Перейти к содержимому


  




Важнейшее из искусств. Часть третья.

Автор: Итагаки, 22 Март 2012 · 636 просмотров

Ещё на один, «знаковый» для меня, фильм, я наткнулся совершенно случайно – в кинотеатре «Октобрис» показывали «Семь самураев» того же Акира Куросавы. Случилось это в 1982-м году, когда я был достаточно взрослым и уже многое знал про эту картину. Созвонившись с товарищем, Валеркой Калмыковым, мы купили билеты на текущий сеанс. Сюжет фильма был нам хорошо известен – о нём мы прочитали достаточно, и ожидали увидеть что-то вроде приключенческого фильма для «подростков и юношества», но по мере «погружения в историю», мы осознали, что он значительно глубже.
Не знаю, как это объяснить, но подобные фильмы привлекают моё внимание уже с самих титров – снятый в 1954-м году, «Семь самураев» был чёрно-белым, белые иероглифы на чёрном фоне в комбинации с мелодией зачаровывали. Создавалось впечатление, что его сняли тогда, когда и случилась эта история – в 1586-м году, так натурально выглядели действующие лица – крестьяне, самураи и разбойники. Реальность добавлялась ещё и тем, что дублирование было наложено «поверх» оригинального текста, через пару минут мы слышали только японский язык, а русский перевод появлялся в наших головах как бы сам собой. В нашем прокате фильм разбили на две серии, идёт он больше двух часов, и поначалу сюжет развивался неторопливо.
Крестьянин одной деревушки, собирая в лесу хворост, случайно подслушал план главаря разбойников совершить на неё налёт осенью и поживиться собранным урожаем. Узнав об этом, жителей деревни охватила паника и отчаянье, однако старейшина решил нанять для защиты самураев. «Мы же не сможем им заплатить!» - воскликнул кто-то, «А вы сыщите голодных самураев! – ответил старик – Медведь и тот из лесу выходит, когда ему есть нечего!». Несколько самых толковых крестьян отправились в ближайший городок, где им, после некоторых мытарств, удалось уговорить одного старого и опытного воина Камбэя, который и стал «главнокомандующим». Разузнав у крестьян местность, где расположена деревня и нарисовав план, Камбэй решил, что для защиты нужно семь человек. Не всякий ронин соглашался наниматься на службу к крестьянам, однако Камбэю удалось собрать под своё начало ещё пятерых воинов. Последним крестьяне привели силача, который повздорил с завсегдатаями местного кабака и сильно их поколотил. Избитые буяны проявили почтение, помирились с обидчиком и славно отметили новое знакомство. Изрядно выпивший силач представился самураем, однако тест на «профпригодность» с треском провалил, вдобавок в фамильном списке, который он предъявил в доказательство своего звания, он значился маленьким мальчиком, имя которого – Какутиё, прилипло к нему накрепко. Роль лжесамурая играл Тосиро Мифунэ, который замечательно перевоплотился в своего героя – крестьянина, решившего прикинуться ронином.
Какутиё уже давно наблюдал за Камбэем, явно ему симпатизируя, и вот ему выдался шанс присоединиться к отряду из шести самураев, однако те гнали его прочь. Весь путь до деревни Какутиё прошёл в отдалении, делая вид, что просто решил идти по той же дороге. Когда же путники достигли деревни, встречать их никто не вышел, деревня словно вымерла. Напрасно проводники-крестьяне бегали по улицам и криками сзывали односельчан – жители испугались самураев так же, как боялись свирепых разбойников. Вдруг тишину прорезал стук колотушки, извещающий тревогу. Выскочившие, как из-под земли крестьяне, толпами метались по деревне, зовя самураев на помощь – сигнал означал нападение разбойников! Камбэй и его товарищи с трудом утихомирили людей и стали допытываться кто и где видел бандитов, но таковых среди крестьян не нашлось. «Кто же поднял тревогу?» - удивился Камбэй. «Это я!» – сказал вынырнувший из толпы Какутиё и рассмеялся. « Что притихли? – обратился он к крестьянам – Когда мы к вам пришли, как вы нас встретили? А стоило мне пару раз стукнуть в колотушку, как тут же завопили: «Господа самураи, господа самураи!». Сразу прониклись уважением!». Контакт был налажен, а один из самураев вполголоса сказал – «Тревога не без пользы – вот нас и семеро!».
Нет смысла пересказывать весь фильм – кто-то его видел, а кто ещё не смотрел, тому лучше это сделать при первой же возможности (если вы читаете эти строки на Будо-форуме, значит в фильме точно не разочаруетесь). 30 лет назад мы даже удивиться не могли, так нас захватило происходящее на экране. Словно кто-то подслушал вопросы, над которыми мы бились, и устроил этот сеанс специально для нас. Там не было увлекательных и красивых батальных сцен, все бои проходили очень реалистично – кто-то промахивался, кто-то отчаянно трусил, кто-то яростно шёл на верную смерть. Всё было без прекрас, так, как это случается на самом деле. Меня поразил подход Камбэя к поставленой задаче – разузнав точное количестно нападающих, он тщательно отметил их кружочками на своей карте и скрупулёзно вычёркивал погибших. «Четверо всадников мчатся на юг!» – докладывал ему «адьютант» Кацусиро. «Ты же говорил – пятеро!» - удивился Камбэй. «Один убит стрелой!» - обрадованно сообщил Кацусиро. «Молодец, Горобэй!» - улыбаясь перечеркнул Камбэй очередной кружок. Чуть раньше подобную тактику я отметил в замечательном фильме «А зори здесь тихие...» - где старшина вёл строгий учёт убитым врагам. В «Семи самураях» растворено столько мудрости, что после каждого просмотра открываешь для себя что-то новое, а высказывания главных героев можно смело заносить в записную книжку – «На войне нужно всё делать бегом. Научитесь бегать и в обороне, и в атаке!», «Защищай другого и спасёшься сам!», «В защите должна быть брешь, засада – одной обороной крепость не отстоишь!», «У тебя вид, как у пугала, только разбойники не вороны и не воробьи!».
Отражая атаки врагов, самураи погибали один за одним, но, верные своему долгу стояли до конца и победили. В деревне остались четыре холма с воткнутыми катанами, глядя на них Камбэй задумчиво произнёс – «Бандитов больше нет, а мы опять живы...». Когда в зале зажгли свет, оказалось, что кроме нас фильм досмотрело человека четыре, остальные зрители давным-давно испарились, не желая тратить своё драгоценное время на просмотр «японского старья». Находку Куросавы потом ещё не раз использовали, американский фильм «Великолепная семёрка» - калька с «Семи самураев», которую, кстати, высоко оценил и сам Куросава. Про этот вестерн я также был наслышан, но смог увидеть его ещё позднее – в 90-х годах его показали по телевизору и я был удивлён тому, насколько бережно этот сюжет привязали к реалиям «дикого Запада».
Для меня «Семь самураев» нисколько не устарел, я его всегда пересматриваю с удовольствием и считаю одним из самых лучших фильмов (если не самым лучшим), посвящённых Будо.








Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
56789 10 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии