Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Часть пятнадцатая.

Автор: Итагаки, 26 Декабрь 2012 · 1 275 views

В самом начале моего знакомства с дзюдо и каратэ, я постоянно отмечал, что эти системы отлично дополняют друг друга. К дзюдо я относился как к виду спортивной борьбы, каратэ было для меня сугубо средством самозащиты. Дзюдо «начиналось» в зале, необходимы для него были такие атрибуты как специальная форма, партнёр, тренер (судья) и т.п. Для каратэ ничего этого не требовалось, так как мы изучали способы «драки», в которой было возможно всё, ведь случится она могла когда и где угодно. Ещё в первой прочитанной статье «Каратэ начинается с поклонов», я обратил внимание, что каратэки совершали пробежку босиком по зимним улицам Токио. Оказалось, наш первый «сэнсей», десятиклассник Костя также читал об этом: «Мы тоже будем бегать на улице – сказал он тоном, отметающим сомнения, что это шутка – Вот снег сойдёт, оденем кимоно и босиком побежим в Межапарк, там позанимаемся и бегом обратно!». Костя был настоящим фанатом, весенних пробежек не случилось только потому, что группа влилась в легальную секцию школы «Сэн Э», которой руководил Сергей Травин, и вместо пробежек в Межапарк мои «одногруппники» Костя, Фёдоров (Фэд) и Игорь Врублевский бегали по пляжам и лесным массивам Калнгале. У меня же началась напряжённая пора по линии дзюдо – соревнования, весенний спортивный лагерь, опять сборы и соревнования, летний спортивный лагерь, переход в спортивный специализированный класс. Врублевский, периодически встречаясь со мной, вполне резонно критиковал спортивное дзюдо: «Ну что ты сможешь сделать, если на мне не будет крепкой одежды? Захват не сделаешь, бросить не сможешь! А вот каратэка даже в плавках останется бойцом!». Я стал большее внимание уделять таким тренировочным заданиям, как схватки по правилам классической и вольной борьбы, добиваясь получения навыков эффективных захватов для бросков «голого» противника, а так же отрабатывал технику каратэ в обычной одежде. Эта практика, в дальнейшем, сослужила мне хорошую службу, научив «отвязываться» от стереотипов, став первыми кирпичиками в осознании завета: «Каратэ не ограничивается стенами додзё». Поначалу мне было дико представить, как можно тренироваться на морском пляже в любую погоду. В зале тепло, светло, сухо, «по мягкому ударил, на мягкое упал» - как выразился один мой товарищ-дзюдоист, а там – босиком на мокром и холодном песке, на семи ветрах, вместо того, чтобы искать прибежища нужно оставаться на месте, перемалывая воздух руками и ногами. Бред, жуть, дикость! Однако, всего через два года я уже бегал по тем же маршрутам, оглашая окрестности громкими выкриками, и чувствуя, что мне нравится становиться фанатом каратэ. Не сразу я понял, что помимо овладения новыми навыками, я ещё и избавляюсь от многих комплексов, мешающих мне жить.
В то же время я увидел сюжет Владимира Цветова в телепередаче «Международная панорама» о японской частной школе менеджеров. Фирмы оплачивали месячное обучение своих перспективных сотрудников, а они, в свою очередь, своим трудом приносили компаниям ещё больший доход. В школе учили всему, как составлять документы, как вести переговоры, даже как разговаривать по телефону. Для борьбы со стеснением применяли следующий тест: испытуемый выходил на середину зала на вокзале или в супермаркете, отвешивал глубокий поклон, называл своё имя и место жительства, после чего во весь голос орал какую-нибудь песню от начала и до конца. Снующие людские толпы не обращали внимания на «певца», ну а тот обретал уверенность в себе и своих силах. «А я бы так смог? – спросил я сам себя – Вряд ли, со стыда бы сгорел!». Однако потом понял, что всевозможные выступления, начиная с декламирования детских стишков Деду Морозу, до участия в постановках школьного театра, по сути то же самое. Тренировки не были исключением, и я перестал обращать внимание на зрителей, которые иногда притормаживали, разглядывая наши пляжные «изыскания».
Занятия на свежем воздухе начинались весной и заканчивались поздней осенью. Наступление холодов остужало самый горячий фанатизм, нас хватало лишь на редкие попытки фотосессий на снегу. Сидя дома и читая про японских мастеров, практикующих «кангэйко» (тренировку холодом), думаешь, что и сам смог бы всё это повторить, но стоит только поставить босую ногу в снег, понимаешь, насколько ты погорячился. Я уже было смирился, что это мне «ни к лицу и ни по летам», как жизнь подкинула сюрприз – славную девушку Бону из племени биглей. Дочка давно упрашивала жену купить ей собаку, обещая хорошо учиться, ухаживать за ней, и ещё тысячу добрых и полезных поступков. Разумеется, мы прекрасно понимали, что вся забота о четвероногом ляжет на нас, поэтому, прикинув свои возможности, взяли в семью ещё одного «ребёнка». Не буду перечислять все радости, разом обрушившиеся на нас, скажу только, что мне пришлось регулярно знакомить Бону с районом нашего проживания. А с районом повезло – Даугавгрива (Усть-Двинск) представляет собой настоящий остров, с трёх сторон омываемый реками Лиелупе, Бульупе и Даугава, а с четвёртой – Рижским заливом. Поскольку я уже не один десяток лет выбирал этот морской пляж местом своих тренировок, то охотнее всего водил Бону гулять именно туда. Маршрут получался интересным и насыщенным – от дома до моря 20 минут хода, потом прогулка по пляжу и возвращение, всё укладывается в час с небольшим. Каждое утро выходного дня начинается для меня одинаково – чуть выглянуло солнце, Бона деликатно облизывает мою руку, добиваясь пробуждения, и мы выступаем. На пляже у меня включаются рефлексы – я начинаю тренировку, Бона обследует дюны и оба как-то заняты. В этом не было бы ничего необычного, но так мы проводим уже третий сезон. Благодаря Боне мои выходные увеличились, ведь вместо лишних часов сна я совершаю прогулку на море в любую погоду, в дождь, жару и снег. Я получил возможность поэкспериментировать, начав занятия ранней весной. Летом свои тренировки мы завершаем купанием, а в этом году я решился на это 30 апреля, когда вода ещё хранила отголоски зимнего холода. Стараясь не думать об этом, я провёл небольшую разминку, выполнил комплекс ката Хэйан и вошёл в набежавшую волну. В голове сами собой прозвучали слова лихой песенки: «…А ну поддай-ка жару, пианист, пусть нас простит маэстро Ференц Лист, сегодня мы танцуем твист!». Глубина Рижского залива уже давно служит поводом для шуток, но всё не так запущено, вода поднималась с каждым шагом вперёд, так же быстро стыли ноги. Тянуть дальше не имело смысла, я окунулся и проплыл хороший крюк, повернув к берегу. На тверди меня ждала одежда, тепло и беснующаяся от радости собака. Бона не очень жалует воду, предпочитая морю затхлую канаву или пруд – во многих вопросах наши мнения расходятся. Поскольку купаться я не собирался, то не взял с собой ни плавок, ни полотенца. Что касается первого, то проблема решается просто – в столь ранний час на побережье безлюдно и я изобразил нудиста. Вторую проблему удалось решить так же легко – «ждать, когда сойдёт само», а для ускорения этого процесса и для «сугрева» я сделал три ката Тэкки. С тех пор так и повелось, с раннего утра мы выходили на море, я тренировался и купался, а потом мы возвращались домой. Так прошла весна, лето, наступил сентябрь. Воздух становился холоднее, погода портилась, но вода остывала медленно, или мне это только казалось? Мне везло с погодой – частенько утром, когда мы шли на море, светило солнце и не было ветра, но стоило мне дойти до «водных процедур», небо заволакивали тучи и начинал накрапывать дождь, который не прекращался потом весь день. В октябре картина не изменилась, а в ноябре похолодало уже ощутимо. Я занимался на полоске твёрдого песка, делая шесть ката Кибакен, после чего освобождался от остатков одежды и шёл в море. Ноги, после холодного песка, радостно воспринимали воду, но потом быстро чувствовали, что она не намного теплее. Мне хватало этой паузы для того, чтобы окунуться и проплыть кусок, напевая заветный куплет про пианиста, после чего я спешил на берег согреться комплексами «железного всадника». После каждого такого купания, натянув на себя одежду и начиная чувствовать пальцы на ногах, я говорил себе, что на этом можно «закрыть сезон». Проходила неделя. Я приходил на пляж, смотрел на море, на небо, на песок и спрашивал себя: «А почему бы нет?», и снова пел про Ференца Листа, рассекая прохладную воду.
К началу декабря обильно выпал снег, в субботу первого я повёл Бону на море, изрядно утеплившись, так как не мог допустить мысли о купании. Пляж и дюны были завалены снегом, но море было тихим и спокойным, ветер не дул. Кроме того, перед водой оставалась приличная полоса песка, чуть прихваченного льдом. Решение было принято, в воскресение я не обременил себя лишней одеждой, выйдя на исходную точку и раздевшись, сделал несколько разминочных движений, пошёл вперёд. Что сказать? Воздух был холодным, а вода ещё нет, я не делал над собой усилий, чтобы окунуться. А вот дорога обратно была сложней, ноги стало сводить, я почувствовал все сухожилия, выходя на берег, как на клюшках. Тэкки вернул мне тонус, я оделся и затрусил к дому, согреваясь. Через неделю, 9-го декабря, было по настоящему холодно, Но безветренно. Песок повсеместно занесло снегом, я получил возможность походить по нему босиком. Без привычки неприятно, но вполне терпимо. До воды пришлось добираться уже по льду, а сама вода пахла морозом, до меня сразу дошёл смысл слова «студёная». Только вот окунуться и поплыть оказалось несложно, зато на берегу, делая Тэкки, почувствовал, как капельки воды на теле превращаются в лёд.
Холода усиливались, к началу длинных Рождественских праздников (22-26 декабря) мороз стоял такой, что в понедельник Бона развернулась домой с полдороги, поджимая лапы и укоризненно глядя на недогадливого хозяина. Да и на море бушевала метель, а лёд «ушёл» в море метров на 10 – ни о каком купании не могло быть и речи. Во вторник меня разбудила капель за окном – пришло обещанное потепление. «Сегодня или никогда!» - сказал я себе, снаряжая Бону на прогулку. Первое, что я увидел, поднявшись на последний взгорок – огромные волны, разбивающиеся о прибрежный лёд. Это пассажирский паром «Таллинг» вошёл в устье Даугавы, пригнав с собой пласты воды. Всеми силами отгоняя прочь малодушные мысли, я приблизился к традиционному месту тренировок и стал решительно раздеваться. Сняв куртку, увидел, что она сильно промокла – начался мелкий дождь, впивающийся в тело ледяными иглами. План следовало выполнять ускоренными темпами. Укутав одежду в куртку, на разъезжающихся ногах я по льду направился к затихающему морю. Лёд вдавался в море за второй мелью, вода сразу дошла до пояса, и я поплыл, расталкивая обломки льдин. Вода, кстати, показалась теплее, чем неделю назад, но желания задержаться не возникло. Тэкки я делал на льду, практически на месте, исключив переходы, используя окинавскую найханчи-дачи вместо киба, очень скользко, знаете ли.
На обратном пути я гордился собой – ведь я купался в море 25-го декабря! «Можно ставить точку на этой круглой дате» - совершенно серьёзно решил я.
Утро среды начиналось так же, мы шли по знакомым тропкам, попирая ногами липкий снег. За сутки «тепла» произошли разительные перемены, особенно на море – куски льда лежали на пляже, дюны выставили песчаные бока, островки снежных сугробов напоминали кучу скомканной грязной бумаги и… Было по настоящему тепло! Картину завершали большие волны, накатывающиеся на берег – совсем как летом. Вдруг вспомнилось: «Работать над собой каждый день, вот это самое трудное. Совершить раз в жизни подвиг на глазах у всех значительно легче». Выбора у меня не было, сложив одежду на обломок льдины, я вышел на песчаную площадку и сделал Сэйэнчин. Вот захотелось, нарисовался Хаяши-сэнсей босиком на снегу. После чего храбро пошёл навстречу волнам. Скажу честно – летом в холодные волны лезть тяжелее, зимой просто вариантов нет, чем быстрее окунёшься, тем быстрее всё закончится. Но на этот раз я не стал торопиться с отступлением, а побарахтался в волнах подольше. В результате почувствовал сухожилия не только на ногах, но и по всему телу. Как будто всего струнами опутали! Привычное состояние стало возвращаться уже после первых движений Тэкки, начал Шодан мучнисто-белым, закончил Сандан красным, как варёный рак.
Никаких зароков себе уже не даю – сойдутся звёзды в нужную комбинацию, повторю свою «кангэйко» ещё раз. Даже Бона уже привыкла к тому, что её безумный хозяин периодически не только машет руками, но и в воду лезет. Сидит на берегу, сторожит одежду и ждёт, как Пенелопа.



А это та самая песенка в оригинальном исполнении :-)
А вот и Бона на замёрзшем пляже:

Опубликованное фото




класс! с уважением к фанату!
кекушинкаратэ осс! :-)
Какая сила воли и духа!Это действительно класс!
Спасибо за интересные рассказы! Ждем продолжения.
В сильный мороз в воду я не лезу, жду, когда "потеплеет". Малодушничаю, словом. А если серьёзно, то ничего особенного в таком купании нет, особенно, если начинать ещё летом.и не прекращать практику. Если бы не Бона, находил бы причины этого не делать, а так, оказавшись на море, уже тянет искупаться. Прямо зависимость какая-то.
Этим летом два моих товарища в компании со своими знакомыми обогнули Даугавгриву на лодках. Старт состоялся на Бульупе, затем они вошли в Даугаву, прошли вдоль пляжа, свернули в Лиелупе, а затем опять в Бульупе. Путешествие заняло 4 часа.
Ролик даёт некоторое представление о месте моего "базирования" и описываемых событий.

Если Женя Лукашин с друзьями каждый год 31 декабря ходил в баню, то я теперь уже третий год рано утром 31-го декабря и 1-го января хожу купаться на море. Самое удивительное для меня, что после встречи Нового Года я легко просыпаюсь часов в 9 утра и бодро шагаю на пляж!

А ещё с погодой везёт - и до воды добраться можно (обледенение в пределах санитарной нормы), и дождь не идёт, и штормов не случается!

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5 6 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031