Перейти к содержимому


  




Я не предлагаю шаблон, а направляю мысль.

Автор: Итагаки, 22 Сентябрь 2012 · 1 930 просмотров

17 февраля этого года (2001) по приглашению Президента Латвийской Федерации Каратэ Леонида Васильева, Ригу посетил Роман Стёпин, председатель Ассоциации Клубов «Будо» из г. Москвы. Людям старшего поколения, которые занимались каратэ в конце 70-х годов этого человека представлять нет необходимости, все его помнят как лучшего ученика легендарных Алексея Штурмина и Тадеуша Касьянова, основателей школы Сэн Э. Для тех, кто об этой школе слышит впервые, можно сказать, что практически 90 % всех нынешних ведущих латвийских специалистов, занимающихся различными боевыми единоборствами, так или иначе были с ней связаны и не будет преувеличением утверждение, что Сэн Э дало мощный толчок их развитию.
В течении пяти дней Роман Стёпин занимался со старшими инструкторами Федерации, делясь своим богатым, 35-тилетним опытом практики каратэ. Участников этого семинара, обладателей 1-х, 2-х и 3-х данов, новичками никак не назовёшь, но даже они получили массу новой информации и впечатлений после 18-ти часов тренировок. В первый день занятий Стёпин попросил всех забыть то, что они учили до этого для того, чтобы легче было осознать и почувствовать новое, учил анализировать, мыслить и ощущать, пытался развить индивидуальные особенности каждого, просил в точности выполнять его задания. После каждого занятия он опрашивал всех, что понравилось, а что нет, что удалось понять и почувствовать, после чего подводил итог.
Один из инструкторов сказал, что этот семинар напомнил ему «адскую неделю американских тюленей», имея в виду элитные спецподразделения. Действительно, нагрузку испытывали и мышцы, и мозги. Можно гарантированно утверждать, что эти тренировки не забудутся долго и будут тем источником, из которого черпаются новые идеи и открытия. Попытаться рассказать, что именно изучалось на этих тренировках занятие такое же невыполнимое, как попытка объяснить вкус яблока человеку, который никогда его не пробовал. Мир боевых искусств настолько многогранен и безграничен, применение любой техники настолько индивидуально и неповторимо, что бессмысленно пытаться что-либо скопировать, каждый должен найти учителя в себе, партнёре, противнике, любом предмете или явлении природы. Важно всё это понять, а через понимание придёт и навык. На многие вопросы Стёпин отвечал сразу же, но о некоторых вещах говорить отказался категорически, поясняя, что эти ответы каждый должен найти сам. Ведь если человека всю жизнь вести за руку и кормить с ложки, то он никогда не сформируется как мастер своего дела. Это одна из многих полезных вещей, которые дал понять Роман Петрович. Небольшую часть того, что он рассказал, мы предлагаем вашему вниманию.

- Как начинались Ваши занятия каратэ?
- Наш стиль, который называется Сэн Э, был образован Алексеем Борисовичем Штурминым, в числе первых учеников которого были Касьянов, Рукавишников, Томилов и многие другие. Первая большая группа, которую вёл Касьянов, была собрана зимой 1975 года. В течении 2-х часов Тадеуш Рафаилович рассказывал и показывал технику каратэ, стояла мёртвая тишина, муху и ту было слышно. Все вышли потрясённые и с тех пор я занимаюсь каратэ, которое стало смыслом моей жизни.

- Насколько нынешний стиль похож на первоначальный?
- Со временем в школу Сэн Э очень много стало привноситься из других стилей. Было большое количество учеников, с энтузиазмом взявшихся за дело, каждый хотел совершенствовать себя и своё тело. Естественно, что любой человек, занимающийся боевым искусством, начинает учить других под себя, под то, как он это чувствует, отсюда начались привношения каких-то своих наиболее удачных и любимых элементов. Из нашего стиля, в дальнейшем, многие ушли в кикбоксинг, таеквондо, в различные виды рукопашного боя, то есть развилась масса направлений, но так как этот стиль мы считаем основным, мы решили оставить это название, основные принципы, положения, сам дух этого стиля. Некоторые ката были взяты из Шотокан, из других школ, но основа корейская – ката Хэдоди, Хэчим и Пангэ. Остаются основными направления – лёгкая работа ног, передвижения, положения в спарринге, психологическая подготовка. Из всех соревнований бойцы нашей школы выходили с минимальным количеством травм, все травмы оставляя противникам. Как правило, любой жёсткий поединок заканчивался победой нашей школы. Нельзя сказать, что наш стиль грубый, он щадящий, просто подготовка позволяла владеть собой лучше, чем это получалось у наших противников. Но так как соревнования это вещь субъективная и результат определяется тем, что видит судья, заметил он удар или нет, то многие наши бойцы перестали выступать на соревнованиях, стали заниматься традиционными вещами. Это тоже характерно для нашего стиля – мы изучаем работу с оружием, самозащиту, те вещи, которые ближе к традиционному, а не спортивному каратэ. Всё это мы включаем в нормативы экзаменационных программ на пояса.

- Когда было лучше заниматься, в те годы или сейчас?
- В те годы информации было, конечно, меньше. То, что преподавалось, каждым воспринималось настолько, насколько он мог это вместить. Учитель показывал систему: стойки, передвижения, удары, защиту, естественно, что ученики всё это воспринимали по мере своей усидчивости. В то время мне было 16 лет, я этим жил и каратэ стало моей жизнью. Я впитывал информацию, как губка и до сих пор стараюсь дать себе нагрузку больше, чем своим ученикам, потому что люблю подвергать своё тело проверке, от этого идёт самоанализ. Самоанализ – это главная вещь в боевых искусствах, это откровение самого себя к себе. У каждого человека есть своё мнение о том, чем мы занимаемся, он находит в себе то, чего ему не хватало. Чем глубже и внимательнее человек изучает себя, тем быстрее он находит ответ на свои вопросы.

- Нужно ли давать себе какие-то установки?
- Один мой знакомый, человек фантастических возможностей и способностей, на мой вопрос о том, как достичь всего этого, ответил: «Всё очень просто – будь хорошим человеком и к тебе всё само придёт». Человек, имеющий чистые помыслы, хорошо относящийся к себе и другим людям… ему открывается многое. Потому что всё, что мы с вами делаем, это всё уже делалось раньше, мастерами прошлого. Всё, что мы изучаем и проходим, вся эта информация витает в воздухе. Я даю только направление, а всё остальное вы должны сами в себе отыскать. Если относиться к этому внимательно, то можно собрать огромные сведения отовсюду. А как вы этими сведениями распорядитесь, во что вы их разовьёте – это уже зависит от вашего характера. Поэтому и говорят, что добрые дела творятся добрыми людьми, а злые – злыми. Это очень важный момент, я к нему отношусь серьёзно, он определяющий в жизни. Поэтому, если вы относитесь к людям в зале по-доброму, нормально, то они будут стремиться быть добрее. Это не значит, что вы их не бьёте, потому что удар может быть и обучающим, наказующим, помогающим. Если вы относитесь к людям по-человечески, вы помогаете им понять, зачем они сюда пришли, а способы воздействия могут быть любыми – и через боль, и через расслабление, и через слово. Поэтому, каково ваше отношение к залу, к людям и то, как вы воспринимаете их – это даёт вам способ открытия. Чем больше душа открыта, тем больше вам даётся, чем меньше душа открыта – тем меньше. Закрывая себя по отношению к другим, вы отстраняетесь от информации и наоборот, открывая людям себя, давая им что-то понять и обучая чему-либо, вы получаете обратно массу информации. Проводя опросы после тренировок, я получаю информацию, практически учусь у вас. Поэтому ещё раз повторяю, отношение к залу, к людям вещь очень реальная и серьёзная, не стоит её игнорировать.

- Изменились ли за это время люди, занимающиеся каратэ?
Раньше тренировались проще – физподготовка, тело, удары. Тренировки были бесхитростные и монотонные, но как кто их воспринимал. Раньше и выбора не было найти группу каратэ было невозможно. Сейчас этих групп сколько угодно, выбора много – не хочешь идти направо, иди налево. Сейчас молодёжь занимается для того, чтобы показать себя, научиться драться или просто стать спортсменом. Ушёл дух первозданности, когда мы были первые, насмотревшись «каратистских» фильмов, начитавшись духовных книг, мы жили духом тех самураев, камикадзе, которые были готовы на всё ради школы, ради учителя. Сейчас другое время, другие люди, другие рациональные вещи. Жалко, что так случилось, но стало больше информации, и в то же время её стало больше, а люди перестали её воспринимать. Им даётся эта информация, а они её не чувствуют. И дело тут не в том, что её слишком много, она для них непонятна, она для них является неважной и несущественной. Когда я начинаю говорить, что нужно поприседать, телом подвигать, ученики хотят сразу переходить к ударам. Ну хорошо, начинаем бить, я показываю, как бить, и в конце концов оказывается, что для усиления удара надо приседать. Так давайте поприседаем! Правильно, только это нужно было делать, когда я говорил. В технике нет несущественных мелочей, настолько всё связано, что отстраняя непонятное, лишаешь себя той частицы, которая впоследствии поможет тебе достичь более высокой точки. Через какое-то время начинаешь понимать, что нужно делать то, чего не делал год назад.
Сейчас обилие информации затрудняет обучение. Раньше с учеником можно было говорить гораздо проще, сказали: «Отожмись 100 раз!», он отжимается 100 раз. Сейчас начинаются вопросы, хочу, не хочу, буду, не буду. Человеку что-то не понравилось и он, не разобравшись, ушёл. Поэтому в целях сохранения стиля начальное обучение сейчас сильно облегчено. Потом, когда они доходят до более высоких поясов: красного, коричневого, они возвращаются к началу и учатся бить, смотреть, дышать. То есть занимаемся тем, что нужно закладывать на первых тренировках. Поначалу он хочет всего сразу – быть большим, сильным, уметь драться. Проходит время и он спрашивает, как нужно стоять во время удара. Опять начинается работа, он достигает следующего пояса и спрашивает, как нужно дышать. Опять работаем, он получает другой пояс и интересуется, как сжимать кулак. Если человек ищет и совершенствует себя, то такие вопросы он задаёт постоянно, поэтому я всегда стараюсь переходить к более простым вещам, которые являются фундаментом.

- Как должна быть построена методика тренировок?
- На сегодняшний день, те вещи, которые мы делаем, не обдумываются мною заранее. Я не классифицирую для себя технику, я это делаю для вас, чтобы вы смогли что-то применить, имея свой стержень. Например, вывод противника из равновесия: как можно это сделать и что только выведя противника из равновесия, можно его уронить. Чтобы сохранить и нарушить равновесие противника существует масса способов и упражнений, главное понять, что равновесие – очень важный фактор, и если вы будете всё это повторять, то часто будете получать подтверждение моих слов, когда вам удастся сбить противника на землю. Равновесие – одна из отправных точек, которой следует уделять внимание. Поэтому я сейчас стараюсь выдать то, что поможет вам в дальнейшем, уже без меня, многое понять и многого достигнуть. Методику своих тренировок каждый должен строить сам, исходя из своего опыта, целей и ощущений.
Структура моих тренировок всегда остаётся одинаковой: разминка, основная часть, отработка базы, ката. Но на разном уровне и этапе разное наполнение этих частей, потому что если ставить человека в известную заранее ситуацию, то ему легче расчитать свои силы. Если же он что-то испытывает впервые или не знает, когда будет закончено упражнение, он постигнет безграничность своих возможностей. Каждый человек одну и ту же информацию воспринимает по-разному из-за своего характера, интеллекта, темперамента, поэтому желательно к каждому иметь свой подход. Одному приходится долго всё разжёвывать, другой понимает с одного слова или движения. Я даю вам и образ, который должен открываться и тот, который открываю. Вы должны понять, что мысль – это материя. Человек мыслит образами, прежде чем что-либо сделать, он представляет образ. Этот образ может превратиться в физику, вы можете внести его в себя, воплотившись в этот образ, вы можете передать его на другого, можете его абстрактно поставить. Мастера многих китайских видов ушу входили в образ, подражая тигру или змее. Или наоборот – давали человеку свой образ мягкости, пластичности, ничтожества, зла, доброты и он с этим образом боролся. Человеку удобнее входить в образ и бороться с образом, нежели бороться с тем, что он есть на самом деле. Очень тяжело, когда нет образа, когда хочешь войти в образ, а его нет и не знаешь, где его искать. Поэтому образность мышления очень важна, её можно посылать и она физически воплотима как к самому себе, так и по отношению к противнику.

- Как создавалось советское каратэ?
К концу 70-х годов у нас была самая большая школа, если в других стилях было по 20-30 человек, то у нас на ежегодные закрытия сезона собиралось 300-400 человек. Во-вторых, Штурмин начал первый проводить легализацию Федерации. Он пришёл в Спорткомитет и предложил организовать Федерацию Каратэ, пригласить заинтересованных людей со всего Союза на учёбу, аттестовать, словом – провести работу в этом направлении. И так всё получилось, создали комиссию, в которой я тоже участвовал, как преподаватель. Штурмина должны были сделать председателем Федерации, но так как страна была социалистическая, то на эту должность поставили полковника КГБ Куприянова, который в каратэ ничего не понимал, но был полковником. Его функции ограничивались работой с бумагами, а основная часть легла на плечи Алексея Борисовича. Но так как к тому времени у него уже была Центральная Школа Каратэ с подготовленными инструкторами, то на базе нашей Школы всё это проводилось, проходило через наши залы, нашими силами, нашими учениками. Наша площадка была тем полигоном, где пробовались все стили, все соревновательные моменты, все показательные выступления, выяснялось, кто сильнее. Приезжали люди со всего Союза, как раз рижане первые приехали, поэтому наша школа была основной и дала такие плоды, которые видны и по сей день.
Первоначально никаких запретов не было, а что не запрещено, то разрешено, но а такого, что заниматься каратэ можно, тоже не было. Приблизительно тогда и в армии всё это началось, я как раз служил срочную, призывался весной, а зимой уже сдал экзамен на красный пояс и оказался единственным в дивизии человеком, который знал каратэ. Начал тренировать один полк, другой полк. Пригласили меня в Каунас, как раз тогда фильм снимали, ну а на Новый Год сдал на коричневый пояс. То есть в армии мне пришлось тоже много заниматься.

- Чем Вы занимаетесь сейчас?
- Мы продолжаем развивать школу Сэн Э, просто назвали свой клуб «Будо»; собрались такие же единомышленники, избрали меня председателем, я тренирую, мы выступаем. Образовались филиалы по подмосковным городам, создали Ассоциацию Клубов «Будо», я – председатель этой Ассоциации, наша структура есть в группе «Альфа».

- Когда Вы впервые приехали в Ригу?
- Это было давно, в 1979 году. Я как раз недавно демобилизовался, мы приехали вместе с Касьяновым, познакомились с местными ребятами, была специально организована большая тренировка, тогда ещё Травин Сергей возглавлял секцию, познакомились тогда с Сергеем Разживиным, Марисом и Андрисом Абилевыми, Сергеем Пантелеймоном. Мы провели ряд тренировок, мне очень понравилась Рига и с тех пор у меня о ней только хорошее и приятное впечатление. Понравились ребята, которые беззаветно и по-юношески открыто поверили во все наши деяния, мечты, рассказы, шли за нами очень верно. Они приезжали в Москву, останавливались, как правило, у меня дома. Мы с ними тренировались по нескольку часов и утром, и вечером, днём, на улице, в зале. Тренировки были очень жёсткие, плодотворные и с тех пор у меня дружба с Ригой не прекращалась. Здесь образовались филиалы, появилось много учеников, развились разные стили, Лёня Васильев стал заниматься Шотокан и вот, наконец, мы оказались в этом времени.

- Собираетесь ли Вы ещё приехать к нам?
- Если меня пригласят, то я, конечно же, приеду. Мне понравилось заниматься с вами, вы хорошие ученики и у вас правильное отношение к тому, что вы делаете. Если вам удастся с пользой применить то, чему я вас учил, то я буду считать свою задачу выполненной на 100%.

- Спасибо за интересную беседу и содержательные занятия!




Продолжая тему Сэн Э и советского каратэ, решил опубликовать статью и интервью с Романом Петровичем Стёпиным, напечатанное в первом номере журнала "Сильные духом" за 2001-й год.
Интервью взято после одной из вечерних тренировок мною и Арнисом Шауриньшем.
Надеюсь, многим будет интересно ознакомиться с этим материалом.
Сейчас, у Романа Петровича, направлений для мысли ещё больше. Он постоянно ищет новое, пробует на себе, потом- щедро делится с учениками.
Нюансов очень много. Вроде прямой удар( рукой или ногой), меняем акцент в его выполнении, и совсем другая энергия, другая мощь.
Учитель, спасибо!
:)
Большое спасибо за этот материал!

Завтра, в Понедельник буду у Романа Петровича в додзё - передам привет из Риги.

С уважением,
Горбунов Игорь
    • RUSH это нравится
Спасибо! Мы о нём помним и передаём наилучшие пожелания!
Роман Петрович поблагодарил вас, Итагаки, и передал большой привет. А потом мы потренировались. :)
Осс!

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56789 10 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии