Перейти к содержимому


  




Самовар с медалью.

Автор: Итагаки, 16 Январь 2012 · 1 133 views

Нельзя обойти вниманием некоторые черты японского менталитета, которые тоже влияют на политику каратэ и других Будо. Когда я начал заниматься дзюдо (1976 год), я целенаправленно стал читать всё, что писали о Японии в то время, а также все книги японских авторов, которые мне попадались под руку. Одной из самых удачных книг, на мой взгляд, была книга В.Овчинникова «Ветка сакуры», которая в комбинации с сюжетами В.Цветова из «Международной панорамы», очень мне помогла в понимании многих вещей. Хорошо помню, как в телепередаче «Кинопанорама» (году в 1979-81) её ведущий Эльдар Рязанов, будучи в Японии, встретился с Тосиро Мифунэ, артистом, сыгравшем практически все главные роли в фильмах Акиро Куросавы. К Мифунэ я испытывал особенные тёплые чувства как раз из-за того, что увидев его впервые в роли Ямамото Канскэ (фильм «Знамёна самураев») в 1975-м году, на всю оставшуюся жизнь «заболел Японией». Мифунэ встретился с Рязановым у себя дома, был одет в спортивный костюм и держался несколько прохладно и сдержанно. Рязанов же наоборот, источал радушие, говорил ему приятные вещи о том, как его творчество любят и ценят в Советском Союзе, а в заключение преподнес сувенир – фарфоровый гжельский самоварчик, увенчанный чайничком. Мифунэ оживился и заулыбался, обеими руками взял подарок, стал с интересом его разглядывать, вертя так и эдак, начал его переворачивать, чтобы рассмотреть донышко. Тут, естественно, чайничек свалился и, несмотря на попытку Рязанова его поймать, разбился вдребезги. Рязанов тут же сказал о том, что по русскому обычаю считается, что посуда бьётся к счастью, но по лицу было видно, что он огорчён.
На следующий день я рассказал об этом своему школьному другу Валерке, с которым мы увлекались дзюдо, каратэ и всем, что с этим было связано. «Он специально разбил чайник» – сказал Валерка. «Как специально? – не понял я - Зачем это ему было нужно?» «Просто он не хотел принимать подарок, а отказываться – значит обидеть гостя – подытожил Валерка – он и встречаться-то с ним не хотел, иначе и оделся бы по-другому».
Я ещё раз прокрутил в голове вчерашний сюжет, потом вспомнил, что читал и видел про японские обычаи и решил, что Валерка вполне мог быть прав.
А через несколько лет эта история неожиданно получила продолжение, хоть и участвовали в ней совсем другие люди. В конце 90-х годов мы сотрудничали с Кеннетом Фунакоши, каждый год он устраивал семинары и аттестовывал наших инструкторов и спортсменов. Кеннет Фунакоши этнический японец, родившийся на Гавайях и проживающий сейчас в США (Калифорния), закончил японскую школу, получил традиционное воспитание, много общался с выдающимися мастерами Шотокан – Накаямой, Нишиямой, Канадзавой, Асаи и другими. Он состоит в дальнем родстве с основателем Шотокан Гичином Фунакоши, что позволило ему назвать свою организацию Ассоциация Каратэ Шотокан Фунакоши (FSKA). Наши тогдашние руководители сделали ставку на сотрудничество с ним, выдавая его за японского мастера (что было отчасти верно), и за семь лет его визитов, мы узнали от него много интересных вещей и в технике, и в истории, и в философии.
Случай, о котором я хочу рассказать, произошёл на аттестации, когда большая группа инструкторов держала экзамен на Шодан и Нидан. Практически, вся эта группа состояла из учеников президента Федерации (назовём его Петром) и его «правой руки» (назовём его Николаем). Все претенденты были действующими спортсменами и инструкторами, чёрный пояс добавил бы значимости и им, и их учителям, однако, у всех было очень много технических ошибок, особенно в ката. Я тогда экзамен не сдавал, а наблюдал за действием с балкона. Фунакоши очень внимательно следил за претендентами, записывая замечания против каждой фамилии. Когда экзамен закончился, Пётр с Николаем в компании с переводчиком, подошли к Фунакоши и очень долго что-то обсуждали. Фунакоши показывал свои записи, а Пётр и Николай что-то очень настойчиво ему втолковывали. Картина была настолько живописной, что всё было понятно без слов – Фунакоши не хотел присуждать даны, а ему объясняли, насколько важны эти регалии для всёх присутствующих. По требованиям FSKA на каждую степень дан необходимо знать минимум пять новых ката, а на Шодан даже шесть, это и было «засадой» - многие претенденты выучили их за неделю до экзаменов, нетрудно представить, как они их исполнили. Страсти накалились, видимо Пётр с Николаем «выложили последние козыри» - не дашь пояса, не будем больше тебя приглашать, и Фунакоши «махнул рукой». Начали подзывать «счастливцев» для вручения, подготовленных заранее, поясов. Фунакоши протягивал их с непроницаемым лицом, будто бы выражая соболезнования, а апогеем вечера стало вручение ему ценного подарка – эксклюзивной золотой медали «за огромный вклад в развитие латвийского Шотокан». Медаль блестела ликом в изящном деревянном футляре, под овации зала Пётр вручил её мастеру. Фунакоши, счастливо улыбаясь, принял её обеими руками. И тут меня что-то толкнуло изнутри – я уже наверняка знал, что произойдёт в следующие мгновения! Аплодисменты не смолкали, Фунакоши разглядывал медаль, как Мифунэ самоварчик, и с тем же радостным выражением лица, перевернул футляр кверху донышком. Мифунэ ещё можно понять – возможно, он видел самовар впервые в жизни, и думал, что снизу может быть что-то интересное. Но Фунакоши наверняка знал, что на днище футляра он ничего не обнаружит, зато он добился желаемого – медаль упала и покатилась по полу. Пётр с Николаем наперегонки кинулись за ней, как дворняги за костью, а на лице Фунакоши на мгновение мелькнула смесь брезгливости и озорства. Ну а я присоединился к аплодисментам зала – я был благодарен Фунакоши за этот урок, ведь он «сохранил лицо», а Пётр с Николаем его потеряли (хотя до сих пор уверены, что всё произошло наоборот).
Возможно, всё, что я сейчас написал, лишь мои домыслы. Но эти события случились на самом деле и были «разыграны» так, как будто Мифунэ и Фунакоши специально этому обучались за одной партой – ну не бывает таких совпадений. Восток – дело тонкое!

Прикрепленные миниатюры

  • Прикрепленное изображение





Спасибо за интересные рассказы об обычаях японцев.

Ну и так ... мое мнение
Фунакоши "сохранил лицо" ... может и сохранил в японском понимании, тока вот в человеческом понимании Честь потерял. Точнее продал :
"""Пётр с Николаем «выложили последние козыри» - не дашь пояса, не будем больше тебя приглашать, и Фунакоши «махнул рукой». """"
Жадность пересилила. О каком "лице" тут разговор? Если б он был японцем - он бы просто ушёл из зала и - всё! Но он Американец на 100% и для него деньги на первом месте.
Интересный рассказ.
Спасибо, очень интересно!

Спасибо за интересные рассказы об обычаях японцев.Ну и так ... мое мнениеФунакоши "сохранил лиц" ... может и сохранил в японском понимании, тока вот в человеческом понимании Честь потерял. Точнее продал : "Пётр с Николаем «выложили последние козыри» - не дашь пояса, не будем больше тебя приглашать, и Фунакоши «махнул рукой». "


Страсти накалились, видимо Пётр с Николаем «выложили последние козыри» - не дашь пояса, не будем больше тебя приглашать, и Фунакоши «махнул рукой».

Согласитесь, есть разница?
Мы же не знаем, почему Фуннакоши это сделал. А осуждать человека на основании предположений...
Спасибо, друзья, за ваши отзывы.
Особенно благодарен badment76, ведь именно это я и имел в виду - я могу только предположить, что именно было сказано, так как "читал по лицам". Опять же, одно дело наблюдать всё это, совсем другое - попробовать изложить то, что видел.
Да, Кеннет Фунакоши - американец, но и японцы не чужды коммерции, и я тоже был тому свидетелем...
На одной из своих лекций Фунакоши сказал примерно следующее: " Если Вам присвоили чёрный пояс, то именно Ваша задача повседневным тяжёлым трудом подтверждать, что вы достойны его носить"
По поводу "сохранения лица" и "продажи чести" - если за экзамен установлена твёрдая такса, то здесь уже понятия "лица и чести" сильно трансформируются. Я так думаю.

Декабрь 2016

П В С Ч П С В
   1 2 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031