Перейти к содержимому


  




Последняя гастроль

Автор: Итагаки, 19 Январь 2012 · 624 просмотров

После того, как в конце 80-х годов прошлого века запрет на занятия каратэ перестал действовать, интерес к боевым искусствам вырос неимоверно. На этой волне появились шоу-программы, демонстрирующие различные боевые единоборства, на которые народ буквально валом валил. Нарождающийся рынок отреагировал моментально - есть спрос, будет и предложение. Такая "сборная команда" организовалась и в Риге - её костяк составляли ученики Олега Сидорчука, в недавнем прошлом Чемпиона ВС СССР по каратэ, президента Латвийской Ассоциации Кикбоксинга. Ребята демонстрировали постановочные бои, а их выходы "разбавлялись" танцевальными номерами девушек, которые позже перешли в рижский филиал балета "Тодес". Через общих знакомых нам предложили "влиться" в коллектив, и мы, подумав, согласились. На нас легла обязанность презентации ушу, боёв саньда, таеквондо и муай-тай (в период запрета мы всё это понемногу практиковали), а так же каратэ и кобудо. За выступления нам платили просто смешные деньги (в поездках мы тратили больше, чем зарабатывали), но нас привлекало не желание заработать, а возможность "проверить себя" перед массой незнакомых зрителей - своеобразный экзамен после нескольких лет занятий в подполье, жажда приключений, если хотите. С программой, которая постоянно менялась и совершенствовалась, мы объездили множество городов Латвии, Белоруссии и России - от Риги и до Саратова
С поездками и показательными выступлениями был связан один случай, о котором стоит рассказать. Постепенно зрители стали пресыщаться всевозможными зрелищами, да и «артистам» поднадоело разъезжать по всей стране. В итоге, Эдмунд Драгун -- организатор шоу, сократил состав «труппы» до минимума, а танцевальные коллективы «вербовал» на месте. Поздней осенью 1991-го года мы поехали в Оршу таким составом -- Эдмунд, я, Александр Лосев, Рубен Богданович, Жан Дедель и Виктор Битюцких. В качестве «поддержки» была приглашена команда местного КВН (Клуб Весёлых и Находчивых), а мы распределили между собой выходы и роли так, чтобы максимально разнообразить «картину мира боевых искусств». Гвоздём программы был Жан, который не только мастерски изображал Джеки Чана в боях с Виктором, но и ходил по стёклам и босиком, и на руках! На его спине ломали бетонную плиту, причём мы возили с собой лишь кувалду, а плиты «находили» на месте. Чаще всего просто «умыкали» из ближайшего парка. Однажды Жану крупно неповезло - плита оказалась с арматурой и раскрошилась только после четвёртого удара...
Вечером представления начались (их было два подряд). Первую смену отыграли хорошо, а в середине второй вышла заминка -- номер кавеенщиков почему-то затягивался. Выглянув из гримёрки, мы увидели, что в обнимку с капитаном у микрофона стоит какой-то пьяный «хмырь» и они дуэтом выводят песню про ворона. Думая, что нужна помощь, мы рассредоточились за кулисами, наблюдая. Закончив петь, «хмырь» обратился к залу: «Это была любимая песня Вована. Сегодня исполняется 9 дней со дня его гибели. Я хочу, чтобы все почтили его память минутой молчания!» Зал, набитый до отказа, медленно поднялся. Мы недоумевали, не понимая, что происходит. В проходе стоял милиционер в форме и только сочувственно улыбался. «Прошу всех сесть! -- скомандовал «хмырь» - Этот концерт считаю кощунством, поэтому запрещаю его продолжать! Если хоть одна сволочь выйдет сегодня на эту сцену, то до утра не доживёт!» Сказав это, он спустился в зал и, шатаясь, удалился. В зале повисла пауза, все подавленно молчали. К нам в гримёрку прибежал директор и попросил продолжить выступление. «Хмырь» был местным бандюганом, товарищ которого недавно «попал под раздачу», вот «братва» и «наложила вето» на наш концерт. «Не нужно бояться -- говорил директор -- они вас просто пугают! Отыграйте до конца, а мы вас сразу же на вокзал отвезём, с транспортом я договорюсь!» «Как хотите -- сказал капитан кавеенщиков -- но мы на сцену не выйдем. Вы уедете, а нам здесь жить!» Несколько минут назад, на сцене, мы демонстрировали боевую удаль, теперь мы просто не могли спасовать -- какие же мы, после этого, бойцы? Наше решение было единодушным -- мы отработали программу до конца, нам аплодировали стоя. Но вечер ещё не был завершён, предстояло самое интересное. Эдмунд рассчитал время так, чтобы нас подвезли на вокзал к самому отходу поезда, нужно было немного подождать. Боевой кураж стал проходить, неопределённость давила на мозги. Кавеенщики пустили по кругу трёхлитровую банку с самогоном, мы пили его из «горлышка», как воду, не чувствуя крепости. Ну вот и пора, пожав руки коллегам мы пошли к дверям, разбирая всё, что могло стать оружием -- саи, мечи, кувалду. Я шёл по коридору, сжимая сай (второй отдал Эдмунду), чувствуя себя одновременно и гладиатором, и камикадзэ. Мы встали в круг, сомкнув спины, на площади перед Домом Культуры, ожидая автобус и следя за обстановкой. Несколько минут ожидания показались часами -- на нас никто не напал ни на площади, ни на вокзале, мы сели в вагон и вздохнули облегчённо. Но всё было по-настоящему, мы готовы были биться насмерть и стали друг другу настоящими братьями по оружию. О том, что бы случилось, реши "бандиты" сдержать угрозу (а времени для реагирования у них было достаточно), не хочется даже думать. Это было наше последнее выступление, больше на "гастроли" мы не ездили. Не потому, что боялись повторения истории, просто закончилось это время - "актёры" и зрители перестали нуждаться друг в друге.




Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1234
5678 9 1011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Недавние комментарии