Перейти к содержимому


  




Служу Советскому Союзу. Часть четвёртая.

Автор: Итагаки, 07 Август 2013 · 1 201 views

Дзюдо в армии сослужило мне очень хорошую службу. С его помощью мне удавалось улаживать конфликты не вызывая излишней агрессии у противников и сохраняя собственный авторитет. Вспоминается два ярких примера.
В ноябре 1983-го, когда я уже младшим сержантом уехал из Приекуле, я «завис» в части, ожидая, когда за мной приедут из штаба корпуса. Мой «ученик» Штомпель сделал протекцию для прохождения дальнейшей службы в Муцениеках, командиром взвода охраны Особого отдела. Это был канун праздника 7-го Ноября, и на территории этой части (позывной «Форсаж») «столовалось» отделение морской пехоты, которое репетировало участие в праздничном параде. На завтрак, обед и ужин, цокая подковами, приходили здоровенные ребята, увешанные значками и аксельбантами, в лихо заломленных чёрных беретах. Зрелище было грандиозное, они напоминали огромную чёрную волну и внушали восторг и уважение. Когда же эта волна, насытившись, уходила маршировать, оставались два морпеха, которые убирали со столов и готовили всё необходимое к следующему «приёму пищи». Свободного времени и у них, и у меня, было достаточно, перед обедом мы разговорились. «Я хотел попасть в десант или морскую пехоту...» - сказал было я, но младший сержант (старшина 2-ой статьи) оборвал меня - «Тебя бы и не взяли, ты по росту не подходишь!». Я опешил, ведь он сам был на пол головы ниже меня, но спорить не стал. «Чему вас там учат?» - спросил я. «А всему - последовал ответ - стрелять, плавать, с парашютом прыгать. Тебя вот голыми руками убить могу!». Меня это задело - «Ну давай, попробуй!», сказал я, выходя на свободное место. Бравый старшина долго не ломался, пошёл махать руками и ногами, норовя попасть в голову. Начало атак я своевременно замечал, уклоняться от них было несложно, а бить в ответ расхотелось. Вместо этого я несколько раз прихватывал его на бросок и, оторвав от земли, ставил обратно на ноги. « Да, - сказал потом морпех - тебе бы ещё удар поставить, и можно рапорт о переводе писать!». После этого случая морпехи мне кивали, как старому знакомому - дружески и покровительственно.
Второй эпизод случился год спустя, когда я дослуживал свой срок в боевом зенитно-ракетном дивизионе «Ящечный», на Куршской косе. Служба в Особом отделе у меня не задалась - из-за конфликта с замом командира, подполковником Твердохлебовым, меня «отослали» на самый край Прибалтийского Военного Округа. Однако, в этом заповедно-пограничном краю мне очень понравилось - природа живописная, море, лес, дюны... Донимали натовские самолёты, из-за которых приходилось бегать по «Готовности №1» на позицию и выводить комплекс в боевой режим, но чаще пяти раз за сутки этого не случалось. Взаимодействовали мы с моряками и пограничниками, и однажды мне пришлось идти на соседнюю заставу для того, чтобы проверить линию связи. Неисправность я быстро устранил, о чём и доложил дежурному по заставе. « Спасибо - сказал он - Наш командир скоро должен подойти. Он хотел вашему кое-что передать, подожди его в спортгородке.». Я уселся в тени, рядом с турниками, а в центре площадки, на импровизированном ковре, сержант вёл занятия по рукопашному бою. Три пары его подопечных лениво отрабатывали защиту от удара ножом сверху, и тут он заметил меня. «Эй, шуруп! - крикнул он - Размяться не хочешь?». «Шурупами» пограничники презрительно называли солдат за то, что мы носили пилотки (пограничники гордились тем, что носили только фуражки), похожие на головки шурупов, а смятые в «гармошку» сапоги напоминали резьбу, дополняя окончательное сходство - «Хоть отвёртку бери и в землю закручивай!» - шутили они. От вызова, сделанного в такой форме, отказываться было «западло», поэтому я снял сапоги и подошёл. «Ну давай «на борки», кто кого свалит» - предложил сержант, я согласился. Под ногами были мягкие маты, поэтому я доводил все броски до конца, продлевая их удушающими и болевыми дожидаясь сигнала сдачи. Пограничник был крепким и подвижным, но борцовского опыта ему недоставало, к тому же он оказался самбистом, а самбисты очень нервничают, когда их плотно прихватывают за горло. Минут через десять возни и сопения, мы решили прекратить борьбу и пожали друг другу руки, пообещав видеться чаще.На моё рукопожатие отвечал уже совсем другой человек, начисто лишённый недавней спеси.




"Пограничные войска - это щит нашей Родины , а остальные войска - шурупы в этом щите." (с) Один пограничник.

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5678 9 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031