Перейти к содержимому


  




Очевидное невероятное.

Автор: Итагаки, 22 Январь 2012 · 777 views

В нашей жизни случаются такие вещи, которые, казалось, никогда не должны были бы произойти. Это, как в детстве, когда мечтаешь стать космонавтом, а когда повзрослел – на самом деле полетел в космос. Иногда, когда анализируешь какое-то значительное пережитое событие, вдруг понимаешь, что «база» под него, оказывается, была заложена десяток лет назад, когда ещё и помыслить нельзя было про то, что подобное может произойти с собой на самом деле. После этого начинаешь верить, что всё, происходящее с нами совсем не случайность.
Уже с первых тренировок дзюдо, в двенадцатилетнем возрасте, я твёрдо знал, что это «моё». Я имею в виду не спорт, а сам способ применения своих технических навыков для достижения победы над более сильным противником. Причём я уже тогда интуитивно чувствовал, что ментальный настрой не менее важен, чем физическая кондиция или техническое совершенствование. Начало этому осознанию положил (как я это сейчас понимаю) мой дед, боевой лётчик, ушедший в запас в звании подполковника. Служил он на Дальнем Востоке, участвовал в разгроме Квантунской армии, потом долго служил в Китае, воевал в Корее. Моим излюбленным занятием тогда было разглядывание его наград – ордена Боевого Красного Знамени, Красной Звезды и множество медалей, среди которых было три китайских ордена с профилем Мао, которыми он был награждён за бои в Корее (официально советские лётчики в войне не участвовали, поэтому корейские награды были им «не положены»). Дед очень мало рассказывал о войне, но о своих противниках, особенно о японцах, говорил с уважением, отдавая должное их боевому духу, очень хвалил китайцев, говоря, что если бы мы работали так, как работают китайцы, то уже давно бы построили коммунизм.
Чуть позже, за год до начала моих занятий дзюдо, я, совершенно случайно посмотрел в кино фильм «Знамёна самураев» (в 1975-м году) и был совершенно очарован увиденным. Дело даже не в том, что там было достаточно батальных сцен, которые я так любил (как и все мои сверстники), меня поразило отношение самураев к смерти, к долгу, к врагам, к жизни. Я уже говорил о феноменальной игре Тосиро Мифунэ, с той поры я не пропускал в кинотеатрах ни единого японского фильма, по капле собирая информацию обо всём, что было хоть как-то связано с Путём Воина. Не были исключением книги и журналы, в которых тоже встречались интересные материалы. В то время это подавалось как вопиющие факты агрессивности «японского милитаризма», но их «фанатизм» вызывал у меня только уважение. Именно тогда, из этих публикаций, я узнал о существовании «Хагакурэ» и выписал приведённые там цитаты в, специально заведённую, тетрадь. В журнале «Вокруг света» (не помню уже за какой год) я прочитал статью «Последний спектакль самурая». Там очень подробно описывалось, как преуспевающий писатель Юкио Мисима, захватив в заложники своего хорошего приятеля, генерала Сил Самообороны, потребовал собрать личный состав этой воинской части и обратился к ним с призывом «к мятежу». Мисима требовал отменить «позорную» статью японской Конституции, запрещающую иметь свою армию (которая была навязана американцами в условиях капитуляции), убеждая солдат и офицеров заявить о своём несогласии с этим решением. Однако, не получив никакой поддержки, он отпустил заложника и совершил сэппуку (харакири). Меня поразил этот случай так же, как некогда события фильма «Знамёна самураев» - но одно дело кино, а другое, когда цивилизованный современный человек ведёт себя так же, как средневековый самурай! Я ещё больше «сузил сито своих фильтров» и «накопал» массу материалов про самого Мисиму, его книги и про события того дня. Прочитал в каком-то журнале (кажется «Иностранная литература») его рассказ «Патриотизм», в котором описывалось, как молодой офицер, узнав о капитуляции Японии решил совершить сэппуку, так как не видел для себя жизни после такого позора. Придя домой, он посвятил в свои планы жену, поддержавшую его решение и попросившую его разрешить ей «следовать за ним». Мисима подробно описывал, как уходили из жизни эти молодые люди, что ощущал главный герой, когда вонзал меч себе в живот… Не знаю, какими словами можно передать моё состояние после прочтения этого рассказа, ведь Мисима прекрасно осознавал, что его ждёт, если его план не сработает, и всё же прошёл этот путь до конца! Оказывается, его сопровождали двое его учеников, посвящённые во все тонкости плана, один из них должен был стать кайсяку (человек, отрубающий голову самураю, совершившему сэппуку, обрывающий его нечеловеческие мучения). Когда Мисима разрезал себе живот, его кайсяку, молодой студент, дважды рубил его мечом, но от волнения попадал по плечу, тогда Мисима сказал ему: «Успокойся и сделай то, что должен!». Третья попытка удалась. Студент последовал за учителем, а его товарищ стал его кайсяку и остался жить, рассказав все подробности прибывшим полицейским.
Значительно позже я посмотрел художественный фильм, снятый по мотивам этих событий, прочитал «Хагакурэ», переведённую на русский язык, а также «Хагакурэ Нюмон» (Введение в Хагакурэ) Юкио Мисима, напечатанные российским издательством одной книгой. Когда я понял, что Мисима все свои поступки совершал, руководствуясь написанным в «Хагакурэ», я стал уважать его ещё больше – Мисима не был утопистом, он хотел привлечь внимание своих соотечественников к вопиющей несправедливости (как ему казалось), и сделал это ценой собственной жизни. Я никоим образом не хочу давать оценку его политическим взглядам, просто хочу сказать, что именно к таким соперникам, проявившим мужество и презрение к смерти, ВСЕГДА относились с уважением даже их самые непримиримые враги. Именно такому отношению к жизни и к людям учит «Хагакурэ», именно этого состояния я стремлюсь достигнуть, практикуясь в додзё.
У меня есть маленькая традиция - я собираю автографы мастеров и учителей Будо, которых почитаю за таковых, давая им на подпись книги, которые мне особенно дороги.
Когда я узнал Като сэнсея, то решил дать ему на подпись свою зачитанную «Хагакурэ». В самый первый его приезд в Латвию (если не ошибаюсь, это случилось в 2002-м году), мы уже были хорошо знакомы, поэтому, когда после семинара мы пошли поужинать в «Лидо» (Центр отдыха, знаменитый своей национальной кухней), я попросил его дать мне автограф. Увидев на обложке иероглифы «Бушидо» (Путь Воина), Като спросил, что это за книга, а когда узнал, что это «Хагакурэ», начал рассказывать о том, что у него был знакомый – Юкио Мисима, который занимался у него Шотокан, написал «Хагакурэ Нюмон»… тут я продолжил его повествование, рассказав то, о чём знаю. Удивление наше было взаимным – я был поражён тем, насколько «тесен мир», что я сижу за одним столом не только с величайшим мастером Шотокан, а ещё и с наставником Мисимы, а у Като открылся рот (буквально!), когда он услышал от «гайдзина» такие подробности «японских» событий тридцатилетней давности…
Взяв ручку, Като начертал два иероглифа «Бу» и «Кон», объяснив, что это его «второе имя», или псевдоним, которым его наделили коллеги. «Бу» означает «Предотвратить сражение» или «Воинский» (первый иероглиф в слове «Бусидо»), а «Кон» - синоним иероглифа «Шин» - «Душа, сердце и ум». Очень вольный перевод слова «Букон» - «Дух воина», а затем написал по-английски «Садашиге Като».
Это – один из многих эпизодов того, что поражает меня самим фактом того, что такое могло произойти на самом деле…


Прикрепленные миниатюры

  • Прикрепленное изображение





Спасибо за очень интересный рассказ!
武魂

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5678 9 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031