Перейти к содержимому


  




Алексей Павлович Амелин.

Автор: Итагаки, 25 Декабрь 2013 · 1 602 views

За три с лишним десятилетия своей практики Будо, я встречался со многими интересными людьми, которые сильно повлияли на моё мировоззрение и восприятие техники и философии каратэ. Одним из них был Алексей Павлович Амелин – именно он дал мне первые уроки стилевого Шотокан Каратэ, он смог заинтересовать меня этой темой ещё сильнее, дав столько информации, сколько смогло уместиться тогда в моей голове. Но лучше рассказать про эту встречу подробнее.
В 1990-м году, в Риге, я познакомился с Виталием Трикулисом, который так же практиковал Шотокан и вёл несколько групп. После нескольких, проведённых совместно мероприятий, Виталий предложил мне войти в состав национальной федерации Шотокан, которую он был намерен зарегистрировать. Он рассказал мне о своём знакомстве с Геннадием Калитой, который со своим клубом входил в состав российской федерации JKA. Виталий держал с ним тесную связь и договорился о нашем приезде на семинар, который должен был закончиться нашей аттестацией.
Мне всегда были чужды амбиции, я согласился скорее из-за желания поддержать это начинание и познакомиться с российскими коллегами, которые на тот момент были более продвинуты в стилевой технике. Когда договорённость была заключена и сроки определились, мы стали готовиться к поездке, семинару и аттестации. Нужно сказать, что мы дали заявку сразу на первый дан (чёрный пояс), ведь на тогда стаж наших занятий каратэ насчитывал уже более десяти лет. Поэтому мы и решили, что вправе претендовать на первую мастерскую степень.
Приехав в Москву, мы пересели на электричку, идущую в Ногинск. Прямо там, через несколько станций, нас встретил Геннадий Калита и сопроводил в помещение пионерского лагеря, где нам предстояло жить несколько дней. Кроме нас на семинар прибыли двое ребят из Казани - Вадим Головин со своим учеником, имени которого я сейчас не припомню. Первая тренировка должна была состояться следующим утром. Нам очень понравилось, что в здании имелся просторный холл, который мы тут же приспособили под зал и провели там первое ознакомительное занятие. Вечер начался интересно, с ребятами мы тут же подружились.
Выйдя утром в холл, я увидел сидящего на стуле крепкого мужчину средних лет, одетого в серый зимний плащ, с меховой шапкой на голове, у ног которого стояла спортивная сумка. Это и был Алексей Павлович Амелин. Я поначалу подумал, что это ещё один участник семинара, но подошедший вскоре Калита представил нас, и мы отправились в спортивный зал, расположенный неподалёку.
Кроме перечисленных людей, на первую тренировку приехал ещё один мужчина с чёрным поясом, видимо местный. Из разговоров я понял, что на дан он был аттестован Хаберзецером, а на семинар пришёл по приглашению Калиты, чтобы "создать массовость". Надо сказать, что Алексей Павлович был явно обескуражен малочисленностью учеников. Если ничего не придумываю сейчас, то Калита как-то проговорился, что узнав, что приехало только четыре человека, он даже не хотел приезжать, но потом всё же передумал.
На первой тренировке я присматривался и к Амелину, и к другим участникам для того, чтобы определить свой уровень относительно их и расценить наши шансы. Чёрные пояса были лишь у двоих - Амелина и "Хаберзецера". Алексей Павлович не вызывал никаких сомнений - техника была выверенной, рекомендации чёткими - он знал то, о чём говорил. "Хаберзецер" был явно ниже уровнем всех присутствующих (у меня, Виталия и Калиты коричневые пояса, у Вадима - синий, его ученик был с белым поясом).
После первой тренировки "Хаберзецер" уехал, Калита сослался на занятость и мы сообща решили заниматься в холле лагеря, дабы экономить время и средства организаторов, благо места там было достаточно. С первого взгляда было понятно, что Алексею Павловичу больше по душе кумитэ, всё выдавало в нём опытного бойца, однако кихон и ката он также выполнял отменно, в «бойцовском» стиле. Сделав поклон и объявив название ката, он абсолютно преображался – взгляд становился цепким и холодным, уголки губ опускались, напоминая подкову, от резких движений вибрировал воздух, а плавные действия были наполнены мощью. Глядя на него не возникало никаких сомнений в целесообразности практики ката и её безусловной связи с кумитэ. Много нового узнал я и в кихон, а точнее – увидел своими глазами как должна на самом деле выполняться стилевая базовая техника, которая ранее познавалась нами лишь по книгам. Абсолютно всё в моём кихон нуждалось в корректировке – стойки, передвижения, траектория ударов и защит, ритм, дыхание… В какое-то мгновение я почувствовал настоящую панику – практически каждое действие нужно было переучивать! Видимо, почувствовав моё состояние, Алексей Павлович обстоятельно растолковывал мне мельчайшие нюансы, показывая их взаимосвязь, в результате чего уже через пару суток тренировок я почувствовал явный прогресс.
Жили мы все на одном этаже, в соседних комнатах, из лагеря выходили только в столовую, а также в видеосалон, посмотреть учебные фильмы JKA и ката Хироказу Канадзава, которые привёз с собой Амелин . Видимо эта неформальная обстановка способствовала такому же неформальному общению. Между нами быстро возникло взаимопонимание, мы относились к Алексею Павловичу с искренним уважением, отдавая должное его опыту, возрасту, стажу занятий, знаниям и бескорыстным желанием показать и научить нас всему, что он умеет сам. На всех тренировках, дождавшись разрешения задавать вопросы, я задавал их больше, чем все остальные, вместе взятые. Но все эти вопросы были по-существу, порой они помогали Алексею Павловичу выстроить программу следующего занятия, и он всегда отвечал исчерпывающе, терпеливо объясняя и показывая самые сложные моменты. После окончания основного времени тренировки (особенно по вечерам) он занимался со мной ещё несколько часов, до глубокой ночи, объясняя нюансы формальных комплексов, которые я повторял за ним впервые. Что ему стоило сказать - "Игорь, уже поздно. Давай разберём это в другой раз!" ? Но он так не говорил, он снова и снова показывал мне мудрёные движения, терпеливо исправляя мои ошибки. Так может вести себя только человек, по настоящему одержимый своим ДЕЛОМ, настоящий ЧЕЛОВЕК, настоящий МАСТЕР. Я многому научился у него тогда, научился не только каратэ, а и отношению к своему ДЕЛУ, отношению к людям.
Меня не покидает ощущение, что всё это произошло неслучайно – пятидневный семинар с Мастером, который занимается всего с четырьмя учениками, мы «заперты» в заснеженном лесу, трескучие морозы отбивают всякую охоту лишний раз выходить на улицу. Началось всё с того, что мы с Виталием решили между тренировками закрепить пройденный материал и вышли в холл позаниматься, а проходящий мимо Амелин тут же включился в процесс и тренировка стихийно продолжилась. В итоге получилось, что мы тренировались всё, свободное ото сна и приёма пищи, время. Я по себе знаю это ощущение - наставнику всегда легче работать с "открытым" учеником, который искренне хочет разобраться в материале и не упускает ни одного слова или движения. В такой обстановке часы пролетают как минуты, а силы только прибавляются, пропорционально усвоенным знаниям. Кроме практики была ещё и теория – вдобавок к видеофильмам, которые Алексей Павлович нам подарил, он давал нам конспектировать основные положения соревнований по Шобу Иппон, важные моменты кихон, ката, экзаменационные требования, терминологию. Эти знания, так щедро нам преподнесённые, ещё много лет помогали нам правильно спланировать методику тренировок, подготовку к соревнованиям и экзаменам. Основы были заложены правильно и качественно – ни один зарубежный мастер, на семинарах которых я занимался, не опроверг ничего из того, чему нас учил Алексей Павлович.
Это было в январе 1993-го года, когда всё вокруг стремительно менялось. Мы аттестовались на чёрные пояса. У меня до сих пор лежит диплом, подписанный Алексеем Павловичем, а так же будо-паспорт с отметкой о "установочном семинаре". Виталий ещё несколько раз ездил в Москву со своими учениками, участвовал в соревнованиях. У меня были сложности с работой, я не мог поехать с ними. Потом плавно это сотрудничество затихло - выезжать в Россию нам стало сложнее по многим причинам. К сожалению, это была наша последняя встреча. Недавно я узнал, что Алесей Павлович Амелин ушёл от нас... Он оставил в моей душе светлую память, став для меня наставником, примером, Учителем, помощь которого невозможно переоценить.


http://vk.com/album154872825_205327958

Опубликованное фото




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56 7 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031