Перейти к содержимому


  




Краткая история «Сэн Э» - школы каратэ и рукопашного боя. Заключение

Автор: Итагаки, 29 Сентябрь 2012 · 2 123 views

Как мы оказались в МВО? Спортком Обороны тогда возглавлял Сидоров – генерал-десантник, вот перед ним и перед генерал-лейтенантом Брюховым мы сделали очень хорошее показательное выступление в СКА-МВО-13 в Лефортове. С нашей стороны участвовало 40 человек – 10 военных и 30 гражданских инструкторов и спортсменов. Это выступление и сыграло решающую роль в судьбе нашей группы. я стал тренером по рукопашному бою в СКА-13, где начальником клуба был Пеньковский Е. А. экс-чемпион мира по штанге. Это был наш друг, который, имея принципы, очень много сделал для развития каратэ и рукопашного боя в МВО, да и в стране тоже. Основные удары он брал на себя, за ним мы были как за каменной стеной. Всё это позволило нам осмотреться, перегруппироваться и пойти дальше уже качественно, чище, сильнее. Никто не мешал развиваться. Мы продолжали участвовать и сниматься в фильмах, популяризируя наш вид спорта, делая известность Школе и добывая деньги, которых постоянно не хватало. Вскоре нас пригласили сниматься в фильмах, школа участвовала в то время в таких фильмах, как: «Зона особого внимания», «Стрельба дуплетом», «Взлёт». Начали снимать «Ответный ход», но ушли с него, так как администрация обманула нас и не заплатила денег. Этот фильм быстренько подхватил А. Иншаков, тогда ещё только начинающий каскадёр. Правда, являясь учеником нашей Школы и лично моей группы, он не должен был этого делать, но велико было желание вырваться вперёд и он соштрейбрехерничал. 1983 год зимой, я, с нашей группой сделал фильм «Набат» для служебного пользования Аэрофлота. Получили солидную грамоту от министра Аэрофлота Бугаева, того времени. После этого фильма пришлось расстаться с Юрием Кутырёвым (он просто был попутчиком), серебряным призёром в абсолютной весовой категории двух Чемпионатов Москвы (чёрный пояс). Мне пришлось взять на себя не только тренерские, но и административно-финансовые обязанности. Партийно-финансовые органы задушили практически всех тренеров по каратэ в стране, да и я получал всего 86 руб., а надо было жить, заботясь о семье и Школе. Приходилось просто разрываться, работая по 10-12 часов каждый день, а такие сэмпаи как Крысин, Кутырёв, Стёпин саботировали бездействием, но глаза их при этом были чисты. Не взирая на трудности, в эти годы стал складываться мой личный авторитет и авторитет Школы, ибо стоять на месте было нельзя, она была под неусыпным вниманием окружающих и врагов, все видели её достижения и всячески старались принизить их. Совет Школы приходилось держать в руках, но тем не менее случались различные катаклизмы и инциденты. В 1981 году я заболел и пришлось лечь в больницу, в это время Крысин, который тренировался только у меня, сбежал к Штурмину в «Труд» и участвовал в сдаче экзамена на чёрный пояс. Впоследствии, на протяжении нескольких лет, он пытался завязать контакты с руководством общества «Динамо» и самовольно каким-то образом уйти туда, но этого у него не получалось, он возвращался, как ни в чём ни бывало, обратно, думая, что я об этом не знаю. Его очень не любили все сэмпаи до одного, даже те, которые впоследствии стали его псевдодрузьями. Я и Школа погасили несколько конфликтов, возникших из-за него. Авторитетов для этого человека не существовало, всё тянул к себе и под себя, желая одного – власть. Видя это и не желая раскола Школе, мне пришлось проработать с этим человеком несколько лет, хотя я и сознавал, что наши отношения могут быть прекращены, но нужен был прецедент, как я и предполагал, он произошёл, но на несколько лет позже.
Роман Стёпин начал свою трудовую деятельность поварёнком и на протяжении всех 14-ти лет, которых он присутствовал в Школе, был безынициативным и напрочь лишённым организаторских и администраторских способностей, да и не желающим их развивать. Так было удобнее. Вот с таким букетом мне и Школе надо было это 10-летие идти вперёд. Политику в нашем виде спорта, как и везде, решают кадры и в период с 1981 по 1989 год в институт физкультуры МОГИФК с помощью Школы поступило и окончило его примерно 30 инструкторов. Повышая образовательный уровень, мы опять оказались впереди других групп и школ, а также в подготовке кадров. 1985 и 1986 год прошли относительно спокойно. Наши спортсмены учились, снимались в фильмах (был сделан фильм «Акция» и «Верными останемся») приобретали опыт, поправляли своё финансовое положение, в который раз хочется отметить, с помощью Школы. На стоянке у СКА МВО появилось больше машин – сэмпаи стали лучше жить. Но я слишком хорошо знал своих бойцов и чувствовал какое-то глухое раздражение, неудовольствие со стороны отдельных сэмпаев, когда надо было решать животрепещущие проблемы Школы. Некоторые стали заболевать звёздной болезнью, им казалось, что всего они достигли сами, но пока процесс был регулируемым.
С конца 1987 года я и мои друзья каскадёры захотели более активно участвовать в создании Ассоциации каскадёров, к сожалению, не нашими усилиями, из этой затеи ничего не получилось. Но мы не останавливались: втроём – Гуськов, Шигаев и я образовали хозрасчётную студию «Звёзды хоккея и рыцари кино», в которой мне предложили должность – зав. отделом теории и методики театральных и кинематографических трюков. затем, уже вдвоём, с Евгением Гуськовым, мы создали студию «Каскадёры» при Московском агентстве театров и студий. Прогнали от себя Шигаева, который оказался вором и авантюристом, и стали развивать деятельность студии в этом направлении дальше. На преподавательскую работу по творческому сцендвижению были приняты многие старшие сэмпаи. Практически, студией «Каскадёры» был создан центр, в котором было можно, спокойно работая, получать высокую зарплату, совершенствоваться и ездить по стране, выступая по программе, созданной студией.
«Жить стало легче, жить стало веселей» - Сталин В. И.
Школа разрасталась и нужно было осуществлять руководство методически грамотно. Зная, как трудно расстаётся Роман с деньгами при уплате членских взносов, я поручил Роману Стёпину руководить средним звеном Школы, состоящим из красных поясов, в количестве 40-50 человек. Как тренер Роман ещё не родился и желая произвести впечатление, давал ученикам чрезмерные нагрузки, без учёта весовых категорий и индивидуального подхода. Руководя этой группой два года, он не подготовил ни одного бойца на коричневый пояс. Я пытался несколько раз остановить, объяснить несостоятельность его действий, но его, как говорят, понесло, мои замечания вызывали в нём глухую злобу. В этом ему активно помогали два подпевалы – Владимир Лощаков и Владимир Сергеев. Вместе они стали переориентировать группу под себя, ломая её морально и физически. Ещё в большей степени стала проявляться звёздная болезнь у Романа. Мириться с этим я не мог, но видеться и встречаться с ним я стал гораздо реже. Примерно с 1986 года Стёпин вообще перестал появляться у меня на тренировках, мотивируя это тем, что очень устаёт у себя на тренировках, участвуя только в показательных выступлениях, приносящих доход. В 1987 году он заканчивает институт физкультуры и сразу же пытается показать свою независимость. Я уже ощутимо чувствовал, что он с Лощаковым и Сергеевым сбивает за моей спиной блок недовольных чем-то. Не объясняя причину, срывает соревнования округа по «Ката», естественно, получает выговор. Неудовольствие растёт и в этом ему и другим помогают их жёны. Несколько раз склоняют меня, чтоб я допустил его к постановкам трюков в фильмах. Работать не умеет, а в фильме «Авария» просто трусит, но хочет руководить. С 1987 года стала ощущаться оттепель в отношении наших видов спорта. При АН СССР был создан центр по восточным единоборствам, его возглавлял Давид Израилевич Дубровский, я тоже вошёл в состав бюро из 9 человек. Но бюро было расколото на две половины братом Стёпина – Михаилом и его товарищем Соколовым. В 1988 году была создана организация САВЕ, президентом которой стал Гульев И. Л. В жизнедеятельности этой организации было много интриг и конфликтов, в результате Михаил Стёпин с Соколовым отделились от Гульева. Я не люблю менять своих взглядов и остался в САВЕ с Гульевым. Постоянные конфликты в САВЕ, неудавшиеся семинары по таеквондо и каратэ привели к тому, что эту организацию постоянно трясло. Не миновало это и нас. На весенних выступлениях этого года Роман и Лощаков грубо и бестактно выступили против меня, в присутствии младших сэмпаев Школы. Деньгами я погасил конфликт и они затаились. Они постоянно ждали от Школы материальных благ и вместе с тем злорадствовали, если случались ошибки. Примерно с 1981 года Крысиным, Стёпиным, Лощаковым, Сергеевым, Карповым не было оказано Школе никакой помощи, не было решено ни одного практического или теоретического вопроса, но любое пожелание или приказ вызывали сначала непонимание, затем неудовольствие, переходящее в откровенный саботаж. Апофеозом в разрыве наших отношений стали 3 факта: 1-й – это фестиваль каскадёрского фильма во Дворце Молодёжи этой весной, где по их мнению было организовано неправильно и за который мало заплатили. Второй – это поездка в Братиславу на Чемпионат Европы по каратэ, по частным вызовам. Их возмутило, что они сами должны платить за билеты и за обменную валюту, их возмущало, что надо было также в валюте заплатить за соревнования, по положению организации устроителя. По какой-то странной неожиданности они думали, что платить будут им. За перевод правил отвечал Крысин, как это бывало и раньше, он не выполнил задание и только в самолёте понял, что платить должны мы, а не нам. Я всё это видел и просчитывал ситуацию. Я специально поселил в Братиславе Крысина и Стёпина вместе, чтобы проверить, как они себя поведут, и они ускорили развал коллектива. Несмотря на это всё вместе взятое, наши ребята выступили неплохо и даже есть историческая кассета, когда последний раз мы вместе. Прилетев в Москву, на аэродроме никто из них даже не поблагодарил меня за организованную поездку, а это была их первая поездка за рубеж. Она высветила их характеры, отношение к Школе и ко мне лично. Ну и наконец, третий и последний факт – зная и готовясь к уходу, Крысин, Стёпин, Лощаков, Сергеев, Карпов уже давно стали проводить работу по одурачиванию и перетягиванию учеников на свою сторону. Делали это сознательно, тайно и издалека. Этот год – 20-летия Школы и большой наш праздник, и как омерзителен их поступок, они хотели больнее ударить меня, развалить Школу, но слава Богу, этого опять не получилось. Они съездили в различные филиалы и жаловались там, как их обижают и не понимают. Кое-где их послушали и поверили им. Но основная часть Школы как была со мной, так и пошла дальше, отряхнувшись от этих отщепенцев. Когда мы устроили последнее совместное собрание, они даже не смогли сформулировать свои претензии, им нечего было сказать, они заикались и что-то мямлили. В глубине души они сознавали, что только Школа сделала их тем, что они есть, это же вызывало у них злобу и неудовлетворённость теперешним состоянием. Они были похожи на людей, сидящих в ресторане и озирающихся; поесть и быстро, не заплатив, улизнуть, а на улице посмеяться, какие они ловкие. Создалось чёткое представление; их не устраивало то положение, которое они занимали в Школе, им нужно чтобы я или совсем ушёл с поста руководителя Школы или отошёл на вторые роли, и все блага, а их не мало, приобретённые Школой, должны перейти к ним, а они должны стать распорядителями. Меня и оставшееся со мной большинство Школы это не устраивало тоже, а поскольку моральная чистоплотность олицетворяется в Школе нами, то мы отринули этих дельцов от спорта. Уходя из Школы, они обещали в дальнейшей своей спортивной жизни не дискредитировать Школу, во что мало верится, ибо из нашего спорта друзьями не уходят, а волей или неволей становятся врагами.
Поэтому в местах, где возможны контакты с этими отщепенцами, ученикам Школы держаться с достоинством и гордостью, не поддаваться на различного рода уговоры и провокации, всегда помня о Школе, в которой ты тренируешься и живёшь.
Хочу надеяться, что напишу более подробную книгу о тех интересных людях, с которыми я встречался за последние 20 лет и о тех интересных событиях, в которых я, вместе со Школой, участвовал.
Тадеуш Касьянов

Послесловие.
Я старался написать вышеизложенное объективно и теперь мне хотелось бы позволить несколько эмоциональных фраз. Конечно, в произошедшем расколе есть и моя вина, в той части, что я доверился нечистоплотным людям, бесконтрольно давал зарабатывать большие деньги, использовать иерархию, принципы, каноны Школы в своих корыстных целях, забывая подчас об их духовном воспитании. Не поняв происходящего и не вникая в суть, некоторые большие филиалы так же повели себя не лучшим образом. Все отринутые и ушедшие никогда не достигали ощутимых результатов и все гнусные методы и силы употребляли на то, чтобы дискредитировать руководителя и уничтожить Школу. Возомнив о себе невесть что, они пыжатся от своего мнимого тщеславия, что вот мол они какие и вот мол они как. Потом потихоньку начинает наступать отрезвление, как и чему они будут учить своих учеников, если таковые будут, как они объяснят причину ухода из Школы, где и у кого они учились, ведь подобное может произойти в их дальнейшем существовании, очевидно и то, что предатель на всех языках – предатель. Но я всегда знал, видел, чувствовал, что со мной и вокруг меня было, есть и будет много хороших, преданных учеников и друзей. Пользуясь случаем, мне хотелось бы поблагодарить тех друзей, которые стояли со мной у истоков, когда было невозможно трудно и не дали мне упасть: это Дмитрий Иванович Иванов – начальник отдела писем газеты «Советский спорт», Анатолия Николаевича Сутугина – ответственного работника Аэрофлота, героя Афганистана – Вячеслава Кузьмича Дугина, полковника милиции, преподавателя академии МВД, Владимира Петровича Черемисина, зав. кафедрой спортигр МОГИФК и старшего преподавателя той же кафедры – Рзаева Тофика Мамедовича, Александра Андреевича Ломакина – просто друга. Мне так же хочется поблагодарить старших инструкторов Школы, продолжающих нашу многотрудную деятельность: Владимира Крутова, Сергея Соловьёва, Глеба Горячева, Александра Касьяненко, Виктора Белякова, Виктора Филюшкина и всех остальных сэмпаев, пожелать им успехов в нашем ратном и правом деле.
Ученикам настоящим и будущим советую изучить каноны Школы и сообразовывать свои поступки с принципами, изложенными ниже:
1. Старший всегда прав.
2. Если у тебя возникли сомнения, смотри параграф №1.
3. Бойцом Школы становятся по желанию, покидают её по решению товарищей.
4. Боец Школы информацию собирает и никогда её не распространяет.
5. Инструктором Школы может быть только боец, постоянно повышающий моральную и тактико-техническую подготовку.
6. Бойцу Школы не могут быть прощены: предательство, трусость, недомыслие, бездеятельность.
7. Помоги Школе и Школа поможет тебе.
8. Если встретишь предателя и змею, сначала убей предателя, а змею … подумай.




Я всё это видел и просчитывал ситуацию.

а он не прост!(с)
Уважаемый Итагаки!

А к чему этот материал? Да еще как заключение?
То, что сказано про Р.Стёпина - бред завистника.

Старость - не радость. Только забыл он (Т.Р.К.), что жизнь в злобе, зависть к духовным совершенствам других - вот грехи смертные. А его кооп. "Колесо" - нами уже отмолен!

А вот история ЦШК не окончена - пока живы мы и наши ученики.

С уважением,
Горбунов И.В.
    • RUSH это нравится
И без всяких "Канонов Школы"!!!
Уважаемый Игорь Горбунов!
К чему этот материал, я написал с самого начала, так же, как и своё отношение к нему. Изо всех людей, упомянутых Тадеушем Рафаиловичем, я лично знаком только с Романом Петровичем Стёпиным и имел прекрасную возможность убедиться в его тренерской компетенции.
В своё время, когда я определялся в поиске своего места, именно этот материал стал решающим доводом для того, чтобы не связывать более себя со "Школой".
1. Старший всегда прав.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">2. Если у тебя возникли сомнения, смотри параграф №1.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">3. Бойцом Школы становятся по желанию, покидают её по решению товарищей.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">4. Боец Школы информацию собирает и никогда её не распространяет.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">5. Инструктором Школы может быть только боец, постоянно повышающий моральную и тактико-техническую подготовку.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">6. Бойцу Школы не могут быть прощены: предательство, трусость, недомыслие, бездеятельность.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">7. Помоги Школе и Школа поможет тебе.<br style="color: rgb(61, 61, 61); font-family: tahoma, arial, verdana, sans-serif; font-size: 14px; line-height: 22px; background-color: rgb(248, 248, 248); ">8. Если встретишь предателя и змею, сначала убей предателя, а змею … подумай.


Похоже на секту



Когда кругом только одни враги- это ДИАГНОЗ!
Мне так же хочется поблагодарить старших инструкторов Школы, продолжающих нашу многотрудную деятельность: Владимира Крутова, Сергея Соловьёва, Глеба Горячева, Александра Касьяненко, Виктора Белякова, Виктора Филюшкина

А кто из них сегодня со Школой Касьянова?
НИКТО!
А почему?
"Это уже совсем другая история"
Когда я читал этот документ первый раз, всё ждал, кто же заслужит благодарности. Кроме Пеньковского Е. А., на последней странице перечислен целый ряд имён. Тогда ещё я подумал: "А надолго ли?". Грустно.

И без всяких &quot;Канонов Школы&quot;!!!

а почему? это ведь продукт совместного творчества АБ и ТР.
Раньше первая заповедь звучала так:"Чти учителя, уважай старших и будь предан Школе". Тадеуш Рафаилович взял первые два пункта их армии - "Правило первое -сержант всегда прав. В случаях, когда сержант неправ, смотри правило первое". Это солдатский юмор, который ТРК внедрил на полном серьёзе.
интересно, в каком году изменили эти заповеди?после разрыва со Штурминым, в 1980? после 1981?после посадки Штурмина в 1982г?
Изначально их передавали изустно, в напечатанном виде я их увидел уже в 90-х. Наверняка есть кто-то, кто сможет ответить на Ваш вопрос точнее. Можно поднять газетные и журнальные публикации, где приводились эти заповеди, каждый раз с изменениями...
    • ilho это нравится

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5678 9 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031