Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Часть восьмая.

Автор: Итагаки, 12 Август 2012 · 1 541 views

По соседству снами занималась группа рукопашного боя «Самбо-Дух», руководителем которой был Анатолий Матюшенко. На тот момент он был официальным представителем Тадеуша Касьянова в Латвии, а также был и остаётся единственным латвийским обладателем чёрного пояса Сэн Э. Неожиданно мне позвонил человек, представившийся как Матюшенко и предложил пообщаться на предмет сотрудничества. Я радостно рассказал об этом Лосеву: «Представляешь! Мы можем привлечь в Шотокан целый филиал рижского Сэн Э!», на что Саня ответил: «Скорее это они хотят вернуть нас обратно под Касьянова!» и, как всегда, оказался прав. При личной встрече Матюшенко сразу же предложил взять нас под свою эгиду, и очень удивился прямому отказу. «Вы кто такие? – сказал он – Мне начхать на ваши бумажки! Вы состоите в Латвийской Федерации Каратэ? Шотокан у нас развивает Лёня Васильев!» Грубить ему при первой же встрече не хотелось. Я поинтересовался структурой их организации, правилами проведения соревнований. Пришлось долго цепляться к словам и определениям, чтобы прозвучало название «Сэн Э». Я кратко назвал несколько фамилий лидеров латвийского Сэн Э, с которыми мне приходилось плотно общаться, упомянул и своего Учителя, тон Матюшенко стал мягче и почтительней. «В наших соревнованиях – говорил Матюшенко – могут принимать участие представители всех стилей каратэ. Вначале они должны будут продемонстрировать ката, затем их могут допустить до боёв». «Как же Вы сможете оценить исполнение ката, которых сами не знаете?» - поинтересовался я. «Я – мастер! – последовал ответ – И я в состоянии понять исполнение ката любого стиля!». Это заявление развеяло все мои сомнения, я вежливо распрощался с Анатолием Матюшенко, и с тех пор более с ним не виделся. Ещё некоторое время он давал о себе знать, выходя с различными проектами празднования «Дня Города», восстановления крепости Даугавгрива, но постепенно «отошёл от дел», испортив свои отношения с Тадеушем Касьяновым. Совершенно случайно, тренируясь на юрмальском пляже в Булдури, с Матюшенко познакомился Юрий Кривой и Владимир Львов. Матюшенко предложил совместную тренировку, поиграл с ними в футбол, поделал кихон и ката, посвятил в некоторые внутренние дела Школы. После этого общения Володя сказал Юрию буквально следующее: «Не понимаю, Матюшенко – чёрный пояс Сэн Э, а так плохо в футбол играет!».
Летом 1994-го года состоялась ещё одна встреча, на этот раз это был Леонид Петрович Васильев. Про Васильева мы периодически слышали, как о специалисте «номер один» в латвийском Шотокан, но не имели возможности убедиться в этом «на деле». Виталий Трикулис получил приглашение посетить Конференцию Латвийской Федерации Каратэ от Мариса Абилева, сообщил мне об этом, и мы решили его принять. Участники Конференции разделились на «старожилов» и «новичков» - в первой группе были Абилев, Шестаков, Чернигов, Васильев, Айзпуриетис, Салтыков и другие, во второй мы с Трикулисом и его учениками и Янис Реймандовс (президент Латвийской Федерации Традиционного Каратэ). По классическому сценарию, «старикам» нужно было «поставить на место» «новичков», поэтому, взявший слово, Абилев обрушился на нас с претензиями, что мы, якобы, используем в своих целях то, что создано ими. «Мы – говорил Абилев – делаем рекламу каратэ. Устраиваем соревнования, приглашаем специалистов, тратим свои деньги для того, чтобы привлечь к нам новых учеников. А вы, не потратив ни копейки, перехватываете их у нас из-под носа!». Первым не выдержал Реймандовс, он рассчитывал, что ему пропоют дифирамбы за то, что он периодически приглашает в Латвию крупного специалиста Шотокан Масао Кавадзое, надеялся утвердиться на первых позициях, а тут такой неласковый приём и несправедливые упрёки. Перейдя на государственный язык, он заявил, что Конференция Латвийской Федерации Каратэ должна проводиться на латышском, и хлопнул дверью. Этот демарш прокомментировал Чернигов: «Ну вот, одним козлом меньше!». Потом Абилев взялся за нас – «что это ещё за новая Федерация Шотокан JKA? Чем занимаются в клубе «Эмпи»? «Эмпи» - это удар локтем! А за Шотокан у нас отвечает Лёня Васильев!» Тогда я встал и спросил: - «А кто такой Лёня Васильев?» Такого вопроса явно не ожидали и растерянно указали на Васильева. Тогда я коротко рассказал, кем являюсь и у кого занимался. Как ни странно, «стариков» больше впечатлило, что я – ученик Пантелеймона, а не обладатель первого дана от JKA России. Возможно, Шестаков вспомнил меня, поэтому разрядил обстановку, успокоив Абилева. Конференция потекла по другому, спокойному и конструктивному руслу, после чего мы подошли к Васильеву продолжить знакомство.
Васильев оказался полной противоположенностью Абилеву – тихий и вежливый, пригласил нас к себе в офис для продолжения разговора, куда мы и направились. Оказалось, что ориентиры у нас одинаковые, цели и задачи тоже. Васильев нарисовал интересные перспективы в сотрудничестве, пригласил посетить семинар английских мастеров, который должен был состояться через пару недель. Мы договорились встретиться на следующий день для просмотра учебных видеоматериалов, которых у Васильева было в изобилии. Мы не обманулись в надеждах – фильмы были увлекательными, запечатлевшими коронную технику лучших японских мастеров JKA, детальный разбор всех основных ката самим Накаямой. Безусловно, в то время теоретическая база Васильева была намного лучше нашей, осталось проверить ещё практические знания. Васильев изъявил желание «дать ответный визит», и был приглашён нами на общую закрытую тренировку в зал балетной школы, любезно предоставленный Юрием Кривым.
Мы с Юрием и Виталием представляли «Асахи», а Васильев со своим братом Владимиром и Жанной Агеевой – свою Академию Шотокан. Все были облачены в каратэги, но «работали» мы с Васильевым, остальные лишь наблюдали. Было решено сравнить стандарты классических ката Шотокан (накануне Васильев сказал, что практикует все 26 ката), ему, как гостю, было предоставлено право начать первому. Он начал с Хэйан Шодан, затем я повторял то же самое и мы обсуждали детали. Хоть стены васильевского офиса были завешаны сертификатами и дипломами, подтверждающими его высокие достижения, ничего «выдающегося» в его исполнении я не заметил – добротный средний уровень, никак не выше нашего. Никаких серьёзных замечаний от Васильева я так же не услышал, хотя чувствовалось, что ему хотелось за что-то «зацепиться». Перебрав Хэйаны, Тэкки, Бассай-дай и Джион, мы подошли к Канку-дай. Васильев начал исполнять Канку-дай, но в середине сбился и «перешёл» на Канку-шо, причём совершенно этого не заметив. В результате закончил ката он лицом в другую сторону, не понимая, как это у него получилось. Стало ясно, что практикует он «высшие ката» намного реже, чем ему хотелось представить. На этом «обмен опытом» плавно прекратился, и мы продолжили беседу на нейтральные темы. Кстати, это был единственный раз, когда я видел Леонида Васильева «в действии», в дальнейшем он только «одевал форму» с расшитым чёрным поясом и отдавал распоряжения. Потом в зал подошёл Лосев, которого пригласил я, они с Васильевым тепло пообщались, вспомнив «дела давно минувших дней», и последний «холодок» в отношениях был растоплен. Васильев пригласил нас на свои тренировки, и я начал их посещать. Его ученики - Новокшонов, Кудрявцев. Берёза, Дудоладов, Андреев, Зильберман, были очень хороши в кумитэ, но совершенно неправильно выставляли акценты в ката. Тренировки также не отличались оригинальностью – физическая разминка вначале, кихон и ката в середине, далее несколько спаррингов и завершающая «физуха» на износ – старая добрая школа Сэн-Э.
Посоветовавшись с Виталием, мы решили принять предложение Васильева и вступить в его «Академию Шотокан». Условия тогда были самые выгодные – за фиксированный годовой взнос (вполне приемлемый), члены Академии могли бесплатно принимать участие во всех мероприятиях, включая семинары и соревнования. Приехав в офис на улицу Варну, я известил Васильева о нашем решении, а заодно и предъявил все свои «регалии», выданные мне в России, включая и диплом Спорткомитета СССР, дающий право вести ПЛАТНЫЕ ТРЕНИРОВКИ ПО КАРАТЭ. Как потом оказалось, Васильев был шокирован из-за того, что считал себя единственным в Латвии обладателем подобного документа, а оказалось, что существуют ещё два «коллеги» - я и Виталий Трикулис. На тот момент в Академии Шотокан было всего четыре человека, аттестованных на чёрный пояс – Васильев (3 дан), Новокшонов (1 дан), Трикулис (1 дан) и я (1 дан). Ещё ранее в Академию вступили клубы «Танден» (Олег Немченко, 2 кю), «Схинри» (Алексей Быстров, 4 кю), «Кадзан» (Игорь Феткулин, 4 кю) и некоторые другие, названия которых мне уже не вспомнить. За лидерство с «Академией» (группами учеников Васильева) боролись «Тандем» и «Схинри», наше «Асахи» явилось четвёртой силой, которую следовало сразу же «обломать», дабы не пропустить вперёд. Тогда я об этом не догадывался, полагая, что мы на одной стороне «баррикад» и правила для всех одни, однако, первые же соревнования убедили меня в обратном. Спортсменов «Асахи» засуживали по «классической схеме» - не оценивали удары, которые «обозначались» по правилам, провоцируя контакт, а затем «душили» наказаниями. Не смотря на это, на юбилейном, пятом Чемпионате Академии (которые впоследствии официально решено было считать стилевыми Чемпионатами Латвии), две сборные команды «Асахи» разделили между собой первое и второе места в командном кумитэ (Чемпионы – Макрецкий,Королёв, Краснов), победив команды «Академии» и «Схинри», а Василий Хорошев и Павел Макрецкий смогли чисто победить сильнейших спортсменов «Танден» - Игоря Пономаренко (Чемпиона Мира FSKA) и Альберта Хижняка.
Взяв кассету с записями боёв своих учеников, я пришёл к Васильеву и попросил его прокомментировать судейские решения в вопиющих ситуациях. Ему пришлось признать, что оценки и замечания были вынесены неправильно, после этого засуживания «внаглую» прекратились, но симпатий к нам, естественно, не прибавилось. Подобные трудности «ломают» слабых, но закаляют сильных – год от года мы крепли, повышали свою технику, растили компетентных судей и заставляли с нами считаться. Выросла целая плеяда сильных спортсменов – Хорошев, Макрецкий, Королёв, Гурьянов, Бабиков, Винокуров, Безуглый, Грибкова, Фёдорова… Каждый из них пробивался к своим чемпионским званиям побеждая не только сильных и опытных соперников, но и судейскую необъективность. Мне было абсолютно всё равно, кто в нашей организации считается «главным специалистом», но никогда я не оставлял безнаказанным подобную несправедливость, поэтому всегда (единственный из всех инструкторов Академии) требовал от Васильева определений чётких критериев присуждения преимущества в соревнованиях, а после отслеживал «исполнения этих решений». Я ещё очень хорошо помнил собственные чувства, когда нечистоплотный судья «забирает» у тебя заслуженную тяжёлую победу и «дарит» её твоему противнику.
Васильев и его «политика» всё больше разочаровывали – обладая огромным количеством теоретического материала (книги и видео) он не только никому его больше не показывал (за исключением, может быть, своих лучших учеников), но и сам его не пересматривал, периодически обнаруживая вопиющую неосведомлённость и заблуждения. Фактически сразу же он «поменял установку» и стал требовать плату за участие в соревнованиях, а затем и в семинарах, не отказываясь при этом от оплаты годовых членских взносов. На мой вопрос о причинах такой перемены он ответил – «Я вложил в Академию 4 тысячи латов из своих собственных сбережений, а теперь я хочу их вернуть!». Конечно, об этом можно было сказать нам сразу же, обговорить все условия сотрудничества, а не «менять правила по ходу игры». Неискушённые в этих интригах, мы с Виталием решили принять и это, ведь объективно быть в составе большой организации было выгоднее, чем «вариться в собственном соку». Позже нам были навязаны и платные аттестации наших спортсменов на ученические степени. Первоначально, я принципиально не брал деньги за подобные экзамены, считая, что своей ежемесячной платой за тренировки ученик уже оплатил полученные от меня навыки, а пояс соответствующего цвета он сможет приобрести на свои собственные деньги. Такая установка не ставила меня в зависимость от количества аттестованных. В результате из двадцати претендентов экзамен выдерживали пять- семь самых лучших и достойных, а ситуация, когда экзамен пересдавали по нескольку раз, была самой обыденной и заставляла учеников готовиться ещё ответственней. Но платная аттестация была ещё одной статьёй дохода Академии, которая шла на организацию соревнований и семинаров (как нас уверяли), поэтому и здесь я не стал упираться, сделав это добровольным выбором своих учеников. «Если вы хотите участвовать в соревнованиях и семинарах Академии – сказал я на тренировке – то вам необходимо платно аттестоваться хотя бы на 10-й кю». Кроме того, чтобы как-то компенсировать расходы на аттестацию и участие в соревнованиях, я ввёл для некоторых своих перспективных учеников символическую оплату тренировок – 1 лат за месяц, а потом отказался и от неё, занимаясь с ними бесплатно. Я никогда не был (и не буду) коммерсантом, никогда не стремился преподаванием каратэ зарабатывать большие деньги. Возможно, это мой недостаток, который мешает мне «вписаться» в современное общество, поклоняющееся «золотому тельцу», но таков уж я есть. Я уверен, что есть достаточно жизненных ценностей, которые не покупаются и не продаются, а особь, желающая купить или продать ЭТО, уже не может называться человеком. Да, наша жизнь всегда была сложной, заставляла идти на компромиссы, но идти на компромисс с собственной совестью – это не для меня.
Ещё одним, несомненным, плюсом нашего членства в Академии была возможность каждый год заниматься на семинарах с Кеннетом Фунакоши, мастером 8-го дана Шотокан из США. Мы приглашали его семь лет подряд (с 1995 по 2001 года), и каждый год, занимаясь на всех его тренировках (для младших учеников и для старших инструкторов), я открыл для себя массу нового, найдя ответы на множество вопросов. Меня удивила позиция Васильева, которую он «озвучил» перед самым первым визитом Фунакоши – «На семинаре делайте так, как показывает японец, а потом так, как делали раньше». «А для чего же тогда мы его приглашаем?» - задал я наивный вопрос. «Для того, чтобы вы смогли сдать экзамены на чёрные пояса!» - последовал откровенный ответ. О том, что оплата за участие в семинаре перекрывала расходы на его проведение, естественно, не говорилось. Количество обладателей чёрных поясов за это время, действительно, выросло в разы, но ряды Академии поредели. Дело в том, что первоначально Фунакоши занял принципиальную позицию, отказываясь аттестовывать неготовых, которых было тогда около 90 процентов. Васильев и Немченко несколько минут уговаривали его присвоить пояса своим ученикам, «принеся в жертву» принципиальности кандидатов, лишённых протекции. В результате, все «обделённые» (Игорь и Вячеслав Феткулины, Артур Соломахо, Евгений Предыбайло) на этом экзамене, покинули ряды Академии и в том же году «получили» чёрные пояса в других организациях.
Васильев продолжал попытки «дозирования информации» - съёмка семинаров посторонними была запрещена (это ещё можно как-то понять), но и «лицензионное» видео приходилось ждать годами! Сейчас это перестало быть проблемой – интернет в каждой квартире – смотри что пожелаешь, а тогда информация была в цене. Но некоторые видео Васильев отказывался продавать за любые деньги – он не хотел, чтобы кто-то был «умнее его». Как-то он обмолвился, что Фунакоши привёз и продал ему всю серию своих учебных фильмов (8 кассет), снятых ещё в 1985-м году на «Пантерс Продакшнс». Про эти кассеты я знал из каталогов, на одной была записана вся программа ката, требующихся на 2-ой дан. Поскольку я собирался сдавать этот экзамен именно Фунакоши, то поинтересовался, могу ли я эту кассету приобрести, и сколько это будет стоить. «Мы подумаем!» - последовал ответ Васильева. Это ещё одна черта характера Леонида Петровича – он крайне неохотно принимает решения, особенно если ему не с кем посоветоваться. После моих неоднократных напоминаний он сказал – «Я запишу тебе все эти фильмы бесплатно!», чем несказанно меня удивил. История с записью тянулась год, а потом, ровно за день до моего экзамена Васильев торжественно вручил мне две кассеты с четырьмя фильмами и совершенно серьёзно сказал – «С тебя 50 лат!». Я отдал деньги и искренне его поблагодарил, ведь с его стороны это был почти подвиг.
Вспоминается ещё один забавный случай. Весной 2000-го года должен был состояться юбилейный «Кубок Чемпионов», который позже приурочили к приездам мастера и переименовали в «Кубок Фунакоши». Васильев хотел «придумать что-нибудь этакое», чтобы приятно удивить Шихана, но дальше именных безделушек, сработанных из золота, его фантазия не двигалась. Тогда я предложил каждому инструктору выбрать какую-либо ката и подготовить с учениками её бункай. Идея понравилась, стали обсуждать детали. В результате я разработал регламент (один участник выполняет ката, затем «команда», не превышающая четырёх человек, выполняет бункай), подготовил весь текст, кратко и ёмко характеризующий демонстрируемые ката, чтобы Васильев смог его прочитать. Однако, читать его отказался не только Васильев, но и «мастер разговорного жанра» Немченко. Почему они комплексовали, я не могу понять до сих пор. Текст пришлось читать мне, сидя за одним столом с Фунакоши. Мастеру очень понравилась эта демонстрация и он отказался назвать «победителя» из 15-ти команд-претендентов, говоря, что все были хороши. Тогда Васильев отдал первое место команде Новокшёнова (состоящую из бывших учеников Трикулиса) - Ганкаку, на второе место поставил команду Алексея Берёзы - Джион, а на третье – мою с Эмпи. Я же до сих пор пребываю в уверенности, что мои ребята, во главе с «маленьким самураем» Сашей Бабиковым, были лучше всех!






«Не понимаю, Матюшенко – чёрный пояс Сэн Э, а так плохо в футбол играет!».

давно так не смеялся!!!!! :lol:
п.с. спасибо интересные воспоминания! Осс!
Пересмотрел видеоролик, окунулся в воспоминания. Выступление моих ребят начинается в 7.33. Вначале я хотел "взять" Нидзюшихо, но на эту форму претендовал ещё один инструктор, команда которого, в итоге, ничего подготовить не смогла и не выступила. Кеннет Фунакоши говорил, что Нидзюшихо - его любимая ката и я хотел узнать его мнение о своём видении её смысла. Не сложилось.
Когда мы уже стали готовить бункай Эмпи, я узнал, что Эмпи продублирует ещё одна команда, но "отдавать" ещё одну форму не стал. незадолго до "премьеры" встал вопрос об очерёдности выступления. Я предложил самый не предвзятый вариант - выполнять ката в такой последовательности, в какой они включены в аттестационную программу Ассоциации Фунакоши. В итоге этот вариант устроил всех, ибо каждый инструктор выбирал ката по своему желанию.
Бункай Нидзюшихо я подготовил позже и мы включили его в программу нашего выступления на 3-м Фестивале Боевых Искусств.

http://www.ma-eshop....o.php?newsid=22

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5 6 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031