Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Часть семнадцатая.

Автор: Итагаки, 05 Май 2013 · 1 605 views

Большое влияние на моё представление о Шотокан каратэ оказал британский мастер Джерри Бриз, начавший практиковать каратэ в 60-е годы, ещё до моего рождения, и основавший в 1965-м году клуб «Канку», один из старейших клубов каратэ в Англии. Одним из первых его наставников был Канадзава-сэнсей, но своим Учителем Бриз называет Кейноскэ Эноэду, под руководством которого он постигал Шотокан 28 лет. Джерри Бриз посещал семинары практически всех японских мэтров Шотокан того времени – М. Накаямы, Т. Касэ, Х. Шираи, Т. Асаи, К. Абэ, Ё. Осаки, М. Яхары, М. Танаки и был лично знаком с ассистентами Эноэды – Томита, Ота, Кавадзоэ, Асано, Като. Первая наша встреча пришлась на август 1994-го года, когда 52-летний мастер, обладатель 5-го дана, второй раз посетил Ригу и провёл трёхдневный семинар. Вместе с ним, также во второй раз, приехал ещё один мастер 5-го дана, Джефф Стенсфилд. Оба англичанина были ниже среднего роста, техничны и подвижны, прекрасно дополняя друг друга – Бриз строгий и требовательный, Стесфилд – приветливый и улыбающийся, при этом у каждого из них прекрасно развито чувство юмора. Я, со своими товарищами Виталием Трикулисом и Юрием Кривым, готовился к этому ответственному мероприятию, но накануне семинара серьёзно травмировал руку – на левое предплечье наложили семнадцать швов, а пальцы едва сгибались. Пропустить тренировки я не мог, отсиживаться на скамейке – тем более не в моих правилах, облачившись в ги с супер-коротким рукавом, зловеще белея свежезабинтованной рукой, я занял место в рядах занимающихся.
Тренировки шли по три часа утром и вечером, в зале более ста человек были разбиты на две группы – 10-5 Кю и 4 Кю-1 Дан. Стенсфилд и Бриз периодически менялись, поочерёдно показывая нам различные техники кихон, а затем и ката. Август выдался аномально жарким, люди плавились даже в тени, обдуваемые ветерком, а в душном зале, при интенсивной нагрузке мы умывались потом ежеминутно. Времени в перерыве мне хватало только на то, чтобы доехать домой, наскоро пообедать, развесить на балконе мокрое ги, взять сухое, прибежать в поликлинику на перевязку и дальше бегом по маршруту «автобус – зал». Но оно-таки того стоило – мы глотали информацию, которую недобрали за время практики «советского каратэ», самостоятельной учёбы по книгам, журнальным вырезкам и просмотрам видео-боевиков. Очень кстати пришлись занятия с Алексеем Павловичем Амелиным и Сергеем Швецовым, зёрна, брошенные англичанами, упали в уже вспаханную почву. Я жалел, что не имею возможности позаниматься ещё и с младшими, там давали начальную базу, ката Хэйан, а мы изучали продвинутую технику, Тэкки Шодан, Эмпи и Джион. На одной из тренировок Бриз взял юданша, коих на тот момент было всего трое (я, Трикулис и Валерий Новокшонов) и разобрал Нидзюшихо и Годзюшихо-Шо. Я не был готов к такому повороту (как и Виталий с Валерием), эти ката мы интуитивно отложили в «долгий ящик» из-за сложности и даже не знали порядок движений, однако добросовестно пытались воспроизвести технику в меру своих способностей.
Видя горящие неподдельным интересом глаза, англичане получали сильную энергетическую подпитку и работали больше остальных, забыв про возраст, не обращая внимание на жару. Стенсфилд постоянно призывал нас держаться веселее, его озадачили наши сосредоточенные лица. Да и откуда ему было знать, что в традициях нашего каратэ не было место улыбкам во время занятий. Даже суровый Бриз исполнил несколько пародий, изображая наши ошибки – «Not Charlie Chaplin!» говорил он, показывая Коса-дачи с расставленными в стороны коленями; «Not James Bond!» - про оттопыренный большой палец при Шуто-учи; но чаще всего звучало: «Too late! Not good!». Вот и после окончания предпоследней тренировки, проходя мимо нас по коридору, степенный, облачённый в костюм с галстуком, Бриз вдруг обозначил мгновенный цуки перед лицом Виталия Трикулиса со словами «Kumite tomorrow! Bam!». В заключительный день, действительно, было кумитэ, от базового до свободного. На наши, закипающие от первых двух тренировочных дней, мозги, вывалили ещё столько же информации о Гохон, Кихон-Иппон, Дзюи-Иппон и Дзюи-Кумитэ, показали массу подготовительных упражнений с партнёром, защиты, контратаки, броски… Не то, чтобы мы этого раньше не знали или не делали, нам показали, как всё это разнообразие увязывается в стройную методику, как развивая одно, подготавливаешь себя к другому, более сложному.
На вечер был назначен аттестационный экзамен, который смогли успешно выдержать едва ли не треть претендентов. Это были первые шаги латвийского Шотокан, стилевая техника пока ещё не была наработана, не была наработана даже техника каратэ – мы пожинали плоды запрета и подпольных тренировок, где главным принципом было ударить быстро и сильно. Экзамен только подтвердил то, что стало понятно с первых минут семинара – надо работать, работать и ещё раз работать! Юрий сумел сдать экзамен на 2-ой Кю, единственный из всей своей группы. Мы расценили это как большой успех и признак того, что мы на правильном пути! Подводя итог, Бриз не смог усидеть на месте – он разулся и вышел из-за стола, пригласив с собой Стенсфилда. Тот с готовностью последовал его примеру, на ходу снимая наручные часы, «O, kumite! OK!» - произнёс он широко улыбаясь. Чуть подтянув штаны, мастера заняли боевые стойки, сверля друг друга свирепыми взглядами. Им не было никакого дела, что, убеленные сединами, в своих рубашках с форменными галстуками и босиком они выглядят немного нелепо. Английские джентльмены опять показали нам как надо проводить боевые комбинации, сотрясая стены зала громкими криками. Стаж моих занятий каратэ тогда исчислялся 15-ю годами, наступил момент перехода на более высокий качественный уровень, толчком для которого послужил и этот семинар. Джерри Бриз ещё несколько раз приезжал в Латвию, в том числе и по нашему приглашению, всякий раз проводя великолепные тренировки и щедро делясь своим опытом. Некоторые его наставления и истории были записаны Юрием Кривым.

"Сейчас мне не хватает того духа, который был раньше у японцев и который мы так стремились у них перенять. Теперь многие учат лишь отличной технике, забывая о духе. Они боятся потерять клиентов. Если вы кого-то сильно ударили он обидится и уйдёт, и вы потеряете деньги. Например, для Кавадзоэ - главное бизнес. Он учит правильной технике, но не духу. Я много раз занимался у него и хорошо это знаю.
Единственный японец, сохранивший прежний дух – Като. Он просто зверь, когда он заводится, то может потерять контроль, теперь у него осталась лишь горстка последователей, во многом из-за того, что он многих травмировал. Он обладает врождёнными способностями и великолепной техникой, поэтому у него стоит поучиться. Однажды в моём додзё Като демонстрировал на мне свою базовую технику – подсечку и Маваши-гери той же ногой. Он промахнулся, его стопа скользнула по моей лодыжке и он упал. Но падая, он умудрился достать меня Маваши-гери в голову, причём так, что просто «вырубил» меня! Когда я пришёл в себя, он очень извинялся. «Сорри!» - сказал он с акцентом – «Я ведь не мог потерять лицо перед учениками!».
Като-сэнсей курит и у него проблемы со здоровьем. Вообще многие японцы злоупотребляют спиртным и курением. Например квартира покойного Одзавы в Штатах была завалена пивными банками и пачками сигарет. Эноэда не курил, его страстью были скачки. Если он проигрывал деньги на ипподроме, это всегда ощущалось на тренировке. О нём ходит множество легенд, например, будто он кого-то убил в бою. Я в это не верю. Не такой он был человек. То, что на турнире он нечаянно так бросил Накаю, что тот сломал позвоночник, похоже на правду. Он был очень силён и к тому же отлично владел дзюдо. 28 лет Эноэда был моим учителем, четырежды в год приезжал ко мне в клуб на целую неделю. Занимался с нами весь день не только на тренировке, продолжал учить везде – в парке, на морском берегу.
Сам я, пока не работал и жил с родителями, тренировался трижды в день. Когда начал работать (я построил добрую половину общественных и частных зданий Бортмунда, теперь сам руковожу строительной фирмой), брал с собой каратэги и спешил на тренировку не заезжая домой. Вообще-то, тренироваться самостоятельно – самое трудное, для этого нужна воля. Я не изменяю своей привычке и поныне – постоянно тренируюсь в парке, бегаю в дюнах. Жена говорит, что мне уже пора остепениться, но я не слушаюсь.
Я никогда не был в Японии и, если честно, никогда туда не стремился. Зачем, если все лучшие мастера приезжали к нам в Англию! Однажды я занимался под руководством самого Масатоши Накаяма. Он был гениальным преподавателем и вырастил плеяду лучших японских мастеров – Канадзаву, Эноэду, Асаи, Абэ, Яхару, Осаку, Танаку, Уэки, Кавадзоэ и многих других, у которых мне так же довелось учиться.
В составе своего клуба я принимал участие в самом первом Чемпионате Англии по Шотокан. Больших успехов тогда мы не добились, но это был ценный опыт, и победы не заставили себя долго ждать. Я становился чемпионом по ката, участвовал в кумитэ, был капитаном клубной команды. Мы соревновались только в одной категории, а заявленный порядок выступления команды нельзя менять. Помню свои чувства, когда увидел перед собой верзилу ростом 2 метра 10 сантиметров. Обернувшись, я увидел как приуныли мои одноклубники. Я знал этого парня – он работал диспетчером в аэропорту и был хорошим человеком. Но дружба дружбой, а служба службой! В общем, этот бой я выиграл, непрерывно атакуя и прижимаясь вплотную к своему противнику. Очки набирал ударом в корпус с колена. Я по сей день не признаю весовых категорий. Вы же не откажетесь защищаться на улице, если нападающий тяжелее вас! Тогда же, после первого Чемпионата, состоялся учредительный конгресс Karate Union of Great Britain (KUGB), и я стал одним из его соучредителей, работал в правлении до своего выхода в 1991 году.
Канадзава вышел из JKA в 1977 году. Он изучал Шорин-рю на Окинаве и Тайцзи у китайца. Его стиль не лучше и не хуже, просто многое он делает по-своему, не так как в JKA. Он изменил базовое выполнение Агэ-уке, поменял местами Годзюшихо-Дай и Годзюшихо-Шо, говорят, даже ввёл Маваши-гери в ката Эмпи.
Касэ и Шираи оставили JKA после смерти Накаямы в 1987 году. Я часто занимался у них обоих, был в Париже у Касэ. То, что он делает, едва ли можно назвать Шотоканом, это нечто совершенно особое. Шираи – лучший в мире специалист по бункай. Однажды на семинаре у Эноэды он трактовал Бассай-Шо с бросками и заломами, не против палки, а от невооружённых противников. В зале было 500 чёрных поясов, какие уж тут палки! Это было лучшее объяснение бункай, которое мне доводилось видеть.
После смерти Накаямы JKA раскололась на две фракции. В одной Осака, Танака, Эноэда, в другой Асаи, Абэ, Яхара. Каждую из сторон поддерживали многие известные мастера. Начался суд за право использования названия JKA.
Асаи – настоящий джентльмен и большой мастер. Его удары сравнивают с «хлещущими ветвями ивы». Он всегда отличался неповторимой самобытностью, видоизменяя технику Шотокан, привнося элементы Шотокай и других боевых искусств. Я понимаю его – будучи одним из старейших мастеров JKA он имел основания претендовать на власть. Но так как по сути он создавал новый, собственный стиль, изменяя технику и придумывая новые ката, ему следовало сразу отказаться от претензий на имя JKA.
Суд продолжался целое десятилетие. В это время обе фракции продолжали заниматься в разных концах одного зала, а это, я вам скажу, нелегко. Поначалу фракция Асаи одержала победу, но Осака подал апелляцию и, в итоге, выиграл. Асаи переименовал свою организацию в JKS – Japan Karate Shotokai. Абэ и Яхара никогда не занимались Шотокай и не желали иметь с этим ничего общего, поэтому они создали свои собственные организации, Яхара KWF (Karate No Michi World Federation), а Абэ JSKA (Japan Shotokan Karate Association).
Яхара тоже зверь. Если он вызовет вас, чтобы продемонстрировать технику, будьте уверены, что вам будет больно! Он был бизнесменом, потерял все деньги из-за кризиса, а теперь снова поднимается. Яхара даже ближе к JKA, чем Абэ, но он очень капризный и ненадёжный человек, а техника и дух у него великолепные! У меня есть запись его демонстрации – всего 45 секунд, но он убивает каждым движением! Увидев такое, вы не пожелаете больше смотреть ни на какие показательные выступления.
Осака – вот это мой человек! Он никогда не изменял учение Накаямы. Его ката на 10 учебных кассетах Накаямы достойны изучения и подражания, в отличие от чисто коммерческих «Standart Kata», где почти всё выполнено откровенно халтурно. Осака и Танака очень многому меня научили.
Эноэда тоже никогда не изменял стиль Накаямы, но массовость – бич многих организаций. Подобно JKA в мире, KUGB имел множество филиалов в Англии и стал практически неуправляемым. Власть захватили ученики Эноэды, не считавшиеся с его мнением. Энди Шерри ростом не выше меня, красивой техникой не блещет, но доведись вам встретиться с ним в реальном бою – убьёт с одного удара! Так вот он отстранил своего учителя Эноэду от принятия экзаменов на даны! Стиль KUGB стал видоизменяться, теряя сходство с JKA. Я больше не мог мириться с таким положением и в 1991 году оставив пост казначея в KUGB, сформировал свою организацию FBSKUI – Federation British Shotokan Karate Union. Многие клубы ушли из KUGB со мной.
Мы в Англии больше не позволяем японцам использовать нас и высасывать деньги. Мы сами используем их. Выгодно иметь японского мастера в качестве своего рода «знамени» организации. Я в Англии представляю JSKA Абэ. После создания своей организации он начал вводить некоторые элементы «стиля Абэ» - его стойки несколько шире и выше, чем учил Накаяма, некоторые движения в ката он выполняет по-своему. Но эти различия не столь принципиальны, чтобы мешать нашему сотрудничеству. На семинарах, где я ему ассистирую, я просто не показываю ничего, идущего вразрез с его объяснениями, и все довольны. Экзамены на дан я сдавал Абэ, когда придёт время, буду повышать свой уровень, ибо досрочные экзамены на более высокий дан не для меня."


Важные моменты в изучении техники Шотокан Каратэ, подчёркнутые Джеральдом Мартином Бризом:


"Главный принцип Шотокан – "Убивай каждым движением" (Иккен Хиссацу). Умереть можно лишь однажды, поэтому на шлепки и эффектные, но не эффективные движения бесполезно тратить время.



Шотокан не ищет лёгких путей, мы руководствуемся девизом – "Если можешь сделать трудное – сможешь и лёгкое!" Ключевые стойки Шотокан – Зэнкуцу, Кокуцу и Киба-дачи, последние две значительно труднее своих аналогов в других стилях – Нэкоаши и Шико-дачи. Попросите своих новичков встать в Киба и они окажутся в Шико!

Стойки не должны быть слишком растянутыми – последние хороши для фотографий на обложке, но ограничивают возможность к правильным и незаметным передвижениям, а со временем вредят коленям. Длина Зэнкуцу не должна превышать две ширины плеч, А Киба и Кокуцу на стопу короче.
Большинство европейцев не обладают такой гибкостью лодыжек, как японцы. В Зэнкуцу японцы требуют, чтобы обе стопы были направлены вперёд. Для европейцев допустимо, чтобы задняя стопа была слегка развёрнута наружу, при этом колено необходимо развернуть как можно больше вперёд. Не выворачивайте заднюю стопу чрезмерно в сторону – помните, что в целом колени и стопы всегда должны быть сонаправлены. Никогда не выпрямляйте полностью заднее колено – это крайне вредно!

Джию-дачи в бою может быть высокой, однако, тренироваться всегда нужно в низкой стойке. В бою переходите из высокой стойки в низкую, в Додзё – из низкой в низкую. Так или иначе, любое техническое действие должно заканчиваться в низкой, устойчивой позиции. Многие японцы успешно бьются в Кокуцу –дачи.
Три ключевых момента JKA Накаямы – узкие стойки, повороты на пятках, блоки-удары. Узкие стойки бывают двух видов. В одном случае стопы находятся на одной линии параллельно друг другу, без чего не будет необходимой устойчивости. Яркий пример – Учи-уке в ката Бассай –дай и Канку-дай. В другом варианте – это обычная Зэнкуцу, но ноги на ширине бёдер, а не плеч. Этим достигается сонаправленность векторов сил удара и перемещения, а также большая глубина проникновения техники. Эффективная дальность удара также зависит от поворотов на пятках, например, при переходе от блоков к ударам из Киба или Кокуцу в Зэнкуцу-дачи. Если пятка плавает, тело смещается назад и удар ослабевает или не достигает цели. В любом правиле есть исключения, и в Ката, и в Кихон, не всегда нужно поворачиваться на пятках. Иногда это делается на всей стопе ( при движении в Киба-дачи и при нанесении Маваши-гери), а иногда и на подпальчиках (в Нэкоаши-дачи, при развороте в Хэйсоку-дачи в Хэйан Сандан). Блоки в 90% случаев выполняются как атаки – либо на опережение, либо как удар после блока на замахе. Это намного эффективнее, нежели блок без замаха или попытка сделать блок в два движения.

В JKA локти при блоках должны быть близко к телу, при Агэ-уке – к голове (расстояние равняется ширине кулака). Это делает блок прочнее и надёжнее.

Анализируя удары ногами в исполнении японцев, я обратил внимание на два момента – подтягивание пятки как можно ближе к бедру до и после удара, и вложение всего тела в движение вперёд с ударом. Если второе общеизвестно, то первое японцы не афишируют, но успешно применяют. Техника каратэ, пусть незначительно, но видоизменяется. Я анализирую и пропускаю через себя новшества, почерпнутые у японских мастеров, И внедряю в своём клубе лишь те из них, которые действительно повышают эффективность! Как говорится, «от добра добра не ищут» - в целом, техника каратэ приобрела законченный вид ещё при Накаяме, и зачастую у меня вызывают улыбку попытки переделать меня и других ветеранов со стороны японских сэнсэев, годящихся мне в сыновья! Старые мастера уходят в мир иной, а я и подобные мне ответственны за сохранение и передачу техники, а главное – духа JKA Накаямы, Эноэды, Танаки, Осаки.
Танака в частном уроке для избранных мастеров высокого уровня преподал вариант Гяку-дзуки, применяющийся теперь в моём клубе. Обычно при этом ударе движение рукой начинают, когда бедро уже остановилось, но тогда теряется сила и скорость. Вариант Танаки подключает бедро после разгона бьющей руки, в момент контакта. Этим достигается более полное вложение силы в удар. Кроме того, в этом случае отсутствуют координационные различия между базовой и продвинутой техникой нанесения этого удара.

Осака внедрил более эффективный вариант Учи-уке, когда кулак идёт не от пояса, а от плеча – параллельно земле, а не снизу вверх. Это позволяет успешнее отбивать прямые удары в средний уровень.

JKA отказались от полного выпрямления ударной руки, и разворота кулака большим пальцем вниз в Кумитэ. Это всего лишь тренировочный метод. В бою эффективнее удар Татэ-кен с согнутым локтем. При тренировках с макиварой разворот кулака составляет около 45 градусов, локоть согнут, вес тела переносится из Камаэ в Зэнкуцу-дачи. Поставленный в Кихон, Ката и Кумитэ удар Дзуки в JKA чрезвычайно эффективен – несколько лет назад какой-то байкер въехал сзади в бампер моей машины и полез драться. Я вырубил его одним Дзуки в голову, проломив маску.

Многие удары в бою выполняются с проносом – это и Уракен, Ура-дзуки снизу, Эмпи-учи, Маваши-дзуки. Но не увлекайтесь обучением начинающих такой технике – это приводит к дурным привычкам в технике и на соревнованиях.
В соревнованиях важна чистота техники, дух боевого искусства и этикет после боя. Поклонившись, не следует покидать площадку спиной к противнику – вы должны пятиться. Очень важно правильно выполнять поклоны в начале и конце ката. Абсолютно недопустимы рукопожатия во время боя после поклона. Это можно делать лишь после окончания поединка.

Ката всегда должны завершаться в исходной точке. У меня это получается во всех 28 ката, которые я практикую. Не люблю выделять какие-либо ката – необходимо уметь правильно выполнять любую форму. И всё же мне наиболее близки Годзюшихо- шо, Сочин и Джиттэ.

Главное – научиться выполнять каждую ката правильно, а бункай вы можете придумать сами. С течением времени, традиционные ката сильно видоизменились, и изначальный бункай нередко не соответствует современному исполнению. При этом следует помнить, что не все движения в ката предназначены для боевого применения – зачастую они тренируют равновесие, координацию или Кимэ. Главное моё стремление – сохранить как можно больше того духа, которым обладали японцы, в частности мой сэнсэй – "Тигр" Эноэда. Без этого каратэ выродится из искусства Будо в спорт и бизнес!"




Интервью Бриза в фильме о клубе "Канку"




Уважаемый Игорь, большое спасибо за столь интересный рассказ!
Спасибо, Игорь!

Когда-то давно - в 1995 году мне довелось повстречаться с Т. Касэ. Его подарок - его черный пояс до сих пор лежит у меня на камидза.

Так он рассказывал, что как-то раз его спросили: "Как определить кто может претендовать на пост шеф-инструктора JKA?" Он ответил: "Всех претендентов нужно на пару часов закрыть в пустом ангаре и выключить свет. Кто выйдет - тот и будет... Но выйду Я!"

Великие времена - великие люди!

С благодарностью и уважением, тёзка.

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5 67891011
12131415161718
19202122232425
262728293031