Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Заключение.

Автор: Итагаки, 25 Май 2013 · 1 061 просмотров

Человеческая память устроена удивительным образом – бывает, в мельчайших подробностях вспоминаешь ситуации, в которые попадал десятки лет назад, в пору «золотого детства». Небольшое событие, наложившее неизгладимый отпечаток на моё мировоззрение, случилось в конце 60-х годов прошлого века, когда мне было лет пять или шесть, то есть я ещё не пошёл в школу, а проходил по разряду «дембелей» в детском саду. На три летних месяца наш сад перемещался в Юрмалу на станцию Яундубулты, «на дачу». Там, в комплексе из нескольких двухэтажных деревянных домиков, располагались все группы и обслуживающий персонал. Естественно, туда же воспитатели, нянечки, медработники, завхоз, директор и т.д. брали с собой своих детей, возраст которых частенько переваливал за дошкольный. Моя мама так же работала в садике воспитателем, поэтому я, формально числясь в старшей или подготовительной группе, получал право «свободного посещения». То есть я мог соблюдать режим дня, а мог заниматься по своему плану. Естественно, я использовал своё отношение к «высшей касте» на 100 процентов – ведь со мной водились старшие ребята, в число которых входил даже сын директора, шестнадцатилетний (!) Эдик. Конечно же, он едва обращал внимание на такую мелюзгу, но человек пять 10-12-тилетних ребятишек были моими настоящими друзьями. В нашем распоряжении была вся территория садика и прилегающие к ней окрестности, мы ходили на пляж, на речку Лиелупе (ловить рыбу и кататься на лодках), гуляли в лесу, собирая ягоды, играли в рыцарей и индейцев, мушкетёров и Фантомаса. Хоть я и был самым маленьким в этой компании, чувствовал я себя равным среди равных. В Юрмале тогда размещалась масса подобных учреждений, включая и пионерские лагеря, а по соседству с нами располагались территории «Альбатроса», «Гагарина» и «Терешковой», питомцы которых также ходили на пляж, речку и в лес. Кому-то из наших оболтусов пришла в голову мысль «устроить охоту» на пионеров. Был разработан гениальный план – в то время как наши основные силы сидели в засаде, мне следовало выбрать удалившегося от основной группы «пионера» и спровоцировать конфликт, а когда он полезет ко мне драться, за меня заступятся старшие товарищи, и зададут «агрессору» справедливую трёпку. Перед тем, как выступить в поход, был произведён смотр готовности – стихийно возникали «товарищеские бои», дабы выявить атамана, попутно выяснилось, что круче всех почитаются «боксёры» и «самбисты». Среди нас таковых не нашлось, поэтому мы решили брать не уменьем, а числом. Пребывая в весёлом трепете, мы отправились на поиски пионеров и обнаружили их очень скоро. По всем правилам индейской тактики, подсмотренной в фильмах «След Сокола» и «Белые волки», мы скрытно и неслышно приблизились к поляне, на которой, разбившись на группки, резвились«гагаринцы». Развлекались они кто во что горазд - во что-то играли, валялись на травке, собирали ягоды, складывая их в рот. Наша жертва наметилась сразу – долговязый парень, наклонив куст, сосредоточенно обкусывал с него спелый урожай. Основные силы взяли его в клещи, не обнаруживая своего присутствия, а я открыто подошёл к верзиле. Я понимал, что поступаю нехорошо, но это была очередная игра, в которой мне отводилась важная роль, я не мог подвести своих великовозрастных (по сравнению со мной) товарищей. «Эй ты, - нагло окрикнул я «гагаринца» - ты чего это мои ягоды жрёшь?», парень испуганно оглянулся, но увидев перед собой шкета, быстро взял себя в руки. «Вали отсюда, мелочь пузатая! – не выпуская из рук ветку процедил «пионер» - Крути педали, пока не дали!». Тут из-за соседнего куста появился наш «атаман» и вступил в разговор – «А что это ты на маленьких выступаешь не по делу?». Озадаченный пионер развернулся к нам и стал, уже не так уверенно, отстаивать своё право на самоопределение в общественном лесу. В это время один из наших тихо встал «скамеечкой» у пяток пионера, а атаман, толкнул того руками в грудь. Сверкнули белыми подошвами кеды, пионер завалился в кусты и тут же вскочил, оказавшись в кольце превосходящих сил противника. Самый высокий из нас едва доходил ему до подбородка, однако он стремглав бросился прочь, не проронив ни звука, а мы, хохоча и улюлюкая, побежали в другую сторону. Отбежав на безопасное расстояние и оторвавшись от возможной погони, мы оживлённо обсудили премьеру, решив закрепить успех в «Альбатросе».
Окрылённые успехом, мы уверенно вышли на заданный участок и обнаружили отряд «неприятеля», повторив всю прелюдию. На этот раз «объект» был невысоким, на уловку со «скамеечкой» не поддался, уловив шорох за спиной, а самым внезапным было то, что рядом с ним вдруг оказался его товарищ, который не выказывал ни малейшего страха перед нашей внушительной ватагой. Хуже того, он решительно направился к атаману. Мы невольно попятились, а «герой» улыбнулся и произнёс – «Ну что же вы? Вы же хотели потолковать, давайте разберёмся, кто кого обижает!». Я не понимал, почему мои отважные товарищи, которые превосходят его и числом, и габаритами, всё шустрее отступают. Парень прибавил шагу, мы перешли на бег. «Стойте – кричал я соратникам – нас же много! Почему мы убегаем?», но вместо ответа слышал только сопение и треск сучьев под ногами. На этот раз обсуждение было вялым и сводилось к вопросу, «кто забздел первым», хотя даже мне было ясно, что мы не были готовы к тому, что кто-то сможет нас не испугаться. Тот парень ничем примечательным не отличался, не угрожал, не размахивал руками, просто спокойно шёл на нас и улыбался, ОН БЫЛ УВЕРЕН В СЕБЕ И В СВОИХ СИЛАХ. Его самообладание и обратило нас в бегство, «Раз он нас не боится – мелькнуло у нас в головах – значит он или самбист, или боксёр», а проверить эту версию на практике никто не захотел.
Я ещё часто вспоминал эту историю, особенно когда стал получать «люлей» от уличной шпаны, которая утверждалась похожим образом, только вот они выбирали «объект» помладше и послабее, не желая себе неожиданных сюрпризов. «Вот пойду боксом заниматься – думал я, размазывая по лицу слёзы, - вы все у меня получите!». Но время шло, жгучая обида остывала и поход в спортивную секцию откладывался до следующего раза. Однако, судьбе было угодно, чтобы я увидел фильмы «Знамёна самураев» и «Я вам покажу», а затем узнал про запись в секцию дзюдо. Прозвучали три звонка, открылся занавес, и я шагнул в новый мир, в котором пребываю по сию пору. Чем дольше я занимался дзюдо и каратэ, тем меньше ко мне цеплялись на улице. Мне очевидно, что я начал заниматься только для того, чтобы обрести уверенность в себе, как тот «пионер», от которого мы драпанули. Скоро я понял, что уверенность должна подпитываться возможностями, а не иллюзиями этих возможностей, а это означало, что тренировки прекращать не стоит. Как говорил Гичин Фунакоши: «Подлинное каратэ подобно горячей воде, оно остывает, если не продолжать подогревать его». Своё бездействие всегда можно оправдать и найти множество причин, из-за которых перестаёшь заниматься, поэтому прежде всего нужно преодолевать себя – свой страх, свою неуверенность, свою лень.
Ещё одну поучительную историю о своей молодости рассказал Роберт. Ему было лет шестнадцать, когда он возвращался из центра к себе в Вецмилгравис (один из отдалённых районов Риги). Время было позднее, в автобусе ехало всего несколько человек. Вдруг со своего места поднимается здоровенный детина, достаёт нож и требует денег. «Я стою – говорит Роберт – и не знаю куда ссать, налево или направо!". Но тут с соседнего места вскочил неказистый мужичок, выбил из руки «бандита» нож, навесил ему тумаков и выкинул из автобуса в, своевременно открытые, двери. "Блин, - эмоционально воскликнул Роберт - я же занимаюсь самбо, каратэ! Я ни о чём даже подумать не успел, а тут какой-то мужичок так его ухайдокал!». Заботясь о ком-то, перестаёшь думать о себе, тогда легче справиться с проблемой, которая казалась непреодолимой ранее. В «Семи самураях» я услышал гениальную фразу – «Помогай другому и спасёшься сам!».
Каратэ научило меня полноценно тренироваться даже в одиночестве, то есть отсутствие партнёра не является причиной для откладывания занятия. Всё, что нужно для тренировки – пятачок в полтора метра, если же имеется место раза в три больше, то вообще шикарно! Всегда можно выйти на улицу, подтянуться на турнике, отжаться на брусьях, постучать по деревьям и стенам, выполнить ката, проработать кихон. Всё чаще приходится преодолевать малодушные мысли остаться дома, отдохнуть после напряжённого рабочего дня. Но стоит дойти до «додзё» под открытым небом, сделать несколько разминочных движений, как включаются рефлексы и начинаешь получать удовлетворение от привычной рутины. Благотворное влияние практики ката невозможно переоценить, ведь кроме физических кондиций они прекрасно развивают дух. Этот дух не даст страху сковать тело в момент опасности, как капсюль воспламеняет порох, дух воспламенит и высвободит силу, разбудит наработанные навыки и поможет правильной оценке ситуации. "Дух нуждается в каждодневной тренировке!" - говорил нам Кеннет Фунакоши - "Преодолевая жизненные невзгоды и неурядицы, вы укрепляете свой дух! Решая различные проблемы, пользуйтесь упорством и волей, которые вы закаляете на своих занятиях каратэ!" Я давно уже заметил, что даже после изматывающей рабочей смены проведя хорошую тренировку, возвращаешься домой бодрым, а не измождённым. Как будто бы каратэ заряжает "подсевший аккумулятор." А в изученной, казалось вдоль и поперёк, технике, открываешь новые грани, постигаешь глубину, дна которой достичь невозможно. Обретение формы – процесс, который начавшись, никогда не завершается, ибо, как говорили древние: «Форма есть пустота, а пустота есть форма».




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56789 10 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии