.ч. затрагивает тему китайской философской концепции "Пустоты" и пр.).. к сожалению, на эстонском... но все тот же "ежик" на голове, и все та же - улыбка )))



Каратэ-до Сётокай Эстонии: мой клуб, мои друзья
С кого начиналось каратэ в Эстонии?
История Сётокан в Эстонии