Перейти к содержимому


  




Несостоявшийся баскетболист.

Автор: Итагаки, 23 Август 2015 · 668 просмотров

Опубликованное фото

Хочу рассказать об одном латвийском ветеране, начавшем свой Путь занятий единоборствами около сорока лет назад - Александре Швейнике. Александр старше меня, получилось так, что на протяжении всего этого времени мы очень часто пересекались, но знакомы не были. Недавно я решился-таки с ним связаться и договорился о встрече, поэтому сейчас соединю его рассказ с воспоминаниями других людей, а так же и своими собственными.
Свои занятия Александр начал в середине 70-х годов в секции борьбы самбо СК "Даугава" у Сергея Анатольевича Великотного, однако тот не увидел в нём спортивных перспектив и, через некоторое время, из своей группы отчислил. "С твоей комплекцией - сказал Сергей Анатольевич - лучше баскетболом заниматься!". Нужно сказать, что У Александра всегда был достаточно малый вес при большом росте, за это к нему прилипла кличка "Питон", в которой было больше уважения, чем иронии. Как и многие другие его коллеги, он был фанатично предан выбранному делу, поэтому занятия самбо не бросил, а перешёл заниматься в секцию при заводе "Ригасельмаш", где вначале занимался у Юрия Петровича Пакула, а потом у Яна Робертовича Алксниса. Одним из своих лучших достижений в самбо Александр считает третье место в городском первенстве, в котором он уступил в финале (при равном счёте у его соперника был более качественный приём) Александру Осначу. который является ныне президентом Латвийской Федерации Айкидо.
Там же, в "Ригасельмаш", Александр познакомился с Николаем Андреевичем Стригиным, который вёл занятия в секции каратэ. Случилось это в 1978-м году, ещё до того, как каратэ стало развиваться централизованно и официально, поэтому попасть туда было непросто, да и всякая реклама этих тренировок была запрещена. Только переговорив с Николаем Андреевичем лично, Александр получил разрешение посещать тренировки.

Опубликованное фото

Николай Андреевич Стригин, 1978 год.

Где проходил обучение сам Николай Стригин доподлинно не известно никому, так как сам он на эту тему не распространялся. Каратэ, которое он преподавал, отличалось жёсткостью и силой, преподносилось как "Шотокан" и всегда тяготело к полному контакту. Как и в любой самодеятельной секции того времени, изучались и кихон, и ката, однако больший акцент ставился на спаррингах (кумитэ). Рига - город маленький, поэтому даже при строжайшей конспирации было немало "знающих людей", которым было известно не только кто и чем занимается, но и места этих занятий. Было в порядке вещей, предварительно договорившись, прийти на тренировку коллег и поучаствовать в "товарищеских боях". Так вот, учеников Стригина называли "дровосеками", вкладывая в это прозвище не только "дубовую технику", но и сознательную жёсткость. Александр рассказывал, что стоять в спаррингах со Стригиным всегда было страшновато - именно он задавал такое отношение к боям и контакту. Очень скоро занятия каратэ легализовались. но Стригин не спешил примыкать к тогдашним лидерам - Сергею Травину и Александру Шестакову, а решил сохранять независимость и продолжал развивать "Шотокан", а не Сэн Э. Тренировки он вёл в каратэги с чёрным поясом и всячески игнорировал иронию своих конкурентов по этому поводу.

Опубликованное фото

Александр (справа) во время тренировочного спарринга.

В старшую группу Стригина входило много взрослых военнослужащих, которые тренировались на пляже в Вакарбули (побережье, которое отделено от Юрмалы рекой Лиелупе). Александр тогда работал в Юрмале на спасательной станции. Чтобы попасть на тренировку, он пробегал несколько километров до Лиелупе, переплывал её, добегал до места сборов, а потом, отзанимавшись полноценную тренировку, так же возвращался на работу. Как физическая, так и техническая подготовка, у него была тогда на высоком уровне. Один его коллега вспоминает, что в тренировочных спаррингах он всегда аккуратно и точно обозначал удары и никогда не стремился подавить противника своей физической мощью. Ученики Стригина регулярно участвовали в официальных соревнованиях по "бесконтактным" правилам, но громкой славы не снискали. Не каждый обозначенный удар оценивался, не каждый контакт наказывался, как сейчас, так и тогда, многое зависело от субъективности или объективности судей, поэтому переиграть таких же техничных и жёстких представителей Сэн Э было тяжело. Однако, все друг друга уважали. Я и сам был частым свидетелем этих боёв - травматизм был очень высоким и крови там пролилось достаточно. Не только в хоккей тогда играли настоящие мужчины!
Можно рассказать ещё про один курьёзный случай. Александр учился в Латвийском Институте Физкультуры и в качестве практики был привлечён к тренерской работе в спортивном лагере "Личупе", в который летом на три смены приезжали юные спортсмены "Даугавы". Тогда же тренером там был и Зиедонис Чеверс - дзюдоист, ставшим впоследствии политиком и членом правительства Латвии. Именно ему и принадлежала инициатива предложить Александру "товарищеский бой" по правилам каратэ. Не смотря на строжайшую конспирацию, от нескольких юных боксёров не укрылось то, что два молодых тренера, взяв с собой две пары боксёрских перчаток, направились куда-то втихаря во время "тихого часа". Держа дистанцию, перебегая от куста к кусту. ребята выследили "дуэлянтов", которые пришли на лесную полянку, натянули перчатки и застыли напротив друг друга в "классических стойках советского каратэ". Чеверс выглядел внушительно, был тогда Кандидатом в Мастера Спорта по дзюдо, однако это не спасло его от выверенных ударов, раз за разом поражающих его нос. Исход боя был иным, чем знаменитая сцена в фильме "Гений дзюдо", а благодаря "зрителям" стал достоянием всего лагеря. Один из них - Жан Дедель, сделался фанатом вначале каратэ, потом ушу, а затем и айкидо.
Опубликованное фото

Александр проводит ура-маваши-гери в свободном тренировочном спарринге против соперника, атакующего палкой.

У Стригина тогда было несколько групп - старшая, средняя и младшая. В какой-то момент он даже проводил аттестации, у его учеников были жёлтые и зелёные пояса. список ката состоял из пяти Хэйан, нюансы исполнения которых подозрительно напоминали один из распространённых тогда самоучителей. Говорят, что ещё практиковалась и Янцзы - ката, никогда не входившая в арсенал Шотокан, которую Сэн Э позаимствовало из Кёкушинкай. Впрочем, очень быстро Стригин отказался от практики ката, полностью сконцентрировавшись на физической подготовке и спаррингах. В начале перестройки, когда нарождающиеся кооперативы стали заваливать прилавки своей продукцией, появился двухтомник Стригина "Каратэ", в котором, среди прочего, были и фотографии пяти ката Хэйан. Уникальность этих ката была в том, что везде, где нужно было делать четыре передвижения на длинных дорожках, этих передвижений было три. То есть, автор попросту забыл, как нужно делать ката, но тем не менее решил их включить в книгу. В ту пору (1986-88 года) Стригин уже переключился на преподавание "Сань-да", то есть контактных боёв, допускающих применение бросков и другой борцовской техники. Этому он достаточно уделял внимание и раньше, но вместе со второй легализацией каратэ в Латвии появились другие направления, среди которых были и контактные бои - то, к чему Стригин всегда испытывал интерес.
Вслед за двухтомником "Каратэ" Стригин выпускает двухтомник "Сань-да", его ученики выступают на соревнованиях по кикбоксингу в разделе "фулл-контакт", затем плавно от сань-да он переходит на "панкратион", то есть добавляет в свои методики ещё и навыки борьбы лёжа. Долгое время Стригин ведёт секцию панкратион в "Будо-Центре" Василия Чернигова, после чего переключается на муай-тай, чем и продолжает заниматься в настоящее время параллельно с практикой массажа и мануальной терапии.

Опубликованное фото

Александр долгое время продолжал заниматься у Стригина, последовательно пройдя стадии "Шотокан", "Сань-да" и "Панкратион" в числе его лучших бойцов и учеников, пока в середине 90-х годов не пришёл к Александру Осначу для изучения айкидо. Его старый знакомый за эти годы успел основать свой клуб, в котором обучает дзюдо, самбо, джиу-джитсу, айкидо и иайдо. Александра Оснача отличает то, что он очень многое успевает и ДЕЙСТВИТЕЛЬНО является специалистом в указанных областях, имея на данный момент 7 дан джиу-джитсу, 6 дан дзюдо, 5 дан айкидо, 3 дан иайдо, 2 дан кэн-дзюцу (нитэн ичи-рю) и 1 дан дзёдо.В своём клубе он до сих пор сам ведёт все эти занятия. находясь в прекрасной физической и технической форме, а атмосфера в его додзё одна из самых доброжелательных из тех. где мне только доводилось бывать.
Уже имея за плечами солидный опыт, Александр начал изучать айкидо с самых азов, параллельно осваивая работу с традиционным оружием.Сейчас, 20 лет спустя, он является обладателем 2-го дана по айкидо и иайдо, помогает Александру Осначу в качестве инструктора. Кроме этого. Александр - инструктор 2-го уровня илицюань, ведёт в "Сатори" группу по изучению этого направления ушу.

Опубликованное фото

Александр - очень позитивный человек с прекрасным чувством юмора и развитой самоиронией. Самые разные люди, знающие Александра, отзываются о нём с теплотой и неподдельным уважением - такое отношение он заслужил своей жизненной позицией и крепким характером, закалённым практикой Будо.

P.S. Кто-то может решить, прочитав название, что Александр хотел стать баскетболистом. Но, как вы понимаете, это совсем не так. Сергей Анатольевич Великотный всегда отличался суровым характером, поэтому старался работать только с теми, кого считал перспективным, а остальным советовал поискать своё место в других видах спорта. Когда-то такой же суровый приговор от него выслушал и я, но тоже не смирился, а продолжил тренировки у другого тренера, и так же, как и Александр, продолжаю заниматься вот уже почти 40 лет. Такие виражи судьбы так же помогают воспитывать характер!




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5678 9 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии