Перейти к содержимому


  




Обретение Формы. Часть Тринадцатая.

Автор: Итагаки, 01 Декабрь 2012 · 1 253 views

На 2001 год выпало очень много событий, которые значительно повлияли на наше дальнейшее становление, одним из них стал Международный Фестиваль Боевых Искусств, организованный Марисом Абилевым, и в котором нам посчастливилось принять участие. Десятилетием ранее Абилев уже организовывал два Фестиваля Ушу в Риге, на которые съезжались легенды советского каратэ, поэтому нынешний Фестиваль объективно и заслуженно назвали «Третьим». Узнал я о готовящемся проекте (который планировался в сентябре) в начале лета, когда зашёл в зал к Марису «по делам службы». Он сказал, что для участия приглашены звёзды мирового уровня - М. Милон, К. Пинна, Ж. Френнет и другие мастера, выступления которых можно было увидеть по каналу «Евроспорт». Это было похоже на сказку, ведь до этого я записывал трансляцию на видеокассету, а потом долго разбирал её «по косточкам», беря на вооружение то, что особенно понравилось. Мало того, что всех этих людей я мог увидеть «вживую», но нам предлагалась реальная возможность выступить с ними на одной сцене, а также свободно общаться на протяжении всех дней Фестиваля (коих планировалось три, по одному дню на три города – Лиепая, Вентспилс и Рига). Абилев ознакомил меня со всеми условиями и сроками, дал номер своего телефона и приглашал заходить почаще.


На тот момент мы ещё состояли в Федерации Леонида Васильева, поэтому вначале с предложением поучаствовать в Фестивале я пришёл к нему. Он выслушал эту новость скептически, не выразив к ней никакого интереса. «Ты что, Мариса не знаешь? – сказал он мне – Наверняка он бабки за участие соберёт и всех кинет. Да даже если и приедет кто, зачем нам тогда туда соваться – облажаемся ещё. У нас и так Чемпионат Мира в ноябре, лучше к нему подготовиться!» Действительно, к Чемпионату Мира FSKA мы вели подготовку уже почти год, кроме того я планировал сдавать Кеннету Фунакоши экзамен на третий дан и участвовать в самом турнире как спортсмен, тренер и судья. Однако, это не стало препятствием, мы твёрдо решили подготовить выступление для Фестиваля, собрали команду и приступили к подготовке. Слухи о предстоящем мероприятии распространились быстро, спортивная общественность разделилась на два лагеря, один из которых готовился к участию, а второй избрал девиз: «А мы пойдём на Север». Апогеем этого противостояния стало собрание представителей практически всех латвийских Федераций, развивающих боевые единоборства, инициированное Василием Черниговым. Первоначально он входил в «команду Абилева», но затем они что-то не поделили и он из главного союзника превратился в главного конкурента, решив перетянуть как можно больше народа к проведению собственного «Будо-Гала», запланированного на октябрь. Нас пригласили туда как журналистов специализированного издания «Сильные духом», поэтому кипящие страсти мы наблюдали из «первого ряда». Выложив все свои козыри и решив, что игра сделана, Чернигов решил пригласить Мариса Абилева, что и сделал, позвонив ему по телефону. Абилев не заставил себя долго ждать и, узнав о собравшейся компании, приехал минут через пятнадцать. Чернигов уже в его присутствии кратко озвучил свои тезисы, главным из которых был – «Мы не видим причин участвовать в твоём мероприятии». За столом послышался недоумённый ропот, но Абилев взял слово первым: «Меня абсолютно не волнует, поддержит ли меня кто-нибудь из вас или нет. Французская команда подтвердила своё участие и готова выступать столько, сколько я ей скажу. Необходимую сумму спонсоры мне уже выделили. Я готов допустить к участию команды каждой из присутствующих здесь Федераций БЕСПЛАТНО, чтобы она смогла прорекламировать себя на этом Фестивале. Все остальные будут допущены только за деньги, пропорциональные времени их программы». «Василий Сергеевич немного погорячился, когда взял на себя смелость выражать мнение всех присутствующих – сказал Владимир Кинзулис (кендо) – Мне за честь просто постоять рядом с такими людьми, как Алан Флоке или Кристиан Тисьер, а уж выступать вместе с ними и подавно!». «Действительно – вторил ему Герман Мочалин (таеквондо WTF) – мы в состоянии выступить и у Абилева, и у вас. Чем больше будет рекламы – тем лучше!». Аналогичное мнение было у большинства собравшихся, Василий Чернигов остался в меньшинстве.
Тем временем подготовка развивалась шире – Абилев создал «штаб», в который кроме него вошли Александр Оснач (айкидо, дзюдо и джиу-джитсу), Олег Онопченко (ушу, коло) Олег Сидорчук (кикбоксинг) и Вячеслав Семенков (таеквондо ITF). В обязанности этой группы входил отбор команд, желающих принять участие в Фестивале и квалифицированная оценка их программ. Забегая вперёд, скажу, что помимо приглашённых Абилевым специалистов (костяк которых составляли французы), в Фестивале участвовали ещё 26 команд из Латвии, Эстонии, Финляндии, Украины и России, а также мастер Тайцзи-цюань из Китая Лэнг Сюй Гуан. Программа была рассчитана на два часа, половина из которых отдавалась «гостям», час предстояло поделить между «хозяевами». Первый этап наша программа прошла удачно – нас включили в основной состав, порекомендовав сократить пять минут, и назначили генеральную репетицию за неделю до официального старта. Одним из условий Абилева было обязательное участие во всех трёх выступлениях, правда перед самим началом выяснилось, что Лиепая принять нас не сможет, программа сократилась на день.

https://www.youtube.com/watch?v=IAzYlJ37iUk
На генеральный прогон мы собрались в зале клуба Оснача «Сатори», в зале было тесновато, нас бил лёгкий мандраж – не хотелось терять ни минуты из того, и без того скудного времени, что нам выделяли. Внезапно ко мне обратился Дудоладов: «А давай сделаем ещё одну связку – я пронесу ура-маваши над головой и сразу же пробью маваши», резонно рассудив, что это только украсит наш постановочный бой, я согласился. Нас вызвали на татами, мы начали с командного ката Нидзюшихо, потом сделали бункай, показали одну сценку, вторую, перешли к концовке, в которой мы с Дудоладовым должны были сойтись в кумитэ. Я, пребывая в уверенности, что он зафиксирует свою ногу в новой связке, честно замер, но маваши пролетело несколько лишних сантиметров, заставив мой нос издать звук шарика от пинг-понга, когда на тот наступают ногой. Не подав вида, я отработал номер до конца, стараясь не обращать внимание на то, что дышать носом стало труднее. «Ты что – спросил я Дудоладова – удар зафиксировать не мог?!», «Так я думал, ты блок поставишь!» - растерянно оправдывался он. Подойдя к зеркалу, я увидел, что мой нос удобно лежит на щеке. Мне его и раньше ломали, но такой вид я наблюдал впервые. От комиссии наши «спецэффекты» тоже не укрылись, «Вы что, мужики – сказал подошедший Сидорчук – совсем озверели, так друг друга лупцевать?!». А Абилев усадил меня в сейдза, встал сзади, и уверенными движениями профессионального скульптора поставил мне нос на место. «Ну вот – удовлетворённо проговорил он – вроде так и было. Обязательно в травмпункт съездите, пусть снимок сделают, всё-таки там специалисты». Выслушав напутствия и пожелания, мы направились в гости к медикам. Заняв очередь к хирургу, мы сделали рентген и уселись ждать приёма. «Ну, что случилось?» – бодро спросил меня врач. «Да вот, на тренировке случайно нос сломал» - предельно лаконично поведал я историю травмы. «Странно – удивился врач – по-моему ваш нос в полном порядке», «Так мне его тренер на место поставил!» - продолжал объяснение я. «Как это «поставил»?» - не понял врач, «Да обыкновенно – пальцами» - пояснил я. «Ну надо же – продолжал удивляться эскулап – мы тут институты заканчиваем, операции делаем, а ваши тренера переломы пальцами вправляют!», в это время медсестра принесла ещё мокрый негатив, зафиксировавший мой череп в фас и в профиль. «Действительно – произнёс хирург, разглядывая снимки – множественный осколочный перелом. Чем же это вы занимаетесь, боксом?», «Да нет – ободрился я – каратэ». «Ну да, ну да, каратэ – задумался врач – Вот что я вам скажу, молодой человек, сегодня пятница, мы можем положить вас в палату, так как у меня есть подозрение, что ещё имеет место быть лёгкое сотрясение мозга, а в понедельник на работу выйдут доктора, которые смогут вам помочь, так как возможно понадобится пластическая операция!». «Ну зачем же такие хлопоты, доктор – удивился я – разве сейчас что-то не в порядке?». Хирург ненадолго задумался, глядя на снимок, а затем сказал – «Есть ещё что подправить. Если не возражаете, то я сделаю то же, что делал ваш тренер» - и показал мне свой большой палец. Возражать я не стал, железный палец дипломированного специалиста ещё раз проутюжил мой многострадальный нос. Если в зале я мало что чувствовал, то сейчас чуть не заорал в голос – от боли из глаз обильно брызнули слёзы, но крик я похоронил в глубинах организма. «Всё, свободен – бодро заявил врач – месяц никаких тренировок, особенно кувырков!» На следующий день, в зеркале, я любовался распухшим носом и насыщенными фонарями под обоими глазами – как с такой вывеской выступать перед людьми? Однако уже через пару дней всё стало приходить в норму, а на день выступлений про катастрофу напоминали лишь неосторожные прикосновения к органу обоняния.
Фестиваль стартовал в Вентспилсе, куда мы прибыли рано утром и долго дожидались прибытия французов. Абилев уехал встречать делегацию, которая высадилась из самолёта в Литве и должна была приехать на автобусе. Часы тянулись бесконечно, Абилев на звонки не отвечал, провоцируя самые худшие предчувствия. Вдруг, стоя в очереди за кофе, я увидел рядом с собой Чемпиона Мира по кумитэ Кристофа Пинна вместе с Чемпионом Мира по ката Микаэлом Милоном, разница в росте которых делала их похожими на Торопуньку и Штепселя – сказка стала былью! Французы (в составе которых были китайцы, вьетнамцы и марроканцы) привезли мастеров каратэ, кунфу, таеквондо, айкибудо и вьетводао, кроме них подготовились специалисты айкидо, кендо, дзюдо, джиу-джитсу, ушу, хапкидо, каратэ Шотокан, Дайдо-джуку, Шидокан, Косики, всего сейчас и не упомнить. Выступление в Вентспилсе не лимитировали по времени, поэтому программа растянулась чуть ли не на три часа. Присутствие мастеров международного класса только подогрело наши амбиции, все выходили на татами с огромным душевным подъёмом. Французы вели себя очень открыто и благожелательно, ни у кого я не заметил ни малейшего намёка на «звездность», мы отлично пообщались и подружились. Работали они чётко и чисто, не халтурили, выкладывались на «все сто».

https://www.youtube.com/watch?v=PojhbZLmmO0
Больше всего мы общались с Пинна, Милоном и его ассистентом Хассаном Хеккаком (Чемпионом Мира JKA по ката, членом сборной Франции по кумитэ), заключили предварительную договорённость о семинарах в Латвии с их участием. К сожалению, не всем планам суждено было сбыться – несколько месяцев спустя Микаэль Милон безвременно ушёл из жизни, но Хассан Феккак навестил нас ещё раз и провёл отличную тренировку, на которую мы официально и заблаговременно пригласили всех желающих, объявив свободный вход.
Фрагменты интервью, взятые у этих мастеров Юрием Кривым, помогут окунуться в атмосферу нашего праздника:

Микаэль Милон и Кристоф Пинна.

Господа, благодаря вашим достижениям, сборная Франции на протяжении ряда лет не имеет равных и является законодательницей мод в мире спортивного каратэ. В чём секрет ваших достижений?

М. Милон – Свой первый титул Чемпиона Мира WKF по ката я выиграл в 21 год и это было необычайно трудно. Мои соперники были старше, опытнее и титулованнее, но меня заметили и полюбили, потому что я молод и обаятелен, а так же потому, что я привнёс совершенно новый стиль, который понравился судьям: лёгкость, скорость, стабильность. До меня представители Шотокан не добивались высоких результатов в соревнованиях WKF по ката. Я подал пример, внеся новую струю и добившись больших спортивных успехов, теперь многие стремятся мне подражать.

В каком возрасте вы начали тренироваться, у кого учились?

К. Пинна – Я начал заниматься в 5 лет в своём родном городе Ницца на юге Франции и 13 лет отдал таеквондо, но в те годы каратэ пользовалось гораздо большей популярностью, проводилось множество соревнований, и я постепенно стал принимать в них участие. В 18 лет я стал чемпионом Франции, меня заметили и пригласили на военную службу в специальное спортивное подразделение, где собирали лучших спортсменов для более качественных тренировок. Там я решил окончательно переквалифицироваться на каратэ, а с 1986 года стал тренироваться самостоятельно. Единственного учителя у меня никогда не было, я лишь консультировался с тренерами национальной сборной. У меня так же нет стиля. Я считаю, что стиль хорош для боевых искусств, но не для спорта. В спорте нужно брать всё самое лучшее и полезное из всех стилей и побеждать.

М. Милон – Как ни странно, учителя как такового у меня тоже нет. Я начал заниматься у мастера Шуваки, переодически посещал семинары ведущих японских мастеров. Очень уважаю мастеров Шотокан Х.Шираи, К. Эноэду и Х. Канадзаву, а также Морио Хигаонна, мастера Годзю-рю. Я тренируюсь ежедневно по 4-5 часов, но не круглый год, а только за 3 месяца до Чемпионата Мира.

Являясь Чемпионом Мира по ката, практикуете ли вы кумитэ?

М. Милон – О да, непременно. Помимо каратэ я занимаюсь фулл-контактом, кикбоксингом, к тому же у меня чёрный пояс по айкидо, я изучаю технику применения традиционного окинавского оружия кобудо.

А вы, господин Пинна? Включаете ли вы ката в свои тренировки?

К. Пинна – Нет. Впрочем, когда я должен был сдавать экзамен на чёрный пояс, Микаэль показал мне несколько, кажется Хэйан Шодан… Нидан… Правильно, Микаэль?

М. Милон – Да, точно – пять ката Хэйан!

А какой технике вы отдаёте предпочтение?

К. Пинна – Большинство своих побед я одержал за счёт ударной техники ног, из которой больше всего мне нравится Уширо-маваши-гери. Продолжаю заниматься таеквондо, кроме того, однажды выступал на соревнованиях по кунфу. Необходимо добавить, что мы больше не участвуем в соревнованиях. Теперь мы оба являемся тренерами сборной команды Франции.

Господин Милон, что вы думаете о новых правилах WKF? Насколько велики различия в ката между WKF и JKA (Японская Ассоциация Каратэ)?

М. Милон – Я думаю, что выполнение ката вдвоём по очереди и судейство по флажкам намного нагляднее и объективнее, чем прежняя система с баллами. Это как в кумитэ: один выиграл, другой проиграл. Ну а различия между WKF и JKA очень существенны. JKA – это традиционный японский стиль, для которого характерны более пробивные, акцентированные удары с предельной концентрацией (кимэ). Стиль WKF визуально более лёгкий, удары в нём менее напряжённые и более скоростные.



На этом видео - Микаэль Милон и Хассан Феккак


Хассан Феккак.

- Сэнсей, расскажите, как вы пришли в каратэ?

- Я родился в Марокко, и с самого детства мне приходилось учиться постоять за себя. Насилие и драки в Марокко – обычное дело, к тому же, если вы знаете, в стране царит военная диктатура, а с милитаристами шутки плохи. Вас могут избить где угодно – в колледже, на улице, поэтому приходится давать сдачи. А за это могут и застрелить. Много людей погибли таким образом.
Я начал изучать каратэ в возрасте 11 лет, мой первый учитель – сэнсей Фишер. Потом я так же занимался у сэнсея Канадзавы.
Приехав учиться в Париж, я устроился работать охранником в супермаркет, и мне ежедневно приходилось иметь дело с ворами. Так как я маленький, они почти всегда пускали в ход кулаки. А я не мог просто убежать, я ведь на работе! Приходилось драться, и регулярно.
Видите ли, в самозащите главное – не столько техника, сколько уверенность в своих силах и решимость действовать. А я в этих случаях становлюсь таким сумасшедшим, что остановить меня может лишь ещё более сумасшедший.

- Одним словом, главное – сила духа?

- Именно! Вы очень верно сказали – дух!
Далее, в драках я часто бил головой – это ведь не каратэ…

- Ну почему же? Согласно канонам традиционного каратэ, всё тело является оружием.

- Верно, если так на это посмотреть. Я имею в виду, что это не спорт.

- Говорят, что спортивное каратэ – это соревнование по Гяку-цки и Маваши-гери…

- Абсолютно точно! Вы ведь не станете бить на улице маваши-гери?

- Стану, только не в голову, а в колено.

- Вот именно! Поэтому, когда я обучаю своих учеников самозащите, я не показываю им рычаг кисти вовнутрь, это слишком сложно. Я учу, как дёрнуть за ухо, ударить головой, укусить за шею, ударить в пах коленом и локтем в голову – это работает!
Другая важная вещь – взгляд. Глядя в глаза, вы определяете, можно ли с человеком договориться; если нет, вы бьёте пальцами в горло сразу же. Промедление смерти подобно, так как даёт шанс противнику атаковать вас первым, как ему заблагорассудится, достать нож…
Вот спорт, это совсем другое дело. Это не бой, а игра – первым дотронуться до противника и не дать ему коснуться вас. В игре по правилам побеждает тактика, скорость и комбинаторное мышление.
Многие спорят, что сильнее – WKF или JKA? Ни то и ни другое. Что такое эффективный удар по-вашему?

- Это удар быстрый, резкий и сильный.

- Да, многие тренируются, нарабатывают силу удара, но, на мой взгляд, гораздо важнее скорость и точность. Самый сильный удар бесполезен, если не попадает в цель. Противник двигается и на первое место выходит выбор момента. Это важно и на улице, ведь для удара, допустим, в горло, большой силы не требуется.
Много споров ведётся о различиях между традиционным и спортивном каратэ. некоторые японские мастера, например, Абэ-сэнсей, учат очень добротному базовому каратэ – минимум перемещений, низкие бёдра, одиночные концентрированные удары. Это необходимый базовый уровень – мы тоже за стабильные стойки, устойчивые низкие положения при ударах. Но на этом уровне не следует останавливаться. Каратэ, как и всё в мире, эволюционирует , и это естественный положительный процесс. У бойцов JKA слишком много «иккен хиссацу», как в японском фехтовании. В европейском Шотокане мы уделяем большое внимание не только технике, но и тактике – учимся переигрывать и опережать противника, использовать тонкости правил для достижения победы. Многие европейцы, а особенно турки и марроканцы, славятся подвижной и лёгкой техникой ног. Сейчас за это начисляют по 2-3 очка по правилам WKF и мы умело используем это наше естественное преимущество. Например, Яхара-сэнсей тоже использует такие элементы, хотя на семинарах учит традиционному базовому каратэ.

- Заметно, что выходцы из южных стран отличаются великолепной реакцией, подвижностью и скоростью. Северяне же более коренастые и не такие резкие. Вероятно, нам нужно искать свою тактику чтобы побеждать, как это удаётся вам, южанам?

- Да, несомненно! Вы должны приспосабливать технику каратэ под себя, познавать свои слабости и использовать сильные стороны.
В спорте очень важно быть уверенным в своих силах – насколько комфортно вы себя чувствуете. Неважно насколько именит ваш соперник – вы играете в игру и должны чувствовать себя удобно и получать удовольствие. Спорт – это лишь малая часть каратэ, хотя и очень увлекательная.
- Вы выступаете как по ката, так и по кумитэ?
- Вернее, выступал до 1997-го года. Ведь сейчас мне уже 35 лет, и я лишь изредка выступаю в ката, но не в кумитэ.
Для меня очень важна связь ката и кумитэ, поэтому я много внимания уделяю отработке Бункай. Бункай – это применение ката в кумитэ. Его можно отрабатывать по-разному, это глубоко личное дело, ваша интерпретация, и вы имеете полную свободу в трактовке ката. Главное – чтобы это работало в кумитэ. Мы с партнёром становимся в Камаэ лицом друг к другу и исследуем дистанцию, тайминг, опережение – словом, все важные моменты кумитэ, перемещения вперёд и назад, подсечки, броски.

- Вы отрабатываете Бункай против оружия?

- Обязательно! Имея дело с безоружным противником, вы должны контролировать его тело. Если он вооружён, необходимо контролировать как тело, так и оружие. Если вас бьют рукой – блок, удар, если ножом – блок, захват, удар, подсечка, добивание.
Так же полезно тренировать ката с оружием – взять в руки тонфы или сай и делать, скажем, Хэйан Шодан. Сейчас главное – не останавливаться на начальном уровне, пропускать каратэ через себя и находить оптимальные для вас способы его выражения.
Желаю удачи!




А это - Кристофер Пинна




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031