Перейти к содержимому


  




Ложка к обеду.

Автор: Итагаки, 19 Октябрь 2014 · 871 views

Эта небольшая история всплыла в моей памяти в связи с намерением отметить «День каратэ» исполнением сотни ката. За всё время моей практики я никогда не повторял одного ката столько раз за одну тренировку, поэтому такой эксперимент сразу же привлёк к себе мой живой исследовательский интерес. По мере приближения «Дня», мысли об этом становились «плотнее» и я внезапно вспомнил рассказ Алексея Павловича Амелина о подобной практике и о случившемся тогда курьёзе.
Дело было в 1993-м году на установочном семинаре в подмосковном городе Ногинск, когда Алексей Павлович разбирал нюансы ката Канку-дай. Это одна из самых длинных и «энергозатратных» ката в Шотокан, после каждого объяснения мы делали ката с начала и до конца, изрядно выматывая свои силы, так как наш наставник требовал каждое движение выполнять максимально чётко, быстро и концентрировано. Дойдя до удара ногами в прыжке (Нидан-гери), Амелин стал объяснять технику последующего удара кулаком (Уракен-учи), указывая на важность правильного тайминга. Следовало высоко выпрыгнуть, нанося поочерёдно два прямых удара ногами, а затем, приземляясь в устойчивую позицию (Зенкуцу-дачи) успеть правильно замахнуться и завершить комбинацию выверенным ударом перевёрнутого кулака. Так как эта связка завершает Канку-дай, нам приходилось несколько раз делать ката только для того, чтобы Алексей Павлович снова и снова заставлял нас делать её сначала. Заметив мелькавшие в наших глазах проблески злости, он внезапно весело рассмеялся. «Что, устали, бойцы? – проявил он очевидную прозорливость – А техника только так и нарабатывается, тут надо свои эмоции контролировать! Правда, я однажды не сдержался. Мы тогда во Владивостоке на семинаре Танаки занимались, так он нас заставил Канку-дай пятьдесят раз делать ничего не объясняя. А сам ходит по рядам и кулачки всем поправляет, в стойках заставляет ниже стоять… А какое там ниже, когда уже ног не чувствуешь! На одной воле уже последний десяток добивали, я как раз после прыжка приземлился и с уракеном немного опоздал, а он тут как тут – показывает мне, как его сделать нужно было. Лопочет мне что-то по-японски и улыбается так снисходительно. Такая меня злость взяла, стоял бы он рядом и вместе с нами всё делал – тогда бы я на него посмотрел! Ну я ему и выдал в ответ – «Иди на х..!» «На х.., на х..» - улыбаясь закивал он и пошёл по рядам дальше, механически вертя уракен. Правда, говорят, что с тех пор он стал русский учить!». Обстановка разрядилась, раздражение и усталость пропала и тот день мы ещё очень многое успели сделать, впрочем, как и в любой день того семинара.
Тогда визит настоящий японских мастеров был диковинкой, да и смотрели на них, как на небожителей. Чтобы проявить такую дерзость, требовалось дойти до необходимой кондиции «дзенского сознания», тем более, что сам Алексей Павлович уже тогда был зрелым мастером. Его пример вспоминался мне на первых семинарах, когда приходилось преодолевать не только физическую усталость, но и эмоциональные перегрузки вызванные осознанием своего отставания от желаемого технического уровня. Напоминание о том, что все эти тяготы довелось пройти множеству людей до меня, придавало сил, подпитывало внимание и волю. Постепенно этот «первоисточник» потерял яркие краски и очертания под грузом новых впечатлений, как затонувший корабль зарастает водорослями и ракушками, сливаясь с рельефом дна. Сколько же поучительных историй скрывает океан человеческой памяти, являя их владельцу совершенно неожиданно, но всякий раз вовремя!




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   12 3 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031