Перейти к содержимому


  




Краткая история «Сэн Э» - школы каратэ и рукопашного боя. Часть первая.

Автор: Итагаки, 29 Сентябрь 2012 · 3 751 просмотров

Отксерокопированный машинописный текст этого документа попал ко мне в начале 90-х годов прошлого столетия и был написан, вероятно, в то же время. Автор указан не был, но из текста можно было понять, что это – Тадеуш Рафаилович Касьянов. В дальнейшем телеинтервью с его участием, газетные и журнальные публикации, а так же ряд книг, в которые вошли фрагменты этого первоисточника, только подтвердили правильность моей догадки.
Я долго раздумывал над тем, стоит ли публиковать этот материал в открытом доступе – «История» написана эмоционально, субъективно, автор (возможно незаслуженно) укоряет многих людей, называя их фамилии. В итоге, я решил разместить материал здесь. Тадеуш Рафаилович один из тех, кто создавал советское каратэ и его мнение – ещё один фрагмент мозаики, составляющий общую картину. Он был вправе его высказать, мы вправе с этим мнением ознакомиться. Но, как пишут в периодике: «Редакция не всегда согласна с мнением авторов статей». Текст привожу без изменений, взял на себя смелость исправить некоторые грамматические ошибки.

Краткая история «Сэн Э» - школы каратэ и рукопашного боя.

Период с 1969-89 годы.
Официально датой рождения Школы считается 10 сентября 1969 г. Это было в то далёкое время, когда в России о таком виде боевого искусства как каратэ, редко кто слышал, а тем более видел. Руководителем будущей школы Сэн Э стал Алексей Штурмин, который учился у северокорейского инструктора, а первым и единственным учеником его был я. Так как занятия были необычными, привлекали внимание, приходилось уединяться в разных уголках Москвы и Московской области. Основными местами занятий были г. Химки, Бухвостовы улицы на Преображенке, национальный заповедник «Лосиный остров». Занятия проходили в любую погоду, и в дождь, и в мороз.
Через год группа увеличилась до 5 человек, одним из которых был будущий старший тренер ЦСКА Владимир Томилов. Необходимо было заполучить постоянное место для занятий, группа обратилась к Николаю Алексеевичу Масолкину, президенту Московской Федерации Дзю-до, ученику прославленного русского мастера Самбо Анатолия Аркадьевича Харлампиева, с просьбой помочь нам с залом. Фрунзенский район на площади Маяковского во дворе за аргентинским посольством предоставил нам спортзал «Фрунзенец» для утренних субботних занятий группы. Так зарождалась будущая традиция субботних инструкторских тренировок. В этом же зале кроме нас вели платные занятия по самбо Николай Алексеевич Масолкин и Владимир Давидович Михайлов (Гликман). На протяжении долгого времени заведующим спортзалом «Фрунзенец» был Владимир Бухов, человек со сложной неустроенной судьбой, который очень много попортил нам нервов.
В конце 70-х годов в Москве были всего три точки занятия каратэ: Петровка 26 (спортзал «Динамо»), спортзал университета «Патриса Лумумбы» и выше означенный зал «Фрунзенец». Поскольку два первых зала были режимными, то естественно контингент занимающихся каратэ в тех залах был очень мал. Группа с «Маяковки», как скоро нас стали называть, пошла другим путём, через год мы имели в постоянном активе 17-20 человек. У нас занимались разведчики, офицеры десантных войск, врачи и даже сын одного из членов ЦК того времени. Группа приобретала известность и связи.
С осени 1970 года проводить тренировки Штурмину стал помогать я, поскольку пришёл в каратэ из бокса и был знаком с методикой проведения тренировочных занятий по единоборствам. В то же время произошло и завязалось тесное знакомство и сотрудничество с Анатолием Аркадьевичем Харлампиевым, с которым ряд лет мы демонстрировали на показательных выступлениях чистый раздел каратэ. Он стал нашим духовным наставником и покровителем. В 1973-74 г.г. Алексей Штурмин побывал в нескольких туристических поездках по кап. странам, где наблюдал тренировочный процесс западных школ каратэ и имел возможность убедиться, что наша Школа развивается и идёт правильным путём.
За это время произошло ряд встреч и соревнований с другими союзными группировками. Школа приобрела известность, количество занимающихся достигло 50 человек. Появились позитивные публикации в прессе Иванова Дмитрия Ивановича (спец. кор. газеты «Советский спорт»). Спортзал на Маяковке во время занятий посетил зампред. Горисполкома тов. Костенко, который так же положительно отозвался о деятельности группы. В эти годы к нам в группу пришли лауреат премии Ленинского Комсомола – Александр Руковишников – скульптор и очень известный спортсмен-тяжеловес. В 1974 году появился первый в нашей группе советский кореец Виталий Пак, будущий чемпион Союза по каратэ.
Количество желающих заниматься неуклонно возрастало, поэтому Масолкиным и Михайловым мне было предложено возглавить обучение больших тренировочных групп по каратэ. Штурмин работал во ВНИИ Водгео научным сотрудником и не собирался менять место работы. Из группы, набранной в этом году (1975) выросли такие известные спортсмены как Виктор Смекалин (чемпион Союза 1979 года), Джихангир Шахмурадов (чемпион Союза 1980 года), Роман Стёпин (призёр Союза 1979-82 г.г.). из этой же группы вышли первые чемпионы Москвы: Виталий Пак, Владимир Томилов, Сергей Шаповалов, Виктор Смекалин, Виктор Кузнецов, Василий Зимин. Школа продолжала расти и расширяться. В период с 1975 года по1978, спортсмены Школы имели много неофициальных встреч, как со спортсменами нашей страны, так и с зарубежными коллегами и ни в одной из них не проиграли, так как у нас были подготовлены три сборные команды. Возникли предпосылки для создания Всесоюзной Федерации Каратэ. 13 ноября 1978 года была создана Всесоюзная Комиссия по каратэ и был проведён Первый Всесоюзный Аттестационный Семинар тренеров-преподавателей, председателем которого был назначен представитель Спорткомитета Шипилов А. А., практически же семинар проводили мы – инструкторы Школы. На этом семинаре с просьбой о переходе в нашу школу обратился с несколькими учениками Михаил Крысин, грубо порвавший свои отношения со своим тренером и учителем Вадимом Вязьминым (одним из старейших каратистов Москвы того времени). Штурмин и я решили принять его, хотя понимали, что действия Крысина бестактны по отношению к своему прежнему учителю и оставшейся с ним группы. Мы понимали, что возможно пригреваем змею на груди, что вообщем в дальнейшем и оправдалось.
13 ноября 1979 года была создана Федерация Каратэ СССР, председателем которой был назначен дважды забаллотированный полковник МВД Куприянов Виктор Алексеевич, хотя на эту должность планировался А. Б. Штурмин. Нам было доведено до сведения чиновниками Спорткомитета СССР, что если мы попытаемся продвигать кандидатуру Штурмина на пост председателя, неугодную МВД и КГБ, то нашу комиссию распустят, поэтому Штурмин был выбран первым заместителем председателя. Были созданы комиссии: методическая – возглавляемая Гульевым, судейская – Томиловым, аттестационная и прикладная, которые возглавил я. Тогда мы не предполагали скольких недоброжелателей, а впоследствии и врагов, мы взрастили в это время.
В середине 1979 года на базе профсоюзов была создана Центральная Школа Каратэ на Цветном бульваре, в здании дворца спорта «Труд», директором которого являлась Мария Борисовна Беляева, женщина вздорная и малокультурная. Директором без портфеля и без права подписи стал А. Б. Штурмин, а старшим тренером Школы был назначен я.
Ещё в 1974 году, обратившись к истории и философии нашего вида, мы нашли древнюю школу с духовной концепцией и принципами соответствующими нашим взглядам. Оттуда мы взяли название Школы – Сэн Э – (вся жизнь, дело всей жизни, дорога жизни), иерархию и субординацию, и эмблему. По иерархии руководитель Школы стал называться – Сихан, а старшие преподаватели – сэмпаи, преподаватели – сэнсеи, а ученики – сэйто.
В 1979 году было проведено первенство г. Москвы, в котором из 187 участников – 100 были представители ЦШК. Из всех призовых мест только два были завоёваны спортсменами других школ. Среди призёров появились новые имена: Камиль Мусин, Юрий Кутырёв, Александр Чубатый, Михаил Крысин. В том же году, в декабре, в Таллине проходил Всесоюзный Турнир по каратэ, где, как уже говорилось выше, чемпионами и призёрами стали Смекалин, Мусин, Стёпин.
В начале 1980 года Томилов занял место старшего тренера ЦСКА. Руководство управления спортивных единоборств Спорткомитета СССР в лице Томилова пыталось создать оппозицию ЦШК и на определённом этапе это удалось. Правда, на Чемпионате Москвы 1980 года команда ЦШК на 27 очков опередила команду ЦСКА. Но уже в это время стал намечаться раскол в руководстве ЦШК.
Штурмин, окружённый всяким сбродом из фарцовщиков, сионистов и проходимцев всех мастей, ускорил раскол и развал ЦШК и этим самым усилил блок оппозиции. Из его ближайшего окружения уехали на постоянное поселение в Израиль О. Линшиц, Б. Либов, С. Бразилер и ряд других лиц еврейской национальности, а в Москве его продолжали опекать Иосиф Гриль и другие члены сионистских группировок, втягивая его в противоправную деятельность разного вида. На этой почве у нас возникали постоянные конфликты. Дисциплина в школе катастрофически падала и ничего уже нельзя было сделать. Под моим началом в то время работали следующие тренеры: Кузнецов В. В. (отбывавший наказание по статье 206 ч. 1, но принятого из-за жалости мной на работу), Николаев А., Пак, Циклоури С., Сёмин Ю., Мишнёв И. я был поставлен в условия – или уходить с этой должности или участвовать в этой вакханалии. Несколько тренеров: Сёмин, Циклаури, Кузнецов, давно задались целью развалить Школу и писали анонимные письма друг на друга, на меня и на других тренеров. Всячески ненавидя Штурмина, они замыслили ограбление его квартиры, с целью обвинить меня в этом. Кроме всего прочего между мной и Штурминым наметился идеологический раскол, Штурмина поддерживали сионистские группировки и сынки административного аппарата, меня – русская часть ЦШК. Администрация дворца спорта в лице Марии Борисовны Беляевой также сильно влияла на раскол, значительно углубив его, подпитывая группы людьми еврейской национальности. Началась беспардонная травля, в результате которой меня постоянно пытались обвинить то в антисоветчине, то в совершении противоправных действий. Штурмин и администрация подчинили себе остальных тренеров, заставили выступить против меня открыто. Осенью того же года, на одной из тренировок, мне пришлось объявить о своём уходе из ЦШК. 75-ти спортсменам, присутствующим на тренировке, было предоставлено право выбора – остаться в Школе или уйти со мной в никуда, в никуда не захотели уйти только два спортсмена-побратима – Гендельман и Казаков. Через 6 месяцев после моего ухода ЦШК прекратила своё существование. Тот моральный климат, созданный Штурминым и его кликой, стал известен администрации профсоюзов и было принято решение о ликвидации ЦШК. Спортсмены ЦШК распались на группировки различных мастей и ушли в подполье.
Мы продолжали следовать своим духовным принципам. За это время, я с моими учениками, с конца 1980 года по июль 1982, сменили несколько спортивных обществ. Гонения продолжались вплоть до ареста в июле 1982 года Штурмина. Он был привлечён по статье 88 УК РСФСР. Приговор – 8 лет лишения свободы и 3 года высылки, с отбыванием в ИТР строгого режима. Противоправные действия Штурмина и подобных ему – дискредитировали каратэ, что повлекло за собой приостановку деятельности Федерации Каратэ СССР и возникновение статьи 219 УК РСФСР. Раскол ЦШК, прекращение её существования, постановление Совета Министров о приостановке культивирования этого вида, повлияли на развитие этого вида. Усилиями партийных функционеров и чиновников Спорткомитета СССР было разрушено то, что они не создавали. На Чемпионате Москвы 1981 года, который проходил на Малой Спортивной Арене Лужников, теперь уже команда ЦСКА на 27 очков опередила команду «Труда». До 1983 года продолжались союзные соревнования. Судейство было крайне субъективно в отношении нас, общество «Спартак», которое мы представляли, было засужено напрочь и отброшено на 10-е место. Роман Стёпин занял 3-е место в весе до 60-ти килограмм. Уже не выступали такие спортсмены как Шаповалов, Кузнецов, Иншаков, Крысин. Несмотря на эту неудачу, мы выиграли первенство Московской области, первенство общества «Спартак», заняли 2-е командное место на ЦС «Спартака». Роман Стёпин после этих соревнований заявил, что больше ни в каких соревнованиях участвовать не будет. Как он выразился, его не удовлетворяет такое субъективное судейство. Действительно, в это время был разгул махровой реакции в судействе и сионистов, таких как Зусевич, Калашников, Евстигнеев и др., которые сами никогда не выступали. И получалось, что дилетанты давали оценку деятельности профессионалов. Это была настоящая борцовская мафия, бороться с которой в те времена было просто невозможно. С 1982 года по 1989 год нас приютил в своём зале институт МИИГА в лице зав. кафедрой Станкова А. Г., человека неординарного по характеру.

  • ilho это нравится



Игорь спасибо большое! как всегда очень интересно читать! есть пару замечаний.
Это было в то далёкое время, когда в России о таком виде боевого искусства как каратэ, редко кто слышал, а тем более видел.
Непрвада. один из моих учителей С. Мамедов( о нем я писал в теме о ветеранах каратэ) начал заниматься каратэ именно в 1969, будучи в армии. Службу он проходил в Беларусии.
далее-в 1961-63гг уже была группа занимавшеяся каратэ в Ленинграде под оуковдством А. Макашева.
так же в одной из тем об истории советского картэ упоминаються люди занимавшиеся каратэ уже в 1966 на Украине.
в 1968-69 2 японца начали преподавать каратэ в Москве. их имена хорошо известны Сато и Хасимото.
+как мы могли узнать первй чемпионат ЦШК(которая появилась только в 1979) прошел в 1977г. а в Ленинграде между тем уже за 6 лет до этого проводили соревнования

Самый первый турнир был в 1971 г. между Питером и Сосновым Бором.Участвовали Карпов Н., Нефедов Н., я и др.(многих уже не помню,могу ошибиться).Первый городской турнир был в 1972 г. Победил Карпов Н., я-второй.Был абсолют. Затем-в 1973 г. Результаты те же.О них мало кто знает, т.к. участников было немного и проходили они в Художественном училище им. В.Мухиной. Следующий чемпионат проходил в Ветеринарном институте.Это был уже междугородный турнир:Москва, Киев, Донецк, Таллинн, Минск.И был лаосец Манг.Турнир проходил весь день по трем весовым категориям:-70 ;-75; +75 кг.Чемпионами стали Никонов В., Малков и Карпов Н. в соответствующих весовых категориях.Затем Манг выбрал с кем будет работать: меня и Карпова Н. У меня с ним была ничья и 2 дополнительных раунда не выявил победителя.Но ему дали победу по решению судей.Мне повезло.У Коли Карпова он выиграл.Он,действительно,был сильней,техничней и опытней.У нас-бешеный энтузиазм.Следующий чемпионат был в 1975 г.

В конце 70-х годов в Москве были всего три точки занятия каратэ: Петровка 26 (спортзал «Динамо»), спортзал университета «Патриса Лумумбы» и выше означенный зал «Фрунзенец».

неправда- этих точек было гораздо больше.
см. здесь

Виктор Смекалин (чемпион Союза 1979 года), Джихангир Шахмурадов (чемпион Союза 1980 года),

в указанные годы проходили только первенства, первый чемпионат СССР был как известно только в 1981г.


В середине 1979 года на базе профсоюзов была создана Центральная Школа Каратэ на Цветном бульваре, в здании дворца спорта «Труд»,
Директором без портфеля и без права подписи стал А. Б. Штурмин, а старшим тренером Школы был назначен я.


Т. Касьянов не читал книгу г-на В. Рыбкина, а иначе знал бы что ЦШК была основана в 1969г. :D
сорри комп глюканул
см. здесь
В Москве не было ни школы, ни группы Магомедова. Это однозначно.
Начало-середина 70-х в Москве (кроме тех, кого упомянули в первом сообщении):
Шотокан:
Владислав Петров, Бакаев Владимир, Смелков Виктор, моя школа (Степин Михаил) с 1975 года.
Насколько я помню, преподали Шотокан еще 2-3 ученика Т.Сато с его "шотокановских времен".
Годзю:
Хасимото Хидэо, Подщеколдин Александр, Иванов Андрей, Ма Сивэн (перешел в Шотокан 1975 году).
Вадо:
Хомяков Валера - сотрудник Института Востоковедения АН.
Кёкушинкай:
Вдовин Юрий. Вообще, по линии Кёкушинкай было несколько групп. Некоторые сотрудничали, некоторые были самостоятельными.
Не знаю стиля (сейчас Дхарма-Марга):
Вадим Вязьмин.
Это не считая отдельно стоящего Славы Дмитриева (Санэ), Володи Ковалева (Дзюдзюцу и каратэ), Германа Попова (бирманское айкидо и каратэ).
Это не считая Дзёсинмона и Шиторю, которые тогда были централизованы, но, тем не менее, имели более или менее независимые секции по Москве.
Было еще несколько человек, преподававших каратэ, имен не знаю. Один из них преподавал Вадо на Профсоюзной (по-моему, ул. Бабушкина), очень хороший технарь. Я у него был на тренировках году в 1976-77 - он тогда уже здорово спивался, насколько знаю, после 79-80 годов о нем ничего не слышно. Был негр Шарль Анана в одном из московских ВУЗов - здоровеннейший бугай, мог отжаться раз 500 за заход, чего и от учеников требовал.
В общем, маловато, но найти хорошую группу можно было без проблем. Другое дело - не во всякую брали "с улицы".
И это только по Москве.
Были отличные каратисты в Ленинграде, в Белоруссии, в Прибалтике, на Украине. Среднеазатские "санэшники" активно создавали филиалы.
прошу прощения за ошибки(((
Автор, действительно, Т.Р. Касьянов.
В книге "Спортивный рукопашный бой. Техника совершенствования", С. Иванов-Катанский, Т. Касьянов, М. 2005, Издательско-торговый дом Гранд (Фаир-Пресс), Глава 4 "От школы "Сэн*Э к Всероссийской федерации рукопашного боя и традиционного каратэ", в причесанном и сокращенном виде вышеприведенный текст присутствует, охватывая периоды 1969-89, 1989-91, 1991-95, 1994-2000 годы, на стр. 72-102.
    • ilho это нравится

Автор, действительно, Т.Р. Касьянов.В книге "Спортивный рукопашный бой. Техника совершенствования", С. Иванов-Катанский, Т. Касьянов, М. 2005, Издательско-торговый дом Гранд (Фаир-Пресс), Глава 4 "От школы "Сэн*Э к Всероссийской федерации рукопашного боя и традиционного каратэ", в причесанном и сокращенном виде вышеприведенный текст присутствует, охватывая периоды 1969-89, 1989-91, 1991-95, 1994-2000 годы, на стр. 72-102.

да именно так. на странице 78, указан 1975 год а не

Ещё в 1974 году, обратившись к истории и философии нашего вида, мы нашли древнюю школу с духовной концепцией и принципами соответствующими нашим взглядам.

Именно это я и имел в виду, когда написал "вступление". Напоминаю, текст не мой, я лишь переписал его, не имея возможности отсканировать.

Именно это я и имел в виду, когда написал "вступление". Напоминаю, текст не мой, я лишь переписал его, не имея возможности отсканировать.

вас ни в чем не обвиняют)))
Приношу свои извинения за неточность - в конце текста автор указан. Я очень давно не перечитывал этот документ, поэтому и забыл про это. Перепечатывая текст, убедился, что был неправ.
По поводу даты - в исходном тексте отпечатано "1975", но "5" шариковой ручкой переправлена на "4". Далее в тексте встречаются подобные исправления. "Редактор" мне неизвестен, возможно, это был сам Тадеуш Рафаилович. Я придерживался правок.

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56789 10 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии