Перейти к содержимому


  




Афганистан. По следам «Охотников за караванами» или охота за «Стингером»

Автор: IgorGorbunov, 04 Февраль 2013 · 11 638 views

Наше телевидение показало сериал "Охотники за караванами". По окончании фильма подумалось, что художественный вымысел не заменит всей правды жизни. И только очевидцы, когда грифы секретности будут сняты, расскажут как всё было на самом деле, если только дождутся этих времён...

Однако я был уверен, что Олег Баканач - мой товарищ и бывший пулемётчик 154-го отдельного отряда специального назначения, а ныне Председатель РОД «Доблесть Отечества» и член редакционного совета журнала "Солдаты России" не мог обойти эти события вниманием в своём издании. Так оно и оказалось...

Читайте рассказ участника боевых действий в Афганистане полковника Александра МУСИЕНКО об охоте спецназа ГРУ за американским ПЗРК «Стингер» опубликованный в журнале "Солдаты России". (http://www.soldatru.ru)

Охота за «Стингером»: хроники «афганской» войны

Без грифа «секретно»: спецназ


Каждый, кому довелось воевать в горах, джунглях или другой непроходимой для авто- и бронетехники местности, может по достоинству оценить эффективность аэромобильных операций. Аэромобильные действия особенно результативны в «вооруженных конфликтах низкой и средней эффективности» (терминология НАТО), каковыми, в частности, являются контрпартизанские или, другими словами, противоповстанческие боевые действия.

В горах Афганистана с декабря 1979 года по февраль 1989 года Советской Армии впервые пришлось вести контрпартизанскую борьбу. Для этого широко применялась армейская авиация (боевые, транспортно-боевые, транспортные и специальные вертолеты) и фронтовая авиация (штурмовики и истребители-бомбардировщики). Афганские моджахеды, неся значительные потери от авиационных ударов и аэромобильных действий подразделений 40-й общевойсковой армии, уделяли самое серьезное внимание борьбе с вертолетами и противовоздушной обороне в целом, постоянно наращивая огневые возможности своей ПВО. К середине 1980-х годов вооруженная афганская оппозиция имела в арсенале достаточное количество зенитных средств ближнего действия. Основными средствами ПВО бандформирований оппозиции являлись переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК), 12.7-мм пулеметы ДШК и 14.5-мм зенитные горные установки ЗГУ-1 и ЗГУ-2 (спаренные), а также незначительное количество 20-мм и 23-мм зенитных пушек. Наиболее массовым ПЗРК афганских моджахедов на протяжении всей «афганской войны» являлся китайский комплекс «Хуньинь-5» (отечественный «Стрела-2»), начавший поступать к ним на вооружение с начала 80-х годов, а также незначительное количество таких же комплексов египетского производства.

Из всего перечисленного арсенала средств ПВО наиболее эффективными для борьбы с низколетящими целями являются ПЗРК. В отличие от зенитных пулеметов и пушек они могут поражать низколетящие воздушные цели, мобильны, легче, просты в применении и не требуют длительной подготовки расчетов. Современный ПЗРК идеально подходит партизанам и разведывательным подразделениям, действующим в тылу противника, для борьбы с вертолетами и низколетящими самолетами. ПЗРК применяются для прикрытия подразделений и различных объектов от авиационных ударов, а также при устройстве засад ПВО вблизи аэродромов базирования тактической, стратегической и военно-транспортной авиации ВВС противника.

В 1986 году американские военные эксперты, проанализировав динамику потерь афганской вооруженной оппозиции от ударов авиации и систематических аэромобильных действий подразделений советского спецназа и ВДВ, решили повысить боевые возможности ПВО моджахедов американскими ПЗРК «Stinger» («Жалящий»). Благодаря действиям спецназа в Афганистане в 1986 году, каждый пятый миномет и ДШК, каждая четвертая единица стрелкового оружия, каждый третий РПГ, каждое второе безоткатное орудие были взяты в бою разведчиками, численность которых в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане составляла менее 10% от общей численности войск. Только разведорганами 15-й отдельной бригады специального назначения с января 1985 года по май 1988 года было уничтожено 8237 мятежников, несколько тысяч единиц оружия и десятки тонн боеприпасов, из них захвачено: ПЗРК — 78 единиц; зенитных пулеметов и установок — 89 единиц; минометов — 81 единица; безоткатных орудий — 22 единицы; пусковых установок реактивных снарядов — 17 единиц, РПГ — 50 единиц, стрелкового оружия — 2189 единиц. Не менее успешно выполняли боевые задачи в Афганистане, кроме упомянутой 15-й отдельной бригады специального назначения, разведчики 22-й отдельной бригады специального назначения и 459-й отдельной роты специального назначения 40-й отдельной армии.

Пентагон и ЦРУ США, вооружая афганских моджахедов зенитными ракетами «Stinger», преследовали ряд целей, одной из которых была возможность испытать новый ПЗРК в реальных боевых условиях. Американцы, поставляя афганским мятежникам современные ПЗРК, соотносили их с аналогичными поставками советского оружия во Вьетнам, где США потеряли сотни вертолетов и самолетов, сбитых советскими ракетами. Но Советский Союз оказывал законную помощь правительству суверенной страны, борющейся с агрессором, а США вооружали антиправительственные вооруженные формирования моджахедов («международных террористов» — по нынешней американской же классификации). 11 сентября 2001 года выкормленные Америкой «международные террористы» частично отблагодарили ее за помощь…

Летом 1986 года в средствах массовой информации появились первые сообщения о поставках афганской оппозиции нескольких сотен ПЗРК «Stinger». Они доставлялись из США в пакистанский морской порт Карачи, затем автотранспортом Вооруженных сил Пакистана в лагеря подготовки моджахедов, откуда вьючными караванами и автотранспортом отправлялись в Афганистан. Поставки ракет и обучение моджахедов осуществляло ЦРУ США.

Первое достоверно установленное боевое применение ПЗРК «Stinger» в Афганистане произошло 29 ноября 1986 года в 15 км севернее Джелалабада. В результате обстрела звена боевых вертолетов Ми-24 пятью ракетами «Stinger» (3 попадания) были уничтожены 2 вертолета. Экипаж одной машины погиб (вертолет взорвался в воздухе), а экипаж второго вертолета после экстренной посадки поврежденной машины был эвакуирован товарищами на аэродром Джелалабад. Докладу о пуске 5 зенитных ракет находящийся в это время в Джелалабадском гарнизоне высокопоставленный генерал не поверил, обвинив пилотов в том, что «вертолеты столкнулись во время полета». Когда спустя несколько часов авиаторы все же убедили генерала в причастности к авиакатастрофе моджахедов, были подняты по тревоге 2-й мотострелковый батальон 66-й отдельной мотострелковой бригады и 1-я рота 154-го отдельного отряда специального назначения. Подразделениям была поставлена задача найти части зенитной ракеты или другие вещественные доказательства применения ПЗРК, иначе бы вся вина за авиакатастрофу возлагалась на уцелевший экипаж… Только по прошествии суток (принимал решение генерал долго…) к утру 30 ноября в район падения вертолетов прибыли поисковые подразделения (марш на бронетехнике занял не более часа). О перехвате противника не могло быть и речи. Разведчикам 1-й роты 154-го отдельного отряда специального назначения 15-й отдельной бригады специального назначения, осуществляющим осмотр места падения вертолетов, обнаружить что-либо, кроме обгоревших фрагментов вертолетов и останков экипажа, не удалось (мелкие предметы поглотила песчаная почва). 6-я рота 66-й отдельной мотострелковой бригады при осмотре вероятного места пуска ракет, достаточно точно указанного вертолетчиками, обнаружила 3, а затем еще 2 подозрительных предмета, оказавшихся стартовыми вышибными зарядами ПЗРК «Stinger». Таким образом, впервые были добыты вещественные доказательства снабжения американцами афганских антиправительственных вооруженных формирований зенитными ракетами, а командир обнаружившей их роты был представлен к ордену Красного Знамени.

Тщательное изучение следов пребывания противника (одна огневая позиция располагалась у вершины и одна — в нижней трети склона хребта) показало, что здесь была заблаговременно устроена засада ПВО (противник ждал подходящую цель и момент открытия огня 1–2 дня). Учитывая выбор района засады, порядок оборудования огневых позиций и способ ведения огня методом «ПУСК-ПУСК — НАБЛЮДЕНИЕ — ПУСК» и «ПУСК — НАБЛЮДЕНИЕ — ПУСК» с большой вероятностью можно предположить, что 29 ноября 1986 года не обошлось без прямого участия американских инструкторов (все было сделано, как по инструкции…).

5 января 1987 года при воздушном патрулировании (облете) разведгруппа старшего лейтенанта Ковтуна 186-го отдельного отряда специального назначения 22-й отдельной бригады специального назначения в окрестностях кишлака Сейид Умар Калай заметила два пытающихся скрыться мотоцикла и начала преследовать их. Мятежники произвели два пуска зенитных ракет, после чего вертолеты и находящийся на их борту десант открыли по противнику огонь на поражение. После десантирования в ходе досмотра местности разведчики обнаружили 3 ПЗРК «Stinger»: 2 использованных контейнера и боеготовый ракетный комплекс. «Спецназовцы захватили „Стингеры!“» — гремел весь Афган…

При устройстве засады ПВО 12 января 1987 года 3 км юго-восточнее кишлака Мангваль (40 км северо-восточнее Джелалабада) огнем ПЗРК был сбит еще один вертолет джелалабадского вертолетного полка, на этот раз Ми-8. Вертолет выполнял рейс из Асадабада (административный центр провинции Кунар) в госпиталь Джелалабадского гарнизона. В район падения вертолета для эвакуации экипажа убыла та же 1-я рота 154-го отдельного отряда специального назначения. Выжимая из боевых машин пехоты максимально допустимую скорость, менее чем через 2 часа (решение принимали уже без генерала…) рота прибыла в район падения вертолета. Переправившись на боевых машинах вброд через реку Кунар, личный состав роты спешился и начал втягиваться в ущелье двумя колоннами (по дну ущелья и правому хребту). Одновременно прибыла эскадрилья вертолетов Ми-24. Вертолеты зашли с северо-востока, но моджахеды успели произвести пуск ПЗРК с развалин нежилого кишлака на южном склоне ущелья в угон головной «двадцатьчетверке». «Духи» просчитались дважды: первый раз — делая пуск в сторону солнца, второй раз — не выяснив, что за головной машиной летит не ведомый вертолет пары (как обычно), а четыре звена боевых вертолетов. К счастью, ракета прошла чуть ниже цели, самоликвидатор сработал с опозданием, и она разорвалась, не причинив вертолету вреда. Быстро сориентировавшись в обстановке, вертолетчики нанесли по позиции стрелка-зенитчика массированный воздушный удар шестнадцатью боевыми вертолетами. Боеприпасов авиаторы не жалели…

Сбитая под Мангвалем «восьмерка» и два вертолета Ми-24, уничтоженные 29 ноября, были делом рук специальной кочующей группы ПВО полевого командира некоего «инженера» Гафура. Зоной деятельности Гафура был северо-восток провинции Нангархар, юго-восток провинции Кунар и юг провинции Лагман. Не исключено, что уничтоженный 12 ноября вертолет являлся своего рода местью Гафура за устроенную на его группу засаду. Тремя днями ранее 3-й ротой 154-го отдельного отряда специального назначения в засаде 6 км юго-западнее Мангваля было уничтожено несколько боевиков и вьючных животных, захвачены оружие, боеприпасы и… новейшая переносная американская коротковолновая радиостанция военного образца, не поставляемая афганским моджахедам. Не исключено, что в бандгруппе, попавшей в засаду разведчиков, находился американский инструктор.

Всю зиму 1986–1987 года подразделения спецназа ограниченного контингента Советских войск в Афганистане охотились за «Стингерами», имея задачу не столько предотвратить их поступление (что было нереально), сколько препятствовать быстрому распространению их по всему Афганистану. Разведывательные группы и отряды специального назначения только в 1987 году перехватили и уничтожили 332 каравана с оружием и боеприпасами, что не позволило руководству мятежников поставить во внутренние провинции Афганистана более 290 единиц тяжелого оружия (безоткатные орудия, минометы, крупнокалиберные пулеметы), 80 ПЗРК, 30 ПУ РС, более 15 тысяч противотанковых и противопехотных мин и 8 миллионов боеприпасов к стрелковому оружию. Уничтожая караваны из засад, спецназ вынуждал вооруженную оппозицию накапливать большую часть военно-технических грузов на перевалочных базах в труднодоступных приграничных районах Афганистана. К концу зимы 1987 года моджахеды испытывали значительные затруднения с продовольствием и фуражом на «перенаселенных» перевалочных базах, о чем свидетельствовал радиоперехват переговоров противника того периода. В условиях, когда большая часть военно-технических грузов моджахедов скопилась на складах, авиация ограниченного контингента и военно-воздушные силы Афганистана стали систематически наносить по ним бомбо-штурмовые удары. Спецназ настолько ограничивал поставки оружия и боеприпасов мятежникам, что, начиная с 1986 года, по совету и при помощи американских инструкторов стали создаваться боевые специальные группы моджахедов по борьбе с советским спецназом. Даже хорошо подготовленные и вооруженные, укомплектованные большей частью добровольцами и иностранными наемниками, они не могли существенно повлиять на боевую деятельность спецназа. Вероятность обнаружения ими разведгрупп была крайне низкой, но если это случалось, то боестолкновение носило ожесточенный характер. К сожалению, данных о действиях специальных групп мятежников против советского спецназа в Афганистане не имеется, но несколько эпизодов боестолкновений по единому почерку действий противника могут быть отнесены именно к группам «антиспецназа».

Январь 1987 года в Афганистане «ознаменовался событием огромной политической важности» (как писали советские газеты того времени) — началом политики национального примирения, а более простым языком, первого предательства Горбачевым собственной Армии и интересов государства. Вводившиеся ограничения на ведение активных (наступательных) действий частями Ограниченного контингента советских войск в Афганистане развязывали моджахедам руки и способствовали лишь укреплению их позиций в контролируемых районах, накоплению материально-технических ресурсов и обучению пополнения. При этом количество обстрелов гарнизонов и сторожевых застав (ныне их именуют блокпостами) увеличилось по сравнению с предыдущим периодом 1986 года в 4 раза. В угоду односторонней политики национального примирения, начало которой было положено 15 января 1987 года, СПЕЦНАЗ не мог использовать все свои потенциальные боевые возможности по борьбе с бандформированиями оппозиции. В частности, был наложен запрет на любые действия в определенных районах (зонах перемирия), на проведение налётов (в том числе и на места днёвок и перевалочные базы караванов), действия вблизи афганопакистанской границы и др. Чуть позже налёты стали иногда практиковаться, но на их согласование со штабом армии уходило 2–3 дня, по истечении которых противник успевал сменить район той же дневки каравана как минимум 2–3 раза. Кроме того, с вооружением афганских моджахедов ПЗРК «Stinger» несколько уменьшилась зона «боевого влияния» подразделений СПЕЦНАЗа, их активная деятельность была привязана лишь к тем районам, где их могли обеспечить эффективной авиационной или артиллерийской поддержкой.

Следует отметить, что к этому времени организованные вооруженные формирования афганской оппозиции начали активно вооружаться тяжелыми системами оружия: 107-мм ПУ РС Тип «63» (12-ствольная) и Тип «85» (одноствольная); 75 и 82-мм безотказными орудиями; 60, 82 и 120-мм минометами; крупнокалиберными пулеметами. На вооружение мятежников, кроме имеющихся 12,7 и 14,5-мм зенитных пулеметов и установок, ПЗРК «Хуньинь-5» стали поступать новые средства ПВО: ПЗРК «Stinger» и «Blowpipe» (Великобритания), 20-мм зенитные пушки «Эрликон» (Швейцария). Основным грузом караванов, перехваченных в этот период разведчиками СПЕЦНАЗа, являлись системы тяжелого оружия и боеприпасы к ним. Афганская оппозиция готовилась к решительным действиям, воли к которым не было у советских демагогов"перестроечников", взявших курс на сдачу международных позиций Советского Союза и развал страны.

Основной упор в боевой деятельности СПЕЦНАЗа был сделан на засадные действия. Следует отметить, что обеспечению безопасности движения караванов (вьючных и автотранспортных) афганские моджахеды уделяли огромное значение, постоянно совершенствуя систему сопровождения грузов и боевых групп. Засада, как может показаться неискушенному читателю, не является каким-то развлечением сродни стендовой стрельбы по тарелочкам. Разведчикам СПЕЦНАЗа приходилось проявлять огромную изобретательность, выдержку и выносливость при выжидании противника, а в бою с превосходящими силами (охрана среднего каравана в 2–3 раза превышала численность разведгруппы)- стойкость и отвагу. Результативность применяемых СПЕЦНАЗом засад в среднем составляла 1:5. Из 5 эпизодов организации засады только в 1 случае удавалось вступить в бой с противником, нанести ему хоть какое-то поражение и захватить трофеи — «дать результат». СПЕЦНАЗ перехватывал 10–15% всех грузов мятежников (используя засады, налеты и специальное минирование), некоторая их часть уничтожалась артиллерией и авиацией на перевалочных базах и маршрутах перевозки. По опубликованным позже на Западе данным, афганским мятежникам удавалось успешно доставлять по назначению в общей сложности до 80–90% своих грузов, но в зонах ответственности СПЕЦНАЗа этот процент был значительно ниже.

К концу 1987 года 154-й и 334-й отдельные отряды специального назначения, в зоне ответственности которых преобладала высокогорная местность, оказались в наиболее невыгодной, по сравнению с другими отрядами СПЕЦНАЗа, оперативно-боевой обстановке. Результатом ее ухудшения являлись непродуманная политика национального примирения, приведшая к установлению мятежниками контроля на большей части территории провинций Лагман, Нангархар и Кунар.

В ноябре 1987 года провинциальный центр Асадабад и его гарнизон подверглись массированному артиллеристскому обстрелу противника (около полутора тысяч 107-мм реактивных снарядов и 120-мм мин). Готовя такой крупный огневой налет, моджахеды заранее прикрыли свои позиции зенитными комплексами. Массированный огневой налет стал возможен из-за пассивности командования частей гарнизона (334-го отдельного отряда специального назначения, 3/66-й отдельной мотострелковой бригады, 9-й пехотной дивизии Вооруженных Сил Республики Афганистан). Артиллерийские обстрелы гарнизона не прекращались всю зиму 1987–1988 годов, причем, пользуясь безнаказанностью, мятежники стали применять даже 82-мм минометы (максимальная дальность стрельбы 3600 м).

В сложившейся ситуации, когда начальство требует результат («железо»), а возможности разведорганов ограничиваются изданными тем же начальством директивными указаниями, командование и разведчики 154-го отдельного отряда специального назначения нашли своеобразный выход из тупиковой ситуации. Отряд стал широко применять разведывательно-сигнализационную аппаратуру и управляемое минирование. Аппаратура, управляемые минные поля с электронными датчиками целей, огонь артиллерии и действия засадных и досмотровых разведывательных групп специального назначения применялись как единая боевая система, представляя собой не что иное, как разведывательно-огневой комплекс. О создании отечественных разведывательно-огневых комплексов говорится не один десяток лет, в то время когда в США и у их союзников они уже давно вошли в практику боевого применения войск. Даже в Чечне наши войска, спустя почти 20 лет после афганских событий, продолжают воевать способами завершившейся 60 лет назад Второй Мировой войны, при том что 14 лет назад закончилась уже и Третья Мировая война (холодная). Афганская война являлась лишь одним из эпизодов Холодной войны, представляющей череду локальных войн, в которых сталкивались интересы двух мировых систем.

Основными элементами комплексной борьбы СПЕЦНАЗа с «караванами террора» являлись:
• рубежи установки датчиков разведывательно-сигнализационной аппаратуры (устанавливались и обслуживались подразделениями СПЕЦНАЗа);
• рубежи минирования (устанавливались подразделениями СПЕЦНАЗа);
• досмотровые разведгруппы специального назачения (осуществляли разведку караванных маршрутов, осмотр участков минирования и огневого поражения противника артиллерией);
• рейдовые разведгруппы специального назачения, ведущие разведывательнопоисковые действия в районах действий бандформирований и проводящие засады на караванных маршрутах:
• артиллерийские подразделения общевойсковых частей и соединений Отдельного контингента, осуществляющие огневое поражение противника на основании данных разведывательно-сигнализационной аппаратуры и визуальной разведки противника разведывательными органами СПЕЦНАЗ.

Применяя указанные выше способы борьбы с караванами и бандгруппами мятежников, разведчикам 154-го отдельного отряда специального назначения удалось добиться срыва перевозок материальнотехнических средств бандформирований на отдельных караванных маршрутах («Шахиданский» маршрут — так называемая Пандшерская тропа).

16 февраля 1988 года в 6 км северо-западнее кишлака Шахидан (провинция Лагман) досмотровой разведгруппой 154-го отдельного отряда специального назначения был обнаружен пораженный минами караван моджахедов и захвачено два ПЗРК «Stinger», крупнокалиберный пулемет ДШК и большое количество боеприпасов. Спустя несколько дней в этом же районе вновь были захвачены американские ПЗРК. После этого желающие захватить «Stinger» в указанный район перебрасывались даже с Кабула, устраивая засады на… БМП, с ночным жжением костров (для обогрева) и подсветкой местности фарами машин. Не удивительно, что «засадить» караван из засады на БМП никому (это был не СПЕЦНАЗ) не удалось. СПЕЦНАЗу же ничего иного не осталось, как временно свернуть свою деятельность в районе Шахидана, а духам — срочно искать альтернативные караванные маршруты.

Через 2 месяца 154-й и 334-й отдельные отряды специального назначения были выведены из Афганистана в Советский Союз, а в течение последующих месяцев 1988 года из Афганистана были выведены и остальные отряды специального назначения. Все четыре эпизода захвата советскими войсками американских ПЗРК «Stinger» были делом рук армейского СПЕЦНАЗа, также как захват английского ПЗРК «Blowpipe». В дуэли СПЕЦНАЗ-Stinger не могло быть победителей и побежденных, но один факт остается бесспорным — подразделения СПЕЦНАЗа — единственные, кто выполнил задачу по захвату американского ПЗРК. Но, как и в десятках других примеров, ратный труд разведчиков у перестраивающихся правителей страны и их прихвостней от журналистики не получил должной оценки.

Выводящимся из Афганистана спецназовцам «демократическая» пресса, опьяненная горбачевской гласностью, бросала в лицо: «В Афганистане ублюдки в голубых беретах не жалели даже осликов…». Для справки: вес груза, перевозимого в горах «осликом» (он же ишак), составляет 60–80 кг, например шесть 107-мм реактивных снарядов (по 18 кг), одно 82-мм безоткатное орудие или миномет такого же калибра, одно 75-мм безоткатное орудие («горная гаубица»), 816 противотанковых мин и др. Да, разведчики уничтожали ослов и других вьючных животных в караванах моджахедов. Причем так, что спрос мятежников на ослов и лошадей значительно превышал предложение и не удовлетворялся в горных провинциях (верблюды для перевозки грузов в высокогорье не приспособлены — сбивают ноги). При этом стоимость вьючных животных в 1987 году в приграничных с Афганистаном районах Пакистана (провинция Северо-западная Пограничная) выросла в 3–4 раза по сравнению с 1985 годом.

Никто из СПЕЦНАЗа не получил и обещанного высшим военным руководством звания Героя Советского Союза за первый захваченный американский ракетный комплекс «Stinger». Когда зашла речь о представлении к этому высокому званию командира группы СПЕЦНАЗа 186-го отдельного отряда специального назначения, впервые захватившего 5 января 1987 года американский ПЗРК, была придумана нелепая отговорка, что-то вроде имеющегося партийного или служебного взыскания… История, как с легендарным героем-подводником Великой Отечественной войны капитаном подводной лодки Маринеско, потопившим одной торпедной атакой сотни подводников Третьего рейха. Но Маринеско спустя несколько лет после войны все же присвоили звание Героя Советского Союза.

К существенному изменению баланса сил, вопреки ожиданиям западных покровителей моджахедов, появление на вооружении афганской вооруженной оппозиции современных ПЗРК не привело. Динамика боевых потерь авиационной техники со второй половины 1986 года не подтверждает заявлений западных «специалистов» о том, что «Стингеры» сыграли решающую роль в принятии решения о выводе советских войск из Афганистана. Не оказали они существенного влияния и на боевое применение авиации, хотя определенные изменения в систему ее применения в Афганистане были внесены.

Впоследствии американские ПЗРК благополучно «рассосались» по многим террористическим исламским организациям мира, и янки пришлось приложить немало усилий и средств для того, чтобы выкупить их обратно.
Для разведывательных подразделений, действующих в тылу войск противника, афганский опыт применения моджахедами ПЗРК представляет не меньший интерес, чем опыт применения самого СПЕЦНАЗа для борьбы с иррегулярными формированиями. Учитывая насыщенность сухопутных войск современных армий вертолетами, вопросам борьбы с ними разведывательными органами СПЕЦНАЗа должно уделяться самое серьезное внимание. Особое место в завоевании превосходства в воздухе в широкомасштабной войне может отводиться засадам ПВО, проводимых разведывательными органами СПЕЦНАЗа на территории противника (вблизи авиационных баз, аэродромов и на маршрутах пролета авиации). Как это лучше делать — материал не для открытой печати (до поры до времени).

Читайте также:
http://topwar.ru/107...-stingerom.html
http://old.redstar.r...21_11/3_03.html
http://nnm.ru/blogs/...rvym_stingerom/
http://soulyga.blogs...07/stinger.html



Опубликованное фото


УЭЧИ-РЮ КАРАТЭ-ДО -

ШКОЛА РЕАЛЬНОГО БОЯ


Бой против одного

Бой против нескольких

Бой с ножом и против ножа


Семинары ведущих мастеров России и Японии

Аттестации и международные сертификаты

Зимние и летние стажировки во Франции


«Россия Уэчи-рю Каратэ-до Рэнмэй»






Игорь спасибо за интересную информацию. Как то смотрел фильм про Афган там было сказано что США поставили стингеры,наши ВВС стали нести невосполнимые потери и поэтому войска вывели. А то что армию опять предали нислова.
Поэтому не стоит верить всему, что исходит от авторов художественного и документального жанра - у них своё видение и свои задачи. Выводы они зачастую делают на основе эмоций и/или по заказу, но без глубокого знания предмета. Участники же событий хоть и пишут "тяжелым" языком, но правду (если их не редактируют).
В отношении "тяжелого языка" - дело привычки. По мне, так гораздо содержательнее нежели художественная литература. "Я так думаю" (с) "Мимино". :)
Спасибо.

интересно, что 700 оставшихся после войны у духов стингеров американцам удалось выкупить обратно лишь 300.