Перейти к содержимому


  




Вы можете гулять!

Автор: Итагаки, 06 Март 2012 · 684 views

Значение иероглифов дзюдо «гибкий путь» иногда трактуют как «победа ловкости над грубой силой», утверждая, что человек, освоивший технику, сможет одолеть превосходящего по силе противника. Очень быстро я понял, что дзюдо учит реальным навыкам настоящего боя – в его арсенале есть болевые приёмы, способные нанести противнику очень серьёзную травму, а так же удушающие захваты, способные лишить его жизни. Впрочем, показывать такую опасную технику нам не торопились, ограничившись изучением бросков в стойке и удержаний в партере. Это были «правила игры» в которую я с восторгом включился – начиналось всё на тренировке, когда мы отрабатывали действия на несопротивляющемся партнёре, потом то же самое делали в рандори (тренировочные схватки по заданию), в свободной борьбе, ну а вершиной этой «игры» были соревнования. Добиться досрочной (чистой) победы можно было удержанием (тогда за 30 секунд, сейчас за 25), болевым или удушающим, а так же безукоризненно выполненным броском. За все перечисленные действия судьи присуждали «Иппон» - одно полное очко, символизирующее безоговорочную и полную победу. «Иппон» можно было получить, набрав две оценки «ваза-ари», когда рефери объявлял: «Ваза-ари авасэт Иппон!» (складываю ваза-ари в иппон). «Ваза-ари» (приём был) называли пол-победы и присуждали за бросок, которому не хватало 1% до «Иппон» или за удержание в течении 25 секунд (сейчас 20 сек). Раньше критерии принятия решений для судей были немного другими и высокие оценки, такие как «Иппон» и «Ваза-ари» давали за очень красивые и чёткие броски с большой амплитудой, выполненные на высокой скорости и т.п. Но позже, чтобы стимулировать спортсменов к агрессивной и наступательной (то есть более зрелищной) борьбе, высокие оценки стали присуждать и за менее эффектные действия, которые раньше оценивали лишь как «Юко» (средняя оценка).
Меня всегда больше привлекала борьба в стойке, а не возня в партере по причине слабой физической кондиции – если в стойке мне ещё удавались различные манёвры, то лёжа мобильность снижалась, противник добивался выгодного захвата и решающего преимущества. Но и броски не давались мне сразу – то, что хорошо получалось на отработке и в рандори, не срабатывало на соревнованиях. Нужно ли говорить, что верхом желания было заработать "Иппон" именно за бросок, это было равносильно отличной оценки в четверти! Моим любимым занятием стало наблюдение за борьбой взрослых спортсменов во время тренировки (нам разрешали остаться посмотреть на их работу) и особенно на соревнованиях. Они демонстрировали красивую борьбу, а броски на «Ваза-ари» или «Иппон» были настоящими бриллиантами в этой шкатулке с драгоценностями!
Вместе со взрослыми тренировались и юноши, стаж занятий которых им это позволял. Одним из них был Роберт Ракишкис, невысокий паренёк лет 14-ти с зелёным поясом. Я его давно заприметил на соревнованиях из-за того, что он всех своих противников побеждал досрочно, зарабатывая высокие оценки красивыми бросками. Кроме того, создавалось впечатление, что у него абсолютно не было нервов - на соревнованиях он валялся на куче мягких гимнастических матов под канатами, читая книжку, услышав, что его вызывают бороться, аккуратно закладывал страницу, выходил на татами, проводил чистый бросок и возвращался к чтению. Очень скоро его способности я испытал на себе, когда меня выставили бороться на первенство клуба. Мы встретились во втором кругу, Роберт потянул меня на бросок через плечо (сэои-нагэ) и тут же провёл зацеп изнутри (о-учи-гари) – «Кока!». Поднявшись, я сходу улетел через голову (томое-нагэ) – «Юко!». Роберт не сбавлял темпа и подцепил мои ноги подсечкой (окури-аши-барай), беспомощно рухнув на татами я услышал – «Ваза-ари!». Терять было нечего. Я пошёл в атаку, ещё не до конца осознавая, что именно хочу предпринять, и тут, вместо лица Роберта увидел потолок, едва успев застраховаться – «Иппон!». Он высек мне ногу задней подсечкой (ко-сото-гари) так здорово, что от восхищения я даже не был огорчён поражением. Это была самая прекрасная экскурсия в мир дзюдо, заставившая меня взглянуть на технику иначе.
Свой первый «Иппон» я заработал на втором году занятий, когда в схватке с очень подвижным и агрессивным противником (Андреем Цырцаном, ставшим через год моим одноклассником) «сконтрил» его отхватом (о-сото-гари). Только что Андрей мельтешил у меня перед глазами, дёргая во все стороны, как вдруг я почувствовал, что НАДО бросать и он тут же оказался на татами, судья крикнул : «Иппон!» и ВСЁ ЗАКОНЧИЛОСЬ. Это был какой-то фокус, все мои следующие броски, оценённые в «Ваза-ари» или «Иппон» получались одинаково – я успевал подумать о том, что именно я делаю уже тогда, когда противник «шёл на посадку». Тело срабатывало само, для мыслей времени не оставалось. А эти мысли вкладывали нам в голову тренера, самым оригинальным из которых был Арис Рудзитис.
Однажды он, усадив нас на татами, подтащил к самому его краю длинный стол, развернув его к нам торцом и поставил на дальний его край двухпудовую гирю. Внимательно оглядев нас, он подозвал самого здорового – тяжеловеса Вовку Дубко и самого маленького – «мухача» Вадима Ваваева, все заинтриговано затихли, прикидывая, что за шоу нам сейчас устроят. «Ну ка – обратился Рудзитис к Дубко – столкни гирю на татами!» Дубко здоровьем обижен не был, от его толчка гиря проехала весь стол и грохнулась на пол. Рудзитис молча поднял её и водрузил на ближний край стола так, что её половина висела без опоры. «Ну а теперь попробуй ты» - сказал он Ваваеву. От лёгкого прикосновения Вадима гиря рухнула, подтверждая наличие земного притяжения. «Вот видите – начал объяснение Рудзитис – можно достичь одного и того же результата по-разному. Можно по-умному, а можно и «пердячим паром» (при этих словах все заржали, а Дубко смущённо опустил голову). Вы зря смеётесь – продолжал Рудзитис, это ведь я поставил такое условие! Гиря – это ваш противник. Чтобы его бросить, можно затратить огромное усилие, а можно вывести его из равносесия, или поймать момент, когда он это сделает сам и чуть подтолкнуть, не используя никакого напряжения. Вот это и есть смысл дзюдо – не пытаться перебороть силу силой, а использовать силу противника чтобы его же этой силой и победить!».
Каждую свою демонстрацию Арис Николаевич превращал в интереснейший урок и всякий раз, по окончании тренировок я покидал зал с сожалением - мне хотелось ещё! После одного такого показа я открыл для себя эффективнейшее оружие. Собрав нас вокруг центрального ковра (это было устоявшейся традицией) и взяв себе ассистентом Володю Скварковского, Рудзитис торжественно объявил: «Сейчас ребят, я объясню вам боковую подсечку «Дэаш-шь – барай»!» Он неторопясь закатал до колена свою правую штанину и то же самое проделал с левой штаниной Володи. « Когда противник двигается, то он сам, шагая, теряет равновесие, а затем его восстанавливает» – начал он объяснение, взяв захват и ведя Володю взад и вперёд, будто бы исполняя неизвесный танец. «Когда он уже перенёс свой вес вперёд, но ещё не поставил стопу на пол, вам нужно выбить её в сторону, одновременно с рывком руками в сторону, противоположенную подсечке. При этом вы должны выгнуть ударную стопу так, чтобы касаться стопы противника подошвой!» - Арис Николаевич продолжал водить Володю, комментируя и показывая движения рук, корпуса, ноги, но не выполняя броска. Напряжённый поначалу Володя успокоился и двигался пружинисто и легко, как в схватке. Внезапно нога Рудзитиса, из-за выгнутой стопы похожая на клюшку, мельнула белой молнией, а вслед за ней вылетели обе Володиных ноги и он оказался распластанным на татами. Над ним в полушпагате склонился Рудзитис, уперев руки в колени и, глядя прямо в наши восхищённые глаза, назидательно и весело произнёс: «Всё ребят, «Иппон»! Вы можете гулять!».
Смотрелось это эффектно, без видимых усилий противник подлетал в воздух и оказывался на спине! Я понимал, что такая «лёгкость» достигается тяжёлой работой, но был готов заплатить такую цену – оно того стоило. С этого момента я ещё внимательнее анализировал свои ощущения во время схваток, пробовал различные уловки, финты и обманы и научился таки использовать всевозможные подсечки с обеих ног. В дзюдо их набралось на целый букет - передняя, задняя, боковая, изнутри, в темп шагов, в отставленную ногу, словом, на все случаи жизни. Стоит противнику сдвинуться с места, вы можете сбить его на землю подсечкой - просто нужно научиться ими пользоваться! Прошло уже много времени (около года) когда у меня ноги стали «выстреливать» сами собой, всякий раз добиваясь результата, причём мне удавалось «валить» ребят постарше, посильнее и тяжелее, чем я. Свободная борьба со сменой партнёров (которых никогда специально не выбирали) завершала тренировки, а после вся группа делала несколько кругов «лёгким бегом» и после ритуальных поклонов можно было идти в душ. Однажды мой товарищ Александр Зубков, смеясь, пересказал мне случайно подслушанный диалог между двумя старшеклассниками Самойленко и Сапегиным (двукратным чемпионом Латвии) во время этого «финального забега». «Представляешь – говорил Самойленко Сапегину – только что у Сироткина на «Иппон» улетел!», «Подсечкой, да?» - догадался Сапегин.




Как продолжение этого рассказа хочу порекомендовать замечательный сюжет, в котором очень хорошо показаны различные этапы наработки подсечек. То, до чего я доходил сам, здесь буквально по полочкам разложено. Особенно приятно было услышать мнение, что "подсечка - это вершина техники" - я всегда думал так же. Ну и несколько рекомендованных комбинаций получались у меня в борьбе! Итак - приятного и полезного просмотра:

 

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
567 8 91011
12131415161718
19202122232425
262728293031