Перейти к содержимому


  




Обретение формы. Часть первая.

Автор: Итагаки, 19 Май 2012 · 719 views

Первые годы моего знакомства с каратэ я многое для себя открывал. Масса вещей были для меня непонятны. Скажем, почему в каратэ есть удары ногами, а специальная обувь отсутствует напрочь? Для чего столько времени уделяется ударам по воздуху вместо того, чтобы нарабатывать силу этих ударов на мешках, как это делают боксёры? Какую цель преследует практика формальных упражнений «ката»? Как мне кажется, именно наличие в каратэ такого феномена, как ката, и приковало меня к себе на долгие годы, но обо всём по порядку.
Наши первые тренировки каратэ у самодеятельного «мастера» десятиклассника Кости, были достаточно практичными. Насколько я сейчас могу о них судить, при минимуме информации, Костя смог создать стройную методику обучения тому, что он считал «каратэ». Удары ногами и руками мы отрабатывали по самодельным мешкам, макивару нам заменял физкультурный «козёл», гимнастическое бревно и «конь», причём «шуто» и «тэйшо» мы били по бревну, а «сэйкен», «хиракен», «нукитэ» и «эмпи» – по коню и козлу (из-за их мягкой обивки). По команде мы обступали «снаряды» и под счёт слаженно долбили цель, на каждый десятый удар хором выкрикивая название исполняемой техники. Костя, считавший по-русски, внимательно следил за тем, чтобы все били сильно и громко кричали. Однажды его одноклассник и ассистент Фёдоров (забыл его имя, потому как все называли его «Фэд»), ожесточённо колошматя коня, упорно отмалчивался. «Фёдоров – среагировал Костя – почему не кричишь?», «Мне зуб вырвали – не разжимая губ проговорил Фэд – если крикну, вата вывалится!». Весь этот диалог проходил в коротких паузах между ударами, так как счёт не прекращался, что добавляло ситуации дополнительный комизм. «Шесть! Не вывалится!» - настаивал Костя, «Вывалится!» - не открывая рта гундосил Фэд, «Восемь! Не вывалится!», «Вывалится!», «Фёдоров, кричи! Десять!». Мы дружно гаркнули: «Гяку-дзуки!», затем счёт возобновился и удары наносились в молчании, которое неожиданно нарушил Фэд – «Я же говорил, вывалится!».
Похоже, о том, что в каратэ существуют ката, Костя не догадывался, а может быть считал это бесполезной тратой времени. Естественно, что тогда про ката ничего не знали и мы. Впервые я сделал ката не подозревая, что именно я делаю. Больше того, об этом не подозревал и мой наставник. Случилось это в «Даугаве», на утренней тренировке дзюдо, когда я уже учился в спортивном классе. Как-то мы разговорили нашего тренера, Анатолия Орлова, и он согласился «научить нас каратэ», если мы удачно отборемся на очередных соревнованиях. Тогда (в 1978-м году) в Риге уже появились официальные группы каратэ, в одной из которых тренировался мой товарищ Игорь Врублевский, и мы резонно рассудили, что новые знания нам не помешают. Тем более, имея некоторый опыт в дзюдо мы полагали, что успешно освоим и каратэ. Завоевав нужное количество призовых мест, мы получили подтверждение о готовности Орлова и слово он сдержал. В зал Анатолий Иванович принёс толстую пачку отксерокопированных листов какой-то зарубежной книги и, пока мы самостоятельно проводили разминку, разложил их по всему столу на манер пасьянса. Не знаю, пробовал ли он выполнять эти движения до этого, но руководил процессом уверенно – показывал движение (удар или блок), не утруждая себя объяснением, а мы повторяли за ним под счёт (до десяти и по-русски). Переодически он возвращался к столу, тасуя стопки листов и намечая новый сюжет. Ничего нового тогда для себя я не открыл, практика отработки «на козле» сразу же выделила меня из десятка «спецклассовцев», особенно когда стали отрабатывать удары ногами. И тут Орлов меня удивил, сверившись с бумагами чуть дольше обычного, он начал вести нас за собой по замысловатой схеме, разворачиваясь под неожиданными углами. Я хорошо запомнил три шага с «агэ-уке», из чего сейчас могу заключить, что мы исполнили фантазию на тему «Хэйан Шодан». Завершилась тренировка ударами по борцовской кукле, когда двое из нас держали её за руки, а остальные по очереди наносили ей различные удары ногами. Тут я опять отличился, легко доставая «Йоко» и «Маваши» до головы – практика у Кости даром не прошла! Время пролетело незаметно, нужно было собираться в школу и Орлов скомандовал построение. «Смотрите, – сказал он нам – отнеситесь к этим тренировкам серьёзно, на «Союзе» ребята будут очень хорошо подготовлены!». «А что, мы и в соревнованиях участвовать будем?» - вырвалось у кого-то из нас, «А как-же! – изумился Анатолий Иванович – Зачем же тогда мы всё это учим?». Больше с Орловым каратэ мы не занимались и ни на какие соревнования никто из нас не поехал... Через два года, на базе «Даугавы» стал тренировать Николай Стригин, заявлявший о себе, как о мастере Шотокан, но к тому времени я уже занимался каратэ в Сэн Э и эти тренировки меня не привлекли. Хоть Стригин и носил чёрный пояс, Пантелеймон был похож на Мастера куда больше.
Я уже писал, что главным источником моих знаний о каратэ тогда был Игорь Врублевский, впервые о ката я узнал от него. В очередной раз зайдя ко мне домой после своей тренировки, Игорь сказал – «А мы сегодня учили ката!». «Вы что, стали дрессировать кошек? – не понял я – Какого кота вы учили?». «Да нет, не кота, а ката! Это японское слово, означает формальный комплекс!» - просветил меня Игорь, и тут же изобразил Хэйан Шодан. Увиденное мне понравилось, что-то в этом было завораживающее, законченное, что-то говорило, что это и есть «настоящее каратэ». Я решил зарисовать этот комплекс, Игорь согласился попозировать. Я нашёл чистую общую тетрадь, шариковой ручкой с красной пастой жирно написал «ката» и нарисовал голову, после чего художественное вдохновение меня покинуло. Лет 20 назад, перебирая старые бумаги, я наткнулся на эту страницу в исписанной тетради – она использовалась как черновик для разных «дзюдо-каратистских» записей, но сейчас я её уже не найду – как и другие черновики, она канула в Лету...
Игорь очень быстро прогрессировал, что и не удивительно – его тренировки прекращались только тогда, когда он ложился спать. Другого такого фаната каратэ надо было ещё поискать, хотя, в то время это была типичная картина. Только Игоря от остальных отличало то, что он тренировался в сборной СКА со взрослыми дядьками и впитывал в себя всё, как губка, делясь новыми яркими впечатлениями со мной. Хорошо помню, как тёплым летним вечером, после посиделок я провожал его домой. Жили мы в одном квартале, через несколько домов, которые выходили в огромный общий двор. Уже стемнело, мы были одни, и тут разговор зашёл о ката. «Сколько же ты их сейчас знаешь?» - спросил я, и Игорь стал загибать пальцы, произнося незнакомые японские слова. Набралось восемь штук – пять Хэйан, Тэкки Шодан, Янцзы и Хэдоди. Меня заинтриговали как названия, так и сумашедшее количество – подумать только, Игорь смог запомнить восемь ката! Как это ему удалось? Я попросил его сделать что-нибудь, и он не раздумывая решил продемонстрировать всё. Мы пришли на детскую площадку, укрытую от окон деревьями и кустами, где между горкой и песочницей была довольно большая ровная поверхность. Я присел на скамейку, а Игорь, вытащив из кармана ключи, вышел на середину и осмотрелся. Смешливое лицо с весёлыми глазами вдруг разительно изменилось, как будто его загипнотизировали. Вытянувшись в струнку, как кремлёвский курсант, он отвесил медленный поклон и, цепко глядя в пустоту, прорычал утробным голосом: «Хэйан Шодан!». Далее последовали все восемь ката, выполненные чётко и размеренно, лишние движения отсутствовали, комментарии не звучали, тишину нарушали хлопки одежды, резкие выдохи и приглушённые крики (Игорь предупредил, что не станет кричать в полный голос, чтобы никого не напугать и не разбудить). Я сидел открыв рот от изумления – мне казалось невероятным, как можно запомнить такое количество различных движений, не сбиться с шага, не потерять равновесие после резких поворотов, прыжков, ударов ногами, как можно постоянно возвращаться в исходную точку... Никаких сомнений не было – я увидел настоящее каратэ, это каратэ колоссально меня впечатлило, мне захотелось обязательно научиться всему этому, и я понял, что это случится очень скоро.




Спасибо! До боли знакомо)))

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031