Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Часть третья.

Автор: Итагаки, 27 Май 2012 · 1 015 views

Из-за того, что в Риге широкое распространение каратэ совпало по времени с появлением школы Сэн Э, я полагал по-началу, что это такой же известный стиль, как Шотокан или Кёкушинкай и очень удивлялся, что никак не могу найти книгу, в которой бы описывался «стиль Сэн Э». Игорь упоминал ката, которые (по его словам) практиковали только в Сэн Э – Янцзы, Хэдоди, Хэчим, Тэнсё и Пангэ. Очень скоро одну из них я увидел на показательных выступлениях во время соревнований по каратэ в Доме Спорта «Даугава» (не путать со спортивным клубом «Даугава»). В самом начале выступлений свет в зале погасили, а диктор произнёс приблизительно следующее: «Каждое утро мастера каратэ начинали с тренировки», включился прожектор, в луче которого из положения сэйдза поднялся Сергей Травин (лидер латвийского Сэн Э и тренер Игоря) и начал делать ката. Луч был неподвижен, Травин находился на одном месте, но было полное ощущение того, что он двигается по всему залу. Разумеется, что я расспросил Игоря про это ката при первой же возможности и узнал, что это было Хэдоди (Восход солнца), и что есть ещё Хэчим (Заход солнца), то есть «мастера каратэ начинают день с Хэдоди и завершают Хэчим». Нужно ли говорить, что мне очень захотелось выучить эти ката? Очень скоро я смог увидеть в исполнении Игоря и все остальные «ката Сэн Э», за исключением Пангэ, которую тогда в Риге не знал НИКТО! Игорь делал эти ката настолько здорово, что мне даже не пришло в голову попросить научить меня чему-нибудь – было очевидно, что мне до них ещё расти и расти.
Но мы тоже не стояли на месте, тренировались с неукротивым рвением, конкурируя друг с другом, что только стимулировало общий прогресс. Неожиданно я открыл для себя ещё один источник информации – зал, где мы занимались в младшей группе каратэ, расположенный в здании Проектного Института на улице Горького 149 (ныне ул. Валдемара). На лицевой стене этого зала крепилось огромное зеркало, перед которым до начала тренировки собирались наши сэмпаи и корректировали свою технику. По этикету нам (ученикам), пришедшим в зал до начала занятий, следовало рассредоточится вдоль стен и тихонько разминаться, что я и делал, тайком наблюдая за инструкторами. Если они «ловили» кого-нибудь за этим занятием, то «шпиона» наказывали огромным количеством отжиманий, мне же везло, тем более, что я смотрел только на то, в чём ещё не до конца разобрался. Через месяц таких наблюдений я выучил Янцзы, по традиции уточнив все тонкости у Игоря. «Надо же, какой ты глазастый – нахмурился Игорь, узнав источник утечки информации – надо будет сказать этим разиням, чтобы не светились перед учениками!» С особой тщательностью некоторые из них выделывали Тэнсё, но разобраться в этих хитросплетениях без «проводника» не представлялось никакой возможности. Помощь пришла неожиданно, откуда не ждали...
Валеркина мама работала в милиции, а когда её сын офанател на каратэ, принесла домой книгу с грифом «для служебного пользования», которая являлась сборником книг Масутацу Ояма. Некто в Министерстве Внутренних Дел СССР решил сделать учебное пособие по каратэ для своих сотрудников, для этой цели перевели и напечатали на машинке весь текст, поместив рядом соответствующие фотографии из книг основателя Кёкушинкай. На тот момент это было самое полное учебное пособие, включающее в себя разминку, ударные части тела, базовую технику (стойки, удары, защиты и передвижения), а также все основные виды кумитэ, защиту на земле, от двоих нападающих, от ножа... В разделе «ката» были представлены две формы «Тайкёку Шодан» и «Тэншо». Нам и раньше попадались перефотографированные страницы книг Оямы, но такого «полного собрания сочинений» да ещё и на русском языке мы и представить себе не могли. Книга была предоставлена нам на неделю, за это время мы успели на кальку срисовать ВСЕ иллюстрации и переписать ВЕСЬ текст. Сейчас я не могу припомнить, была ли там информация о тираже, издательстве и типографии, но это было классическое «пиратское издание», выполненное государственным ведомством, бесспорный раритет для коллекционеров. У меня до сих пор хранится рукописная и собственноручно перерисованная копия этой милицейской книги – неоспоримое свидетельство моего фанатизма.
Это пособие повторило судьбу французского «комикса» - мы изучили его от корки до корки, выучили всю технику и парные упражнения, освоили Тайкёку, но раздел с Тэншо оказался «чёрной дырой». Он и был чёрным, в полном смысле слова – множество фото демонстрировали руки Оямы, одетого в чёрное каратэги на чёрном фоне. Были видны только руки, белые стрелки и номера, отмечающие порядок действий. Валерка, буквально гипнотизирующий страницы, вдруг изрёк – «Да ведь это же Тэнсё!». Мы схватились за головы – как же мы сами об этом не догадались!? Видимо сработала установка, что Тэнсё есть ТОЛЬКО в Сэн Э. Валерка довёл свой титанический труд до конца – разобрался и выучил Тэншо по книге, а затем растолковал всё это мне. Созвонившись с Игорем и назначив ему встречу, я сразил его фразой: «Игорь, а я знаю Тэнсё!». Это был нокаут – разговор состоялся перед входными дверями в коммунальную квартиру, на просторной лестничной клетке последнего этажа, уже давно служившей нам неформальным додзё. Не дожидаясь вопросов, я аккуратно выполнил все движения Тэншо, от поклона до поклона. В глазах Игоря застыл немой вопрос, слов он исторгнуть не смог. Я не стал издеваться над другом и рассказал ему всё, только книгу продемонстрировать не смог – на её вынос из квартиры Валерки было наложено табу. Нынешнему поколению, вероятно, и в голову не придёт учить технику (а тем более ката) по книге. Но ведь эти книги издавались, а зачем? Не для того ли, чтобы служить учебниками? Учебная литература сослужила нам хорошую службу, вот и тогда Игорь показал мне «правильные» движения Тэнсё и снял запрет на все остальные ката – мы делом доказали, что при сильнейшем желании каждый, кто ищет, обрящет! Тэнсё стало последней преградой к информационному допуску, выучив её без посторонней помощи, мы доказали чистоту своих помыслов и были допущены в некий круг посвящённых, который никогда никому и никем не оглашался.
Не последнюю роль в нашем прорыве сыграл легендарный Брюс Ли, которого Игорь буквально боготворил. Не то в шутку, не то всерьёз, он решил, что сможет стать его заменой (при этом ещё не посмотрев ни одного его фильма!). Игорь свято верил, что у Брюса остались шрамы на лице и теле после схватки с Ханом (Выход дракона), что его убила любовница, уколов золотой заколкой в затылок и т. п. Однажды, придя к нему в гости, я увидел множество бурых точек на его подтяжках (тогда носить подтяжки с джинсами считалось верхом крутизны). «Это что такое?» - спросил я, «Кровь Брюса Ли!» - последовал ответ. «Представляешь – рассказывал Игорь – решил я сделать эксперемент. Насыпал марганцовки в баночку с йодом. Думал, ни хрена не будет. Поставил банку на стол, сижу, делаю уроки. Как е..нуло!!!». Он продемонстрировал мне огромное бурое пятно на обоях. «Блин! Игорёха! Такоя маленькая баночка с йодом, а у меня вся рожа коричневая, все учебники и тетради к бениной матери. Ты не представляешь, что тут творилось!». В другой раз я принёс ему журнал с фотографиями из фильмов Брюса, каждый кадр он рассматривал минут по пять, отпуская комментарии: «Йоко по самое колено засадил!», «Маваши или ура-маваши хлестанул, да ещё и яйца руками прикрыл. Вот говно, какая техника!». Когда мой товарищ Саня Зубков съездил на летние каникулы в Крым, то вернулся с двумя цветными наклейками Брюса Ли из фильма «Выход дракона», одну он оставил себе, а вторую презентовал мне. Естественно, я показал её Врублевскому и увидел воочию картину, описанную Ильфом и Петровым в «Двенадцати стульях» (Эллочка-людоедка и ситечко). Игорь готов был душу продать за эту наклейку, я попросил его научить меня Хэдоди, а на вторую (Зубковскую) наклейку мы «выменяли» Хэчим. Безусловно, Игорь понимал, что я, рано или поздно, добьюсь своей цели и выучу все эти ката. Нужно было внести плату за то, что и ему досталось недёшево, и мы эго сделали. Последней формой стала Тэкки Нидан, которую Игорь «обменял» на рукописную копию книги Брюса «Джит-кун-до».
Игорь знал ещё два ката. Одну из них, Бассай-дай, мы выучили самостоятельно по книге Найто Такенобу «Входные ворота». Придя за консультацией к Игорю я застал у него в гостях одного из «молодых латвийских тигров» Бирича Андрея, который и показал мне все секреты этой формы (не входящей в официальный список Сэн Э) на том самом лестничном пролёте. Вторую ката – «Мо» (дерево), Игорь выучил на сборах. Это форма с саями, из-за отсутствия которых я не смог её тренировать. Валерка сделал бутафорскую пару саев из силового кабеля и изоляционной ленты, Игорь несколько раз продемонстрировал её, но позже уже не смог восстановить порядок движений. Ни до, ни после, я не слышал о такой ката с сай. Но в конце 70-х в рижском филиале Сэн Э изучению этой формы был посвящён летний учебный сбор инструкторов и старших учеников. Теперь о её истоках можно только догадываться.






Игорь,пишешь так,что когда читаешь имеется ощущение своего присутствия там.
    • Sancho это нравится
ката-наше всё)))

Сейчас я не могу припомнить, была ли там информация о тираже, издательстве и типографии, но это было классическое «пиратское издание», выполненное государственным ведомством, бесспорный раритет для коллекционеров. У меня до сих пор хранится рукописная и собственноручно перерисованная копия этой милицейской книги – неоспоримое свидетельство моего фанатизма.

интересно как это выглядит?
Уже боюсь что-то обещать :D , до сих пор не могу найти возможность отсканировать старые статьи о каратэ. Вам интересно как выглядит копия?
Да, очень интересно! как и все, что связанно с советским каратэ.
с интересом И.

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5 6 7891011
12131415161718
19202122232425
262728293031